» АКЦЕНТЫ НЕДЕЛИ: Политический процесс в Афганистане 6-12 марта 2017 года

Опубликовано: 16.03.2017 10:02 Печать

Движение Талибан

1.Делегация Талибана побывала в Китае. На минувшей неделе пакистанская газета The Express Tribune сообщила о поездке группы влиятельных политических представителей талибов в КНР в феврале 2017 года. Делегация Талибана состояла из пяти человек, среди которых — маулави Шахабуддин Дилавар, мулла Салам Ханафи, мулла Джан Мохаммад Мадани и доктор Салех. Возглавлял делегацию руководитель катарского офиса Талибана мулла Шер Аббас Станикзай. Визит группы талибских представителей состоялся по приглашению Пекина. Как сообщают пакистанские СМИ, «талибы рассматривали визит в Китай как часть программы по развитию отношений повстанческого движения с другими странами». «Этот визит был частью отношений политического представительства (Талибана в Катаре) с европейскими странами типа Норвегии, Германии, Франции, Великобритании, а также с соседними и региональными странами, — прокомментировал поездку в КНР талибский источник. — Но эти отношения нацелены на установление в Афганистане мира и на решение проблем путем переговоров». По словам другого источника The Express Tribune в руководстве Талибана, «будучи крупной мировой державой, Китай является главным ключевым партнером и хочет играть свою роль в установлении мира и стабильности в Афганистане, поэтому он и пригласил талибов». Главными вопросами в повестке дня встречи в Китае были восстановление мира в Исламской Республике Афганистан (ИРА) и обсуждение перспективы урегулирования конфликта между талибами и официальным Кабулом путем переговоров. Пакистанские источники отмечают, что февральский визит представителей Талибана в КНР был уже вторым в 2017 году – первый состоялся в начале января, вскоре после того, как в Москве прошли трехсторонние консультации по афганскому вопросу при участии России, Китая и Пакистана. «В середине февраля в Кабуле побывал спецпредставитель Китая по Афганистану Дэн Сицзюнь, который встретился с президентом ИРА Мохаммадом Ашрафом Гани и заверил его в том, что китайская сторона прилагает усилия для того, чтобы побудить талибов примириться с афганским правительством и приступить к мирным переговорам с Кабулом», — отмечают кабульские источники. По их словам, «тем самым, Дэн Сицзюнь согласовал с Ашрафом Гани контакты китайских представителей с делегацией Талибана». Ранее сам Дэн Сицзюнь отмечал, что «Китай на своих встречах с талибами всегда подчеркивал, что он признает афганское правительство и президента, и что для них (талибов) переговоры – это единственная возможность». Вскоре после возвращения делегации Талибана из КНР на официальном сайте повстанческого движения появилось специальное заявление. По мнению кабульских наблюдателей, на содержание этого заявления могли повлиять переговоры талибов с китайцами. Как следует их текста документа, талибы заявили, что для достижения своих целей и для разрешения конфликта в Афганистане «готовы следовать как путем войны, так и путем мира, путем политического решения конфликта за столом переговоров». По словам талибов, для них «война не является единственным выбором»: «Но если кто-то выбирает путь насилия, то и мы готовы к любым жертвам. Независимость нашей страны и установление исламского правления – это те благородные цели, которые мы будем защищать и за столом переговоров, и на поле боя». «После поездки в Китай лидеры Талибана снова подтвердили готовность к мирным переговорам с Кабулом, и, судя по всему, они это сделали по просьбе китайской стороны. Пока это единственный публичный итог встреч талибов в КНР, хотя, наверняка, есть и другие результаты, которые не предаются огласке», — комментирует ситуацию эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. По его словам, заявление Талибана о возможности переговоров было также спровоцировано попытками Ашрафа Гани добиться закрытия катарского офиса талибов: «Не случайно в заявлении повстанцев подчеркивается, что само существование в структуре движения Талибан политического представительства в Катаре доказывает, что они воюют не ради самой войны. Более того, талибы назвали достижение своих целей без кровопролития «наилучшим выходом» для себя. Тем самым, талибы дали понять, что закрытие катарского офиса станет доказательством того, что вести переговоры о мире с Талибаном никто больше не собирается, но это тогда уже будет позиция не талибов, а кабульского правительства и тех, кто его поддерживает за рубежом». По мнению Андрея Серенко, «угроза закрытия катарского офиса Талибана может лишь отчасти повлиять на генеральную линию «яростных мулл», но вряд ли станет решающим рычагом давления на лидеров повстанческого движения»: «Ситуация такова, что найдется немало стран, которые предложат талибам новые площадки под открытие политического офиса. Это могут быть Иран, Пакистан, некоторые республики Центральной Азии, Турция, Саудовская Аравия и, при определенных условиях, даже Китай и Россия. Вряд ли официальный Кабул будет заинтересован в переезде представительства Талибана в эти страны, так как это приведет к усилению их влияния на внутреннюю афганскую ситуацию»

