» История модернизации Афганистана (часть 5)

Опубликовано: 09.06.2008 12:05 Печать

Автор: МЕНДКОВИЧ Никита

Об авторе: Историк, экономист, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

Крах режима Наджибуллы сделал вновь актуальным проблему власти и нового экономического курса, направленного на поддержание развития страны. Ряд исследователей полагают, что свертывание модернизационных процессов после 1992 года обусловлено принципиальной позицией исламской оппозиции. С.М.Акимбеков в частности писал: «Так как глобальные изменения традиционного афганского общества в годы советского присутствия и правления НДПА проходили в рамках процессов модернизации, следовательно, традиционные исламские ценности находились в этой стране в прямой конфронтации с самим процессом модернизации» . Однако нам представляется сомнительным, что мышление недавней оппозиции имело такой характер: раз идея принадлежит противникам, значит она изначально плоха.

Анализируя программные документы основных партий моджахедов, Исламской партии Хекматьяра и Исламского сообщества Раббани, можно скорей заключить, что они прекрасно понимали экономические проблемы страны, сознавали необходимость модернизации и лишь стремились ввести ее в рамки правил шариата . Экономические программы обеих партий были достаточно близки и подразумевали установление в стране социально ориентированной рыночной экономики, развитие кооперации, в первую очередь сельской. Принципиальными отличиями от программы НДПА был лишь полный перевод законодательства на основы шариата, возвращение конфискованных земель и половая сегрегация общества.

Проблемой пришедшей к власти оппозиции являлись не идеологические барьеры, а простое отсутствие навыков государственного и экономического строительства. Несмотря на то, что в период вооруженного противостояние с НДПА моджахеды контролировали значительные территории, нам неизвестны никакие программы оппозиции по налаживанию местной хозяйственной жизни. Исключением, видимо является разработка уранового месторождения в провинции Джаузджан в конце 1980-х годов силами Пакистана . Последующий распад государственных институтов, происходивший по мере крушения режима Наджибуллы, лишил новую власть административной опоры, которая могла бы обеспечить удержание относительной стабильности в стране.

В этих условиях моджахеды сделали худшее, что только могли сделать: вместо создания новых государственных структур на базе исламского духовенства и племенных элит они посвятили основную часть сил тому, что оспаривали друг у друга верховную власть. Передача поста Президента Себгатулле Моджаддеди в апреле 1992, во многом оставалась фикцией, из-за того, что за его кланом не стояли ни сильные партии, ни этнические группы. К тому же факт саудовского подданства этого политика не добавлял ему популярности.

Реальную власть в стране по-прежнему оспаривали ИПА и ИСА. ИПА обладала наибольшей военной силой, в ее отряды входило от 60 до 80 тысяч человек, однако за ИОА, а именно Ахмад Шахом Масудом, стоял авторитет борца с советскими войсками и слава главы отряда моджахедов. По официальной версии, именно отряды Масуда первыми заняли Кабул 25 апреля 1992 года (на самом деле он выиграл бой за город с отрядами Хекматьяра и Дустума). В конце июня явного перевеса достигло Исламское сообщество, так как кресло Президента занял Бурхануддин Раббани. Вначале ИСА добилось большого успеха, заручившись компромиссом с Хекматьяром, доверенному лицу которого, полевому командиру Фариду, был предоставлен пост премьер-министра в новом правительстве. Однако вопреки всем соглашениям бои между боевиками Исламского сообщества и Исламской партии продолжались и при Фариде, и после марта 1993 года, когда правительство возглавил сам Хекматьяр. Важным фактором повышения политической напряженности стал этнический состав нового правительства: к этническим таджикам принадлежали и сам Раббани, и военный министр Масуд, и глава службы безопасности Фахим, и даже представитель Хекматьяра — Фарид. В условиях традиционного доминирования пуштунов в административном аппарате такая ситуация выглядела в глазах общества, как гипотетическое взятие власти на Филиппинах китайским кабинетом или приход в России к власти Правительства, где ключевые посты занимали бы выходцы с Северного Кавказа.

