» Британская «формула победы» над талибами прошла проверку в Гельманде

Опубликовано: 17.12.2007 08:38 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

Об авторе: журналист, эксперт информационного портала «Афганистан.Ру».

Афганская национальная армия (АНА) одержала важную военно-политическую победу в провинции Гельманд. Город Муса-Кала, находившийся под контролем талибов в течение 10 месяцев, был освобожден за 5 дней подразделениями 205-й дивизии АНА при поддержке спецназа Великобритании, США и авиации западной коалиции. Талибан, таким образом, лишился важного плацдарма на юге Афганистана, являвшегося в 2007 году одним из центров подготовки террористов.

Одновременно с освобождением Муса-Калы, 10-11 декабря, афганские военные, при поддержке западных союзников, начали боевые операции против талибов в другом районе Гельманда – у города Сангин. За два дня боев талибы потеряли в сангинских боях не менее 120 боевиков, еще 70 получили ранения.

Декабрьские операции у Муса-Калы и Сангина дают основания предположить, что Кабул и командование британского 7-тысячного экспедиционного корпуса, расквартированного в Гельманде, приняли решение полностью взять под контроль самую «горячую» афганскую провинцию на юге страны. Другими словами, англичане и афганские генералы намерены лишить талибов сезонной зимней передышки, возможности подготовиться к новому весеннему боевому сезону 2008 года, стремятся не дать им использовать для этих целей гельмандский плацдарм. Таким образом, британцы и командование АНА рассчитывают уже в декабре сорвать весеннее наступление Талибана в одной из стратегически важных южных провинций Афганистана.

До сих пор из 12 административных округов провинции Гельманд, официальные власти контролировали только три. В 5 округах талибы господствовали полностью, еще в 4 контролировали ситуацию частично. Фактически, провинция Гельманд в 2007 году была исключена из административно-политической системы Афганистана.

Успешная операция 6-10 декабря может стать для Кабула и его западных партнеров началом долгожданного перелома на «гельмандском фронте». Хотя, разумеется, лидеры Талибана вряд ли оставят муса-калинскую операцию АНА и НАТО без ответа – в ближайшее время следует ждать попыток со стороны непримиримой вооруженной оппозиции отбить освобожденный город, либо нанести «ассиметричные удары» в других частях страны.

Операция в Муса-Кале представляется весьма перспективной не только из-за ее возможных военных последствий для боевого сезона 2008 года. Едва ли не более важное значение имеют успешные политические технологии, которые применили в муса-калинской операции британские партнеры Кабула.

Не смотря на то, что в боях 6-10 декабря английские и американские союзники сражались против талибов в Гельманде плечом к плечу, они по-прежнему оставались конкурентами в политических подходах к решению «муса-калинской проблемы».

Как известно, захвату талибами города Муса-Кала в начале 2007 года предшествовали переговоры, которые с лидерами боевиков при посредничестве старейшин местных племен, вели командиры британских частей, находящихся в Гельманде. Сам факт переговоров вызвал тогда недовольство у правительства Хамида Карзая и — в большей степени – у американского военного командования, которое подвергло критике действия британского генерала Дэвида Ричардса, одобрившего формулу муса-калинских договоренностей с талибами. «Формула Ричардса» предполагала отход от Муса-Калы как британских, так и талибских частей и передачу города под контроль старейшин племен.

Другими словами, английский подход к решению «талибской проблемы» не зацикливался только на достижении «цели-максимум» (полное уничтожение боевиков, взятие под контроль центральной власти самых отдаленных провинциальных населенных пунктов), но и был готов остановиться на достижении «цели-минимум» — ограничение влияния талибов, передача – через договоренности с командирами Талибана — провинциальных поселений под контроль местных племенных властей.

Английский генерал, в отличие от своих бескомпромиссных американских друзей, исповедовавших жесткие принципы борьбы с терроризмом, проявил политическую гибкость и мудрость, показав, что успешно воевать с Талибаном можно не только на поле боя. И действительно, какое-то время Мусса-Кала оставалась нейтральной, управляемой племенными старейшинами, что, безусловно, вполне устраивало Кабул и совсем не устраивало талибов. Поэтому разрыв договоренностей 2006 года стал лишь делом времени: в начале 2007 года отряды талибов вошли в Муса-Калу.