2.Амрулла Салех займется реформами силовых структур Афганистана. На минувшей неделе президент ИРА Мохаммад Ашраф Гани, на основании пункта 13 статьи 64 Конституции страны, подписал указ о создании государственного министерства по делам реформ в секторе безопасности. Его руководителем в ранге государственного министра назначен бывший начальник Управления национальной безопасности (УНБ) ИРА Амрулла Салех. Одновременно Салех указом главы государства был назначен также на должность директора Высшего совета по наблюдению за назначениями высших офицеров вооруженных сил и сил безопасности Афганистана. В соответствии с указом президента ИРА, Амрулла Салех теперь будет обязан предоставлять рекомендации и давать советы президенту страны по поводу назначений и повышений в должности высших офицеров Афганской национальной армии (АНА) и национальной полиции. Он также обязан вести мониторинг реализации программ повышения квалификации высших офицеров АНА и МВД, предоставляя «профессиональные консультации президенту в этой области». Наконец, Салех должен будет наблюдать за состоянием сферы обороны и безопасности, политики и реформ в секторе безопасности ИРА, одновременно, давая «профессиональные советы президенту в этой области». Ашраф Гани своим указом предписал Министерству обороны и МВД сотрудничать с ведомством Амруллы Салеха. «Фактически, главной задачей нового государственного министерства и лично Салеха должна стать борьба с коррупцией в силовых структурах, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Назначение на высокие командные должности в АНА и МВД по знакомству или за взятки до сих пор было широко распространенным явлением в Афганистане. Итогом такой практики стало резкое ухудшение безопасности в стране – «взяточные» полковники и генералы оказались неспособными командовать подразделениями армии и полиции при отражении нападений боевиков Талибана и «Исламского государства» (ИГ). По этой причине силовые структуры несли большие потери. Задачей Салеха будет провести ревизию кадровых назначений в армии и МВД на ключевые командные должности и снизить влияние коррупции на этот процесс. Очевидно, что полностью искоренить коррупционные практики не получится, однако, возможно, удастся назначить профессиональных и эффективных офицеров в силовые структуры ИРА накануне начала весеннего сезона боевых действий». Директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар обратил внимание, что «указ Ашрафа Гани о назначении Амруллы Салеха на пост госминистра по делам реформ в секторе безопасности появился вскоре после нападения террористов «Исламского государства» на военный госпиталь имени Сардара Мохаммада Дауд Хана в Кабуле»: «Салех подверг жесткой критике «правительство национального единства» и силовые структуры ИРА за неспособность предотвратить это нападение и возложил за это ответственность на президента страны. Можно предположить, что новым назначением Амруллы Салеха Ашраф Гани рассчитывает, не только навести порядок в кадровой политике АНА и МВД, но и лишить нового госминистра возможности критиковать руководство страны». По словам Омара Нессара, «разговоры о возможном получении Салехом высокой должности в правительстве ходили давно, однако Ашраф Гани, в соответствии со своей излюбленной тактикой, предпочитал «подвешивать» кадровые и политические решения в отношении проблемных для него людей»: «Возможно, Гани не торопился бы и дальше выполнять обещание, данное Салеху, но обострение ситуации из-за атаки смертников ИГ на госпиталь в Кабуле, заставило президента пересмотреть свою стратегию». Омар Нессар отмечает также, что государственное министерство по реформированию и модернизации силовых структур и Высший совет по наблюдению за назначениями высших офицеров вооруженных сил и сил безопасности Афганистана имеют статус учреждений «вне кабинета»: «Другими словами, они формально не являются частью «правительства национального единства», которое возглавляет доктор Абдулла Абдулла, и сторонником которого считается Амрулла Салех. Новые госструктуры, учрежденные Ашрафом Гани, подчиняются лично ему».