Вооруженные столкновения явственно приобретали черты гражданской войны: с 1992 по 1994 по данным западных исследователей только в Кабуле и окрестностях погибло 40-50 тысяч мирных жителей. В этих условиях кабульское правительство просто не могло бы вести какую-то систематическую политику в стране, что усиливало автономию афганских провинций.

Герат перешел под контроль Исмаил Хана, поддерживавшего в то время тесные отношения с соседним Ираном, Кандагаром управлял «Национальный фронта» Гейлани, известного своей прозападной ориентацией. Джелалабад взял под контроль полевой командир Юнус Халес, известный своими близкими отношениями к арабским странам, а Кундузом управляла коалиция сторонников Масуда, Дустума и Надери . Дробилось и экономическое пространство: ряд местных лидеров произвели эмиссии собственных денег, так что по некоторым данным в Афганистане времен гражданской войны циркулировало 10-14 различных валют . В стране вплоть до 2002 года «ходили» национальные валюты соседних стран — Ирана и Пакистана.

Интенсивная гражданская война наносила огромный прямой вряд экономике, нестабильность, появление новых границ и рост чисто криминальных проявлений затруднили товарообмен между селом и городом, что, как часто бывает в период подобных кризисов, спровоцировало рост сельского населения, за счет миграции лиц, стремящихся к ближе к местам производства продуктов питания. Из-за этого или из-за попыток произвести реституцию земли снова начала падать величина земельного надела.






































Год 1990 1995 2000
Рождаемость 3222341 4029194 5064949
Смертность на 1000 населения 23 23 22
Потребление электроэнергии, млн. кВт. 11281 7451 5751
Средняя продолжительность жизни, лет 40,8 41,7 41,8
Средний надел на двор, км. кв. 0,47 0,31 0,28
Душевой ВВП, $ 248 157 125


С другой стороны, как показывает выше приведенная таблица , несмотря на все потрясения в стране имела место позитивная динамика демографических показателей, смертность сохранилась на прежнем уровне, и даже продолжила падение во второй половине 1990-х. Продолжился рост рождаемости и средней продолжительности жизни. Автору достаточно трудно объяснить причины этого явления. Как показало обследование ООН в 1996-1998 годах в питании населения Афганистана наметился существенный дефицит в 480 калорий, что должно было отрицательно повлиять на здоровье населения. Можно предположить, что сохранение позитивной динамики связано с изменением источника данных: в частности в случае представления продолжительности жизни мы опираемся не на демографическую статистику, а на экспертные оценки ООН. Сохранение динамики более раннего периода можно объяснить ухудшением учета населения в сельских местностях из-за войны и утраты сотрудниками Организации фактически нейтрального статуса, которым они обладали в период противостояния коммунистов и моджахедов. Деревня в наибольшей мере страдали от войны, притока мигрантов и падения уровня медицины, часто могли оставаться вне учета. В городах же, где ситуация в большей мере контролировалась местными полевыми командирами и сохранялись остатки социальных учреждений времен НДПА, уровень смертности удавалось удержать на прежнем уровне. Косвенно эту гипотезу подтверждают оценки прироста населения в городской и сельской местности: в сельской местности с 1990 по 1995 годы население выросло на 36%, а в городской на 51%.

Однако, возвращаясь к историческому контексту, следует напомнить, что процесс развития страны в 1990-е годы не был линейным. На 1994 год сложилась ситуация определенной стабильности. При поддержке Россией, Ираном и государствами Центральной Азии разных группировок в Афганистане возникло хрупкое и условное равновесие между появившимися в стране политическими силами. Выражаясь конкретнее, несмотря на сохранившиеся столкновения политических группировок и активность независимых банд, большинство сложившихся к тому моменту псевдогосударственных образований показали способность к самосохранению на протяжении достаточно длительного времени, что позволяло надеяться на консервацию «правил игры» в каждой из провинций.