После этого «формула Ричардса» была немедленно раскритикована кабульскими властями и американским генералом Дэном Макнейлом, сменившим генерала Ричардса на посту командующего силами НАТО в Афганистане.

Последняя декабрьская операция афганской армии и англичан в Муса-Кале показала, что, несмотря на критику американцев, британцы не отказались от «формулы Ричардса», но, напротив, развили ее, дополнив «проектом сепаратного мира», который продемонстрировал поистине феноменальные результаты. Речь идет об интриге с гельмандским полевым командиром талибов муллой Абдул Саламом, благодаря которому удерживаемая Талибаном почти год Муса-Кала всего лишь за несколько дней вернулась под контроль Кабула.

Информация из открытых источников позволяет говорить о том, что проект поиска сепаратного мира с муллой Абдул Саламом начал реализовываться, как минимум, в октябре 2007 года. В самом конце октября неожиданно в нескольких афганских СМИ, со ссылкой на источник в правоохранительных структурах страны, появилась информация о тайных переговорах, идущих между эмиссарами президента Афганистана Хамида Карзая и влиятельным полевым командиром движения Талибан в южной провинции Гельманд муллой Абдул Саламом. Журналисты подчеркивали, что мулла Салам, который занимал высокие посты в правительстве талибов, дал согласие стать министром в кабинете Хамида Карзая. Характер публикаций напоминал сознательно организованную утечку информации, которая вполне недвусмысленно «подставляла» Абдул Салама: внезапно о его контактах с Кабулом стало известно всем.

История с октябрьским «сливом информации» о мулле Саламе пока остается загадкой. Заказчик «слива» так до сих пор и не проявился, хотя попытаться определить его можно, пожалуй, методом исключения.

Дискредитация муллы Абдул Салама была не выгодна англичанам, которые исповедовали «формулу Ричардсона» и поддерживали любые переговорные проекты с талибами, которые могли бы обеспечить раскол рядов боевиков.

Безусловно, не был заинтересован в рассекречивании факта контактов с муллой Саламом официальный Кабул, который с октября все больше дрейфует в сторону создания режима приоритетных отношений с Лондоном (по сравнению с США и другими западными странами). Уже 31 октября, на следующий день после публикации сведений о сепаратных переговорах с одним из лидеров гельмандской вооруженной оппозиции, пресс-секретарь афганского президента Хамаюн Хамидзада попытался опровергнуть их, заявив, что никаких тайных переговоров с талибами не ведется, и что никаких договоренностей с командирами непримиримой оппозиции нет. Теперь, спустя полтора месяца, достоверно известно – переговоры велись и договоренности были, а 31 октября Хамаюн Хамидзада пытался обмануть журналистов, чтобы спасти муллу Салама и проект сепаратных переговоров Кабула с ним.

В том, чтобы «засветить» факт переговоров гельмандского командира Талибана и Кабула и, тем самым, сорвать их были заинтересованы, пожалуй, лишь две силы. Во-первых, сами талибы. Однако, маловероятно, чтобы их доверенные лица сумели организовать достаточно масштабный сброс компрометирующей муллу Салама информации в афганские СМИ, да еще и от лица анонимных источников в правоохранительных органах страны. Да и зачем контрразведке и вождям Талибана заниматься тонкими и сложными интригами вокруг «предателя», когда можно было бы просто одним выстрелом решить проблему с его лояльностью?

Более реальной представляется версия о том, что огласку факта сепаратных переговоров осуществили американцы. Представители военной группировки США традиционно выступают против ведения каких-либо переговоров с командирами Талибана, предпочитая тайной дипломатии открытые боевые действия. По этому поводу между британским и американским командованием в том же Гельманде уже не раз возникали трения. Дело доходило до того, что командиры английского спецназа летом 2007 года отказывались проводить совместные операции с американскими коллегами и даже требовали убрать их из зоны ответственности британцев. Так что, у американцев, выступающих против реализации «формулы Ричардса» в Гельманде, была заинтересованность в срыве переговоров эмиссаров Хамида Карзая (наверняка тесно взаимодействовавших с английскими разведчиками) и муллы Салама).