3.США заявили о разработке новой афганской стратегии. На минувшей неделе представители администрации американского президента Дональда Трампа заявили о том, что Соединенные Штаты в настоящее время разрабатывают новую стратегию действий в Афганистане. «Думаю, мы находимся посередине всеобъемлющего обзора нашей политики в Афганистане, работая с афганскими партнерами, министром обороны и ключевыми военными руководителями, чтобы разработать наш подход по разгрому «Исламского государства», — сказал журналистам пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер. Судя по высказываниям командующего Центральным командованием США генерала Джозефа Уотела, сделанным на минувшей неделе в Конгрессе США, новая американская стратегия предполагает переброску дополнительного воинского контингента в Афганистан. «Да, в рамках новой стратегии мы планируем перебрасывать дополнительные силы (в Афганистан)», — сказал генерал Уотел, отвечая на вопрос председателя комитета по обороне республиканца Джона Маккейна. «Вполне возможно, что стратегия Трампа в ИРА будет реализовываться в формате новой американской миссии, официальной целью которой будет борьба с «Исламским государством», — прокомментировал ситуацию эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. – Сегодня в Афганистане параллельно реализуются две иностранные операции. Первая – антитеррористическая миссия США по борьбе с «Аль-Каидой» и Талибаном, которая действует в рамках двустороннего соглашения между Кабулом и Вашингтоном от 30 сентября 2014 года, и вторая – учебная миссия НАТО «Решительная поддержка» по обучению и подготовке афганских сил безопасности. Американцы могут либо увеличить численность своих войск в ИРА в рамках первой антитеррористической операции, либо же объявить о начале второй антитеррористической миссии – уже по противодействию «Исламскому государству». Судя по некоторым высказываниям американских представителей, в команде Дональда Трампа идея второй и параллельной – антиигиловской – операции в ИРА уже обсуждается. Очевидно, что это позволит новому президенту США избежать ответственности за результаты первой американской и натовской операций и более четко обозначить для общественного мнения цели и параметры собственно трамповской миссии в Афганистане. Остается пока открытым вопрос, как юридически будет обосновано проведение второй миссии США в ИРА, потребуется ли для этого согласие Совбеза ООН, или же будет достаточно действующего двустороннего соглашения о стратегическом партнерстве между США и ИРА от 30 сентября 2014 года, в рамках которого американцы взяли на себя обязательства по обеспечению безопасности Афганистана. Скорее всего, команда Трампа, если все же решится обозначить новую операцию в ИРА, не станет прибегать к ее согласованию с Совбезом ООН». На минувшей неделе очередные заверения в поддержке Кабула со стороны Вашингтона сделал госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Вечером 9 марта, в телефонном разговоре с главой исполнительной власти ИРА доктором Абдуллой, Тиллерсон подтвердил, что США продолжат оказывать поддержку «правительству национального единства» и афганским силам безопасности. «США и Афганистан — два стратегических партнера и отношения двух стран будут развиваться и впредь», — заявил госсекретарь США, также сообщив, что Вашингтон принял решение продолжить оказание Афганистану помощи и укреплять совместное сотрудничество в борьбе с терроризмом.