С другой стороны, раздробление страны нарушало сложившиеся экономические связи не только с внешним миром, но и между регионами, что приводило к кризису промышленности и торговли. Кризис привел к разочарованию в идеалах моджахедов даже очень верных их сторонников. Например, публицист Касим Ахгар, ранее сражавшийся в отрядах оппозиции, теперь положительно отзывается о временах советского присутствия, сравнивая их с более поздним периодом. «Я, как человек принимавший участие в антисоветском сопротивлении, признаю, что в те времена народ жил лучше», — говорит он .



















































ВВП в ценах 1990 года, тысяч долл. Потребление электроэнергии, млн. кВт. Год
3857444 1128 1991
3917314 1015 1992
3121747 834 1993
2879651 815 1994
3024501 745 1995
3297661 675 1996
3630689 605 1997
4063387 580 1998
3823892 580 1999
2539204 575 2000
2299707 490 2001


Как показывает рассмотрение сравнительной таблицы абсолютного ВВП и потребления электроэнергии, в период с 1995 по 1998 годы, несмотря на непрерывное падение потребления, происходил рост национальной экономики. Это указывает, если мы опять-таки не имеем дело с ошибкой учета, на рост производства в сельском хозяйстве и технологических несовершенных предприятиях (кустарных мастерских). Косвенно эту гипотезу можно подтвердить сославшись, на существующую роль в настоящий момент в сельской местности Афганистана подобных мастерских, в которых по расчетам, проведенным нами на основе опроса, проведенного Независимой комиссией по правам человека в 2007 году, — периодически работает 55% населения . Я не исключаю, что эти данные завышены, однако роль кустарных мастерских в сельской жизни явно велика.

Их развитие именно в период гражданской войны более чем логично. С одной стороны деревня не может осуществлять эффективный торговый оборот с городом из-за войны и бандитизма, с другой — переживает приток городского населения, получившего определенные ремесленные навыки в период правления НДПА и промышленной революции. В этих условиях кустарные мастерские и сельские цеха становятся необходимым условием выживания для местного населения. Разумеется, подобные производства выпускали лишь наиболее простые орудия труда и товары, но и они становились важным фактором выживания в условиях гражданской войны.

Какую роль в этом процессе играли местные власти сейчас не представляется возможным уточнить. Нам известны лишь отдельные попытки ряда политиков реанимировать местную экономику, в частности намерения генерала Дустума возобновить добычу полезных ископаемых на подконтрольных ему территориях силами иностранных компаний. Попытка не увенчалась успехом во многом из-за политической нестабильности в стране. В условиях глобализации финансовых рынков страна раздираемая гражданской войной была наименее привлекательным объектом для производственных инвестиций. Единственное, что могло изменить эту ситуацию — географический и политический фактор, который бы сделал Афганистан в достаточной мере востребованным для того, чтобы инвесторы согласились вмешаться в его непростую политическую жизнь.

Наибольший интерес территория Афганистана представляла как возможное место прокладки газопровода из Туркменистана в Пакистан и Индию, для транспортировки туркменского газа в обход России. Первая такая попытка была предпринята в 1992 году, когда компания «Bridas» (штаб-квартира в Буэнос-Айресе) подписала договор с правительством Туркменистана о транспортировке газа в Пакистан. Однако ее попытка через посредничество Исламабада добиться стабилизации политической ситуации в Афганистане не увенчалась успехом, и Туркменистан разорвал договор с компанией в 1995 году . Проект обходного нефтепровода стал особенно актуальным в 1993 году, когда Россия прекратила транспортировку туркменского газа в Европу, чтобы расширить экспорт компании «Газпром», выделив туркменскому газу сложный украинский рынок.