Технические возможности для «слива» информации о переговорах у американцев также были весьма неплохие: как известно, люди ЦРУ достаточно уверенно чувствуют себя в афганском УНБ. Источник же, передавший журналистам сведения о сепаратных переговорах в Гельманде, находился в «правоохранительных органах» Афганистана. Маловероятно, что это была местная полиция…

Впрочем, несмотря на усилия противников сепаратных переговоров, операция прикрытия муллы Салама, осуществленная Кабулом и, вероятно, британскими партнерами, удалась. Это позволило Абдул Саламу 6-10 декабря сыграть решающую роль в операции по взятию Муса-Калы частями афганской армии. По оценкам экспертов, именно переход муллы Салама и 200 его боевиков на сторону АНА заставил остальных талибов отступить и сдать город кабульским войскам.

История с подготовкой и проведением операции по освобождению Муса-Калы и сепаратными переговорами с Абдул Саламом показала, что британская технология борьбы с Талибаном не только остается одной из самых эффективных, но и постоянно совершенствуется. После событий 6-10 декабря, впрочем, следует говорить уже о «формуле Ричардса-Салама» — как о проверенной на практике технологии победы над талибами. Анализ этой технологии позволяет говорить о трех этапах реализации «формулы победы», которая, очевидно, пускай и не буквально, может быть использована и в новом боевом сезоне в Афганистане.

На первом этапе представители Кабула и западной коалиции делают все возможное для прекращения огня и начала переговоров с командирами талибов, целью которых является убедить «яростных мулл» в необходимости передачи власти над тем или иным населенным пунктом или районом в руки местных властей (старейшин племен и родов). Цель этого этапа «формулы победы» — заставить талибов ввести локальный мораторий на боевые действия и добиться их согласия на делегирование властных полномочий племенным авторитетам. Западные военные понимают, что мораторий не продлится вечно и даже долго, и будут пытаться максимально использовать организованное «мирное время» для реализации задач следующего этапа «формулы Ричардса-Салама».

На втором этапе начинается поиск «слабого звена» в рядах командного состава талибов, которые «заморозили» активные боевые действия. Главная цель – найти нового «Абдул Салама», командира, имеющего возможность своими действиями оказать серьезное влияние на боевые возможности талибов и при этом тяготящегося своим нынешним статусом (другими словами, готового рассмотреть предложение стать министром в центральном правительстве, губернатором, депутатом парламента и т.д.).

Когда такая фигура находится и новый «Абдул Салам» оказывается готов перейти на сторону Кабула, начинается реализация третьего, заключительного этапа. Части афганской армии и западных союзников начинают боевые действия против временно «помирившихся» талибов. На этом этапе главной задачей очередного «Абдул Салама» является создание такой ситуации, при которой отряды талибов не смогут оказать серьезного сопротивления наступающим кабульским войскам. Другими словами, приобретенный агент влияния обеспечивает «сдачу города» (района, боевых позиций и т.д.), тесно координируя свои шаги с частями АНА и западного спецназа. Боевики, попавшие под перекрестный огонь или преданные одним из своих командиров, в этом случае обречены на поражение.

После завершения операции по «формуле Ричардса-Салама» Кабулу остается только сдержать данное агенту влияния обещание и максимально проинформировать своих противников о тех материальных и политических выгодах, которые «троянский конь» получил в результате перехода на сторону Кабула.

Опробованные с успехом в Муса-Кале новые британские технологии борьбы с Талибаном, безусловно, являются более эффективными, по сравнению с бомбардировками населенных пунктов (которые вызывают лишь ненависть гражданского афганского населения) и безнадежным пинг-понгом позиционных боев, не позволяющим Кабулу и силам западной коалиции закрепить за собой стратегическую инициативу в афганском конфликте.

Важным условием реализации новой британской боевой технологии в Афганистане является активизация борьбы по изолированию непримиримых командиров Талибана. Очевидно, что афганской и британской спецслужбам, их западным коллегам, предстоит сосредоточить особое внимание на проектах физического уничтожения действительно непримиримых полевых командиров и политических вождей талибов. Ведь чем меньше «яростных мулл» останется в руководстве Талибана, тем успешнее будет происходить процесс сепаратных переговоров кабульских и западных эмиссаров с теми командирами боевиков, которые хотят жить и преуспевать в новом Афганистане.
Фото: chosun.com


Быстрая доставка материалов в Telegram

Безопасность

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ПОЙЯ Самеулла
КАМЕНЕВ Сергей
САРХАД Зухал
ОКИМБЕКОВ Убайд
ПАНФИЛОВА Виктория
КОРГУН Виктор
Все авторы