4.«Исламское государство» атакует Кабул и пытается закрепиться в провинции Логар. На минувшей неделе, 8 марта, боевики «Вилаята Хорасан» — афганского филиала «Исламского государства» (ИГ) — совершили резонансный террористический акт. Пятеро вооруженных боевиков ИГ (по сообщениям ряда СМИ, среди них было 2 выходца из Таджикистана) напали на военный госпиталь имени Сардар Мохаммад Дауд Хана в Кабуле. По сообщениям медиа-активистов ИГ в социальных сетях, целями нападения боевиков были афганские армейские и полицейские офицеры, находившиеся на лечении в госпитале. В результате атаки экстремистов, по данным Минобороны ИРА, погибли свыше 50 человек (38 из них – пациенты из числа сотрудников силовых структур), еще около 90 получили ранения (61 из них – опять-таки силовики). Представители ИГ утверждают, что во время атаки 8 марта были убиты до 100 офицеров АНА и МВД ИРА. По информации афганских властей, жертвами нападения стали также гражданские лица, женщины и несовершеннолетние. «Нет сомнений, что у боевиков ИГ были сообщники в госпитале, которые заранее предоставили им схему здания, показали скрытые подходы, обозначили палаты, в которых находились на лечении офицеры, — прокомментировали ситуацию источники в афганских силовых структурах. – Именно по этой причине пяти террористам, один из которых взорвал себя у входа в госпиталь в самом начале нападения, удалось убить и ранить такое количество людей. Сама эта атака показывает, что «Исламское государство» располагает разветвленной и достаточно эффективной агентурно-разведывательной сетью в Кабуле, в том числе, и на режимных объектах. Это позволяет предполагать продолжения террористических атак ИГ в афганской столице». Один из кабульских военных экспертов, анализирующий активность ИГ в столице ИРА, предположил, что в 2017 году боевики «Исламского государства» могут попытаться атаковать еще более серьезные режимные объекты, например, посольства США или Китая, а также объекты в непосредственной близости от президентского дворца «Арг»: «Это не означает, что атаки будут столь же успешными для террористов, как это произошло 8 марта. Однако, ИГ в ИРА сейчас больше интересуют рекламные возможности, задача экстремистов – не только наносить реальный ущерб, но и вызывать широкий резонанс от своих действий. Поэтому ИГ будет «повышать градус» в выборе целей для своих атак. На минувшей неделе афганские СМИ сообщили об активизации вербовочной работы ИГ в восточной провинции Логар. По данным местных силовиков, в различных частях провинции, в том числе в уездах Азра, Бараки Барак и в городе Пули-Алам началось распространение пропагандистских листовок с символикой ИГ: «Агитаторы «Исламского государства» пытаются привлечь в свои ряды логарскую молодежь. Примечательно, что в своих  прокламациях боевики ИГ пытаются вызвать симпатии населения провинции, обещая подавить талибов». Впрочем, по информации источников в Пули-Аламе, местное население не поддается пропаганде сторонников «халифата»: «Иллюзий на счет «спасительной миссии ИГ», направленной против Талибана, здесь никто не питает. Напротив, все понимают, что жизнь станет теперь еще труднее и опаснее. Раньше жители уезда Бараки Барак не могли спокойно жить из-за Талибана, теперь, с появлением ИГ, людям придется совсем тяжело». Впрочем, пока источники в администрации губернатора Логара утверждают, что до сих пор атак со стороны боевиков ИГ в провинции не происходило: «Пока вряд ли можно говорить, что боевики ИГ на самом деле вошли в Логар. Скорее, речь идет об активизации пособников экстремистов, которые стали распространять пропагандистские материалы этой террористической организации». Директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар считает, что появление боевиков ИГ в провинции Логар может стать дополнительной угрозой китайским экономическим интересам в этой провинции: «Известно, что компании из КНР уже несколько лет пытаются организовать промышленную разработку логарского медного месторождения Айнак. До сих пор это не удавалось сделать из-за активности талибов. Новые угрозы со стороны ИГ могут и вовсе поставить крест на айнакском проекте Пекина, если, конечно, афганские силы безопасности не предпримут дополнительных мер по борьбе с экстремистами в провинции». На минувшей неделе боевики ИГ также вновь обозначили свое присутствие в северной провинции Джаузджан – 9 марта они разрушили надгробия и подожгли мечети сразу на двух кладбищах в уезде Дарзаб. «Акты вандализма были совершены по одной и той же схеме: сначала боевики оскверняли места упокоения, а затем поджигали мечеть. Это почерк радикалов из ИГ, которые полагают, что, таким образом, борются с идолопоклонством», — сообщают источники в местной полиции. По их словам, действия сторонников ИГ вызвали возмущение у местного населения: «Люди считают, что это святотатство и требуют провести полицейскую операцию против преступников. Следует отметить, что идея проведения военной спецоперации против боевиков в уездах Дарзаб и Куш Тепа провинции Джаузджан уже обсуждалась с центральным правительством и получила одобрение. Однако, до сих пор точная дата проведения зачистки не назначена».