Видимо, в 1995 году России, Туркмении и Пакистану удалось достигнуть компромисса в вопросе о строительстве транзитного газопровода в Афганистане. Предполагалось, что в проекте примет участие «Газпром» с долей 40%. Обязанности подрядчика будет исполнять американская компания «UNOCAL International Energy Ventures, Ltd» (45%) . Пакистан брал на себя обязательства обеспечить политические условия в Афганистане для успешной реализации проекта. Орудием для реализации этой цели стало движение «Талибан», которое должно было обеспечить зону стабильности между участниками договора для начала строительных работ. Забегая вперед, следует добавить, что в октябре 1996 года Россия была исключена из проекта, так как с взятием Кабула талибами надобность в политической поддержке Москвы отпала.

Описывая развитие страны в 1990-е годы нельзя не дать краткую характеристику политике движения «Талибан», которое достигло значительных успехов, объединив под конец своего правления от 80 до 90% территории страны под своим контролем. Важнейшими преимуществами движения были техническая поддержка Пакистана и идеи восстановления единства страны под флагом пуштунского национализма. Идеи восстановления довоенной стабильности, единства страны и, наконец, норм исламского права в стране пользовались большой поддержкой.

Еще одним важным козырем талибов был кадровый резерв, который позволял им с большей эффективностью реализовывать собственную политику. Как известно основу «Талибана» составляли ученики религиозных школ-интернатов «Джамаат-е ислами», расположенных на территории соседнего Пакистана. Эти училища давали не просто базовое среднее образование, которое имели не столь уж многие в стране, но, учитывая, что в их программу входил курс шариатских норм, давали выпускникам фактически специальную юридическую подготовку. По оценкам М.Фалькова, к концу войны эти школы прошло несколько десятков тысяч детей и подростков, несколько тысяч которых остались в Пакистане . Обнародованные афганскими экспертами новые данные позволяют говорить, что большая часть ключевых постов в разведке и оборонном ведомстве талибов принадлежали бывшим коммунистам-халкистам. Примечательно, что согласно этим данным, в ряде случаев духовные лидеры «Талибан» об этом не имели представления. Афганские эксперты полагают, что халкисты были «внедрены» в военные структуры талибов спецслужбами Пакистана. Ярким примером альянса между талибами и халкистами служит сотрудничество экс-министра обороны правительства Наджибуллы Шах Наваза Таная с талибами.

В условиях раздираемого войной Афганистана партия, располагающая столь квалифицированным кадровым составом могла, придя к власти, творить чудеса. На оккупированных территориях талибам удавалось радикально снизить преступность, разоружить население и восстановить товарооборот между городом и деревней. Западный журналист Маркус Бенсман отмечал: «С Талибаном в город пришел мрачный порядок. Музыка запрещалась. Мужчины должны были отращивать бороду, а женщины изгонялись из официальной жизни. Для девочек школы закрывались. Но пограничные посты сделали дороги безопасными. Бандиты больше не прицеливались в машины из гранатометов для того, чтобы заставить пассажиров платить дорожную дань. Из города исчезли дикие мужики с «калашниковыми» наперевес, а люди могли свободно заниматься повседневными делами. Базар был полон товаров, и купцы больше не подвергались рэкету.

Я опять встретился со своим аптекарем-таджиком. Он отрастил бороду, и старенький кассетный проигрыватель был спрятан. Он рассказал мне, что правила жизни выглядят достаточно жестко, но зато любой человек может безбоязненно выйти на улицу. Его сын опять пошел в школу, и он не опасается за него. Наказания и штрафы, которые применяет религиозная полиция, немного напрягают, но зато талибы вернули в город гражданскую жизнь.

Ариф Хан был оставлен талибами на посту губернатора, и я вновь посетил его. Он рассказал мне, что талибы запретили банды и разоружили население. Те, кто отказывался подчиниться, либо бежали, либо были повешены. На вопрос, почему Масуд не мог организовать такой же порядок, Ариф Хан только пожал плечами» .