5.Туркменистан обвинили в поддержке талибов. На минувшей неделе один из лидеров политической корпорации «моджахедов», бывший губернатор провинции Герат Мохаммад Исмаил Хан обвинил Туркменистан в поставках оружия и боеприпасов отрядам талибов, действующим в западных провинциях ИРА.  «После того, как власти Афганистана сократили количество блок-постов пограничной полиции на границе с Туркменией, контроль над отдельными участками границы был ослаблен, — сказал Исмаил Хан, выступая 8 марта на совещании в Герате. — Таким образом, талибы получили возможность свободно перемещаться через границу и получать оружие у туркменской стороны». По словам Исмаил Хана, Туркменистан поддерживает связи с группировками талибов, действующими в северном регионе ИРА, в частности, в провинции Герат, и через границу снабжает их оружием и боеприпасами. «Сейчас по всей протяженности границы Афганистана с Туркменистаном осталось только два или три поста безопасности (афганской пограничной полиции), что совершенно недостаточно для предотвращения незаконных перемещений нежелательных элементов в обе стороны. Граница для талибов, фактически, открыта», — сказал Исмаил Хан. В секретариате генерального консульства Туркменистана в Герате обвинения Исмаил Хана о поставках Ашхабадом оружия талибам через границу опровергли. Кабульские эксперты считают, что обвинения Исмаил Хана в адрес туркменских властей являются продолжением похожих разоблачительных заявлений, которые ранее делались афганскими политиками и журналистами в отношении Таджикистана и России. «До сих пор никаких доказательств того, что таджикские или российские власти причастны к поддержке талибов в Афганистане, не представлено. Нет также никаких доказательств и в случае с Туркменистаном. Все это не более, чем слова, — комментируют ситуацию независимые афганские эксперты. – Можно предположить, что политическая мода в Афганистане на обвинение властей постсоветских республик в связях с Талибаном появилась после того, как некоторые российские чиновники публично признали наличие контактов с талибами. Да, эти чиновники пояснили, что контакты с Талибаном ограничиваются задачей обеспечения безопасности граждан РФ и дипломатических представительств, однако, для афганского общественного мнения это не стало оправданием». Ряд афганских наблюдателей посчитали обвинения в адрес Туркменистана «тонкой игрой» со стороны Тегерана: «Исмаил Хан тесно связан с Ираном и, возможно, его заявления 8 марта были согласованы с иранскими представителями. Обращает на себя внимание то, что обвинения в адрес Ашхабада были сделаны накануне начала реализации афганского этапа проекта Трансафганского газопровода (ТАПИ). Ранее Тегеран выступал резко против проекта ТАПИ, так как планировал построить собственный газопровод из Ирана в Пакистан. Потом публичная риторика иранцев в отношении ТАПИ перестала носить негативный характер, однако вряд ли само отношение поменялось. Поэтому нельзя исключать, что негативные высказывания Исмаил Хана в отношении Туркменистана, на самом деле, являются также демонстрацией иранского неудовольствия проектом ТАПИ, который скоро начнет сооружение нитки трубопровода на афганской территории».