Эта информация в целом подтверждается выше приведенными статистическими данными о размере ВВП, который стабильно рос с 1996 по 1998 год, в период распространения власти «Талибана» по стране. С другой стороны ряд авторов отмечают, что в благодарность за поддержку талибы позволили Пакистану осуществить демонтаж ряда предприятий на юге страны, хищническую эксплуатацию афганского леса , однако поручиться за достоверность этих данных мы не можем.

В целях краткости мы не будем здесь останавливаться на истории развития афганского наркорынка, который активно поддерживался талибами вплоть до 2001 года, когда их режим вдруг предпринял попытку его ликвидации. Опий и героин, производимый на его основе, являлись важной частью экспорта и в то время, однако нынешних своих масштабов наркорынок достиг лишь в последние годы, в период западного военного присутствия в стране.

Следует отметить, что ряд мер талибов, кажущихся нерациональными и шокирующими для европейцев, во многом восходили к специфическому пониманию национальной традиции. Так поражение в правах женщин, ограничения в одежде, запрет на преподавательскую и медицинскую практику, несомненно, в историческом плане смотрятся несколько иначе. Ведь в Афганистане женское равноправие было закреплено лишь после революции декретом НДПА. Для старшего поколения социальная политика талибов была лишь возвращение подзабытого старого. Впрочем, оговоримся, что эти меры нанесли объективный вред развитию страны, в частности увольнение женщин-педагогов, которые до прихода к власти талибов составляли большинство персонала школ, привели к радикальному падению уровня образования в стране: число учащихся первой ступени по данным ЮНЕСКО сократилось с 1995 по 1998 год на 20%.

И нельзя не признать, что, несмотря на официальный запрет музыки, телевидения и Интернет, представители Талибана не исключали полностью и навсегда использования современных технологий. Так национальный домен .af был зарегистрирован в октябре 1997 неким Абдулом Разиком, находившимся в Кабуле, на территории, контролируемой талибами, что указывает на источник данной инициативы.

Благодаря собственным успехам «Талибану» удалось добить определенного международного признания. Весной 1997 года между США и талибами проходили неофициальные переговоры о реализации того самого трубопроводного проекта, причем по некоторым сообщениям делегация представителей движения была принята официальными лицами в Вашингтоне .

Сейчас уже трудно сказать, чем именно руководствовались талибы и их союзники из «Аль-Каеды», начиная серию терактов против США, которые в конечном итоге привели к военной операции НАТО в стране и краху и режима. Данный вопрос не может быть однозначно разрешен на основе имеющейся в настоящий момент информации. И, видимо, его судьба в руках будущих исследователей.

Подводя итог описанию экономического развития страны в 1990-е должен сделать важное замечание, касающееся всех предыдущих очерков. При пересчете данных статистики ООН по первоисточникам мной было обнаружено, что данных об обрабатываемых площадях преувеличены в 10 раз, следовательно, речь везде должна идти о квадратных километрах, а не гектарах. Несмотря на то, что ошибка изначально допущена не мной, я приношу свои извинения читателям информационного портала «Афганистан.Ру» и обещаю, что этот момент будет исправлен при всех последующих публикациях очерков.


  1. С. М. Акимбеков Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. 2003.
  2. М. Ф. Слинкин Народно-демократическая партия Афганистана у власти. Время Тараки-Амина (1978-1979 гг.).
  3. Правда 25 августа 1988.
  4. The Nation.
  5. Unstats.un.org
  6. Афганистан.Ру.

Фото: afgha.com


Быстрая доставка материалов в Telegram

История

Другие материалы

Главные темы

Авторы

ФЕНЕНКО Алексей
НЕКРАСОВ Вячеслав
Дмитрий МИЛОСЕРДОВ
ДАНИШ Фахим
Омар НЕССАР
ИВАНОВ Валерий
Все авторы