6.Аресты сторонников Гульбеддина Хекматияра в Афганистане. На минувшей неделе афганские силы безопасности арестовали около 60 членов «Хезб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА), которые прибыли в ИРА для обеспечения безопасности и подготовки к возвращению в Кабул лидера партии Гульбеддина Хекматияра. По словам представителя ИПА Мохаммада Амина Карима, приказ о задержании сотрудников службы безопасности Хекматияра «отдали те люди, которые не хотят мира в стране, не хотят, чтобы мирные переговоры партии с правительством (Ашрафа Гани) привели к результату». Спикер «Хезб-и-Ислами» отметил, что около 60 членов ИПА были задержаны силами безопасности ИРА по дороге в Кабул и некоторые провинциальные центры. «Но эти аресты не окажут никакого влияния на приезд Гульбеддина Хекматияра в Кабул и на исход мирных переговоров», — подчеркнул Мохаммад Амин Карим. Пока представители МВД ИРА, сотрудники которого проводили задержания, а также председатель совместной комиссии по выполнению условий мирного договора между ИПА и «правительством национального единства» Акрам Хпылвак от комментариев воздерживаются. По словам кабульских экспертов, знакомых с ситуацией, за арестами сторонников Гульбеддина Хекматияра, скорее всего, стоят некоторые влиятельные чиновники, связанные с бывшим «Северным альянсом», и незаинтересованные в возвращении лидера ИПА в Кабул, а «Хезб-и-Ислами» — в легальную политическую жизнь Афганистана. При этом ряд экспертов прямо намекают на руководство МВД ИРА, афилированное с главой исполнительной власти доктором Абдуллой. Практически одновременно с задержанием сотрудников службы безопасности Хекматияра, представители ИПА выступили с заявлением о том, что мирный договор Исламской партии Афганистана с афганским правительством «выполняется слишком медленно». «И это слишком медленное выполнение условий мирного договора является главной причиной задержки возвращения Гульбеддина Хекматияра в Кабул», — подчеркивают представители ИПА. Ранее в «Хезб-и-Ислами» назвали три главных предварительных условия возвращения Гульбеддина Хекматияра в Кабул: создание условий для проживания лидера партии в столице ИРА (избрание места и обеспечение его безопасности), обеспечение условий для возвращения в Афганистан беженцев-членов партии (с выделением им земельных участков) и освобождение из тюрем заключенных-членов ИПА. По словам представителей «Хезб-и-Ислами», по состоянию на 8 марта, условия для проживания лидера ИПА в Кабуле не созданы, необходимые меры по обеспечению его безопасности не приняты, освобождение членов ИПА из тюрем идет медленно. Кабульские эксперты полагают, что следует ожидать новых попыток противодействия возвращению Гульбеддина Хекматияра в Кабул: «В срыве договоренностей между ИПА и дворцом «Арг» заинтересованы, прежде всего, лидеры и сторонники партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА). Очевидно, члены ИОА в силовых структурах ИРА могут быть использованы при организации новых провокаций в отношении лидера ИПА».

7.МВД Афганистана начинает кадровую реформу. На минувшей неделе Министерство внутренних дел ИРА объявило о введении более строгих правил приема на службу в полицию. По словам пресс-секретаря МВД Сиддика Сиддики, новые кадровые меры разрабатывались в рамках противодействия атакам перебежчиков, которые «представляют угрозу не только для безопасности служащих полиции, но и для их морального духа». В соответствии с новыми правилами, при поступлении на службу в правоохранительные органы ИРА новобранец должен представить двух поручителей, которые могли бы засвидетельствовать его благонадежность. «Чтобы это требование не превратилось в простую формальность, руководство МВД приняло решение привлекать к ответственности за совершение преступлений не только самого служащего полиции, но и его поручителей», — сообщают в полицейском ведомстве ИРА. Некоторые эксперты скептически оценили результативность подобной меры, напоминающей принцип заложничества. По их мнению, биография и связи новобранцев должны досконально изучаться кадровой службой МВД при активном содействии сотрудников разведки. «Разумеется, кадровую реформу в МВД нужно начинать с реформы кадровой службы полицейского ведомства, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Однако, в сегодняшних условиях ограниченности ресурсов, такие новые приемы работы с кадрами объективно являются конструктивными – это лучше, чем ничего не делать. Тем более, что атаки перебежчиков в системе МВД не прекращаются». Спустя несколько дней после появления информации о начале кадровой реформы в МВД ИРА, 10 марта, в южной провинции Забуль произошла очередная атака перебежчиков. Как сообщают источники в силовых структурах ИРА, двое сотрудников местной полиции расправились со своими сослуживцами: «Инцидент произошел на контрольном пункте между уездами Шинкай и Севри. Преступники, перешедшие затем на сторону боевиков Талибана, убили 8 полицейских, забрали их служебное оружие и скрылись». Источники, близкие к Минобороны ИРА, отмечают, что проблема надежности кадров силовиков есть также в южной провинции Гельманд: «Здесь нередко позиции армии и полиции, блок-посты и КПП сдаются талибам на коррупционной основе, то есть просто продаются за деньги. В частности, в ходе недавнего нападения отрядов Талибана на административный центр провинции боевикам были без боя сданы около 150 блок-постов, расположенных на дорогах, ведущих из уездов Ханашин и Гармсер в город Лашкаргах». В результате таких «коррупционных предательств», некоторые блок-посты талибов расположились уже в городской черте административной столицы провинции Гельманд.

8.Китай озабочен активностью «Исламского государства» в Афганистане. В конце минувшей недели, 12 марта, китайское государственное информационное агентство «Синьхуа» опубликовало аналитический обзор, посвященный ситуации в Афганистане. «По мере потепления погоды, приближается также и «весеннее наступление» талибов, при этом «Исламское государство» (ИГ) также непрерывно набирает силу. В этой связи есть основания для озабоченности дальнейшим ухудшением ситуации с безопасностью в Афганистане», — говорится в обзоре. По мнению аналитиков, на которых ссылаются авторы обзора «Синьхуа», «экстремистские группировки «промыли мозги» довольно большому числу афганцев, которые сочувствуют, поддерживают или даже вступают в повстанческие организации»: «Наряду с этим Афганистан — один из главных мировых производителей опиума, и многие вооруженные формирования занимаются торговлей и контрабандой наркотиков, что приносит им прибыль. Кроме того, официальные лица афганского правительства заявили, что некоторые государства по-прежнему поддерживают движение Талибан и другие вооруженные формирования, предоставляя им средства и оружие». Китайские эксперты считают, что правительство в Кабуле пока не имеет необходимых ресурсов для сдерживания боевиков Талибана и ИГ: «Афганское правительство стоит перед рядом других вызовов, в том числе политическим расколом и коррупцией, и у него не хватает сил для противодействия повстанческим организациям». Комментируя вылазки боевиков в различных частях Афганистана, авторы обзора отмечают, что «в Кабуле обстановка с безопасностью является даже более напряженной». Особое внимание китайские аналитики уделяют активности ИГ в Афганистане: «На афганской территории действуют многочисленные террористические группировки и повстанческие формирования, которые представляют серьезную угрозу безопасности в стране. Боевики, совершившие 8 марта атаку на военный госпиталь в Кабуле, принадлежали к экстремистской группировке «Исламское государство», которая за последние годы непрерывно усиливалась в этой стране. От их действий более всех страдает провинция Нангархар на востоке Афганистана. Недавно в ряде районов на севере страны также произошли нападения террористов ИГ, что свидетельствует о растущей активности этой экстремистской группировки».

9.В Афганистане утвердили форму электронных удостоверений личности. На минувшей неделе президент ИРА Мохаммад Ашраф Гани провел организационное совещание, посвященное подготовке к выборам в Волуси джиргу (нижнюю палату национального парламента). По сообщениям СМИ, в заседании приняли участие глава исполнительной власти доктор Абдулла Абдулла, председатели избирательных комиссий, послы стран-доноров, а также приглашенный афганским руководством бизнесмен Марк Браун, возглавляющий компанию, которая с 1981 года занимается вопросами информационно-технического обеспечения проведения выборов. В ходе совещания Марк Браун пообещал, что «для повышения прозрачности предстоящих выборов, а также снижения их стоимости при регистрации избирателей и проведении голосования будут использоваться самые современные технологии»: «Наши системы уже опробованы во многих странах мира, и теперь мы готовы оказать содействие обеспечению процесса голосования и в Афганистане». В ходе совещания стало известно, что власти ИРА наконец-то окончательно утвердили форму электронных удостоверений личности, с помощью которых будет происходить процесс регистрации избирателей и само голосование на избирательных участках. «Несколько месяцев власти не могли начать выдачу электронных удостоверений, тем самым, откладывая и сроки парламентских выборов, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. — Предметом разногласий был вопрос о том, какие именно персональные данные в них указывать. Главный спор разгорелся по вопросу об указании национальности владельца. Представители пуштунских политических групп настаивали на том, чтобы во всех удостоверениях в разделе национальность было написано «афганец». Напротив, представители непуштунских групп, таджикские, узбекские и хазарейские политики настаивали на указании индивидуальной этнической принадлежности избирателей. В итоге победила позиция пуштунов, и теперь владельцы всех удостоверений будут зарегистрированы, как афганцы». По словам директора Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омара Нессара, решение не указывать в электронном удостоверении индивидуальное этническое происхождение избирателя можно считать важной политической победой пуштунских политиков: «Многие непуштунские политики и общественные деятели утверждают, что пуштуны давно уже не являются национальным большинством в Афганистане. Если бы в электронных удостоверениях была указана индивидуальная этническая особенность избирателей, то тогда можно было бы в ходе выборов легко зафиксировать реальную численность пуштунов, таджиков, узбеков, хазарейцев и других народностей. Теперь это сделать невозможно, а. значит, пуштунские политики по-прежнему могут настаивать, что пуштуны являются этническим большинством в Афганистане». Утверждение формы электронных удостоверений избирателей является важным шагом в деле подготовки выборов в Волуси джирги, отмечает Омар Нессар: «Вполне возможно, что теперь они на самом деле состоятся в конце 2017 года, если, разумеется, правительству ИРА удастся решить вопрос с финансированием избирательной кампании».

10.США могут предложить Индии направить в Афганистан свой воинский контингент. На минувшей неделе основатель и президент Республиканской коалиции индуистов США (HRC) Шалабх Кумар заявил, что руководство Соединенных Штатов может предложить Индии направить в Афганистан свой воинский контингент для борьбы с терроризмом. По словам Шалабха Кумара, «США и Индия должны протянуть друг другу руки в борьбе с экстремизмом и терроризмом», и «будет очень хорошо, если индийские солдаты поддержат американских военных в других странах типа Афганистана». Республиканская коалиция индуистов США считается активным союзником нынешнего президента Дональда Трампа — во время недавней предвыборной кампании Республиканская коалиция индуистов США вела среди американских индийцев агитацию в поддержку Трампа. По мнению Шалабха Кумара, «США и Индия под руководством Дональда Трампа и Нарендры Моди могут сблизиться друг с другом гораздо более тесно, чем раньше». «Инициатива, озвученная президентом Республиканской коалиции индуистов США, может привести к обострению индийско-пакистанского соперничества в Афганистане, — считает эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. – Сомневаюсь, что афганское правительство одобрит идею ввода крупного индийского воинского контингента и размещения его в ИРА на постоянной основе, так как это немедленно вызовет бурную негативную реакцию Исламабада. В тоже время вполне возможно участие подразделений индийского спецназа в боях с террористами «Исламского государства» на афганской территории. Тем более, что несколько десятков граждан Индии сегодня воюют в рядах ИГ в восточной афганской провинции Нангархар. Лагеря ИГ в этой провинции индийские сторонники «халифата» используют для подготовки боевиков, которые затем возвращаются в Индию». По словам Андрея Серенко, 8 марта индийская полиция после 12-часового боя уничтожила боевика «Исламского государства» в одном из домов, расположенном в окрестностях Лакхнау — административного центра штата Уттар-Прадеш: «Очевидно, что число таких эпизодов будет лишь возрастать, поэтому индийские спецслужбы объективно заинтересованы в уничтожении активных сторонников ИГ из числа граждан Индии на дальних подступах – в Афганистане. Кстати, в этом смысле, индийские интересы в сфере обеспечения национальной безопасности совпадают с китайскими – Пекин также стремится уничтожать уйгурских боевиков-сепаратистов и сторонников ИГ еще на афганской территории. Возможно, на почве этого совпадения интересов Индия и Китай смогут сформировать новые общие поводы для сотрудничества в Афганистане».

Аналитическая группа «АКЦЕНТЫ».


Быстрая доставка материалов в Telegram

Без рубрики

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
КОРГУН Виктор
Юлия Митенкова
ХАНОВА Наталия
НЕКРАСОВ Вячеслав
Николай САЖЕНОВ
Все авторы