» Кабул падет вслед за Багдадом?

Опубликовано: 18.03.2003 12:12 Печать

Корреспондент журнала «Шпигель» Клаус МАЛЬЦАН стал первым западным журналистом, рассказавшим о партизанской войне, идущей на границе Афганистана с Пакистаном. Наш корреспондент в Германии Александр СОСНОВСКИЙ обнаружил Клауса Мальцана в Кувейте — оказалось, что неутомимый фронтовой репортер уже отправился на границу с Ираком, чтобы не упустить возможного начала еще одной исторической драмы.

- Клаус, какая сегодня обстановка в Афганистане — идет там партизанская война или нет?

- Такую формулировку я бы не применял, но положение там очень тяжелое. Еще немного, и обстановка опять деградирует до того кошмара, который мы имели в первые месяцы после войны. В стране вроде бы мир, но на улице ежедневно стреляют, а жители то и дело гибнут при загадочных обстоятельствах. Никто не может с полной уверенностью сказать, с кем он воюет, кого защищает или на кого нападет. С одной стороны, американцы, европейцы, вооруженные силы легитимного правительства Афганистана. С другой — так называемые частные армии, например, все того же генерала Дустума. Двоевластием это не назовешь, скорее многовластием.

- То есть в стране сохраняется ситуация «ни мира, ни войны»?

- Это очень похоже на правду. Я даже не уверен, что Афганистан можно обозначить на карте как единое государство. Я был там много раз, знаю эту местность и могу сказать: кроме как в Кабуле, государства там нет. Есть населенные пункты, а страны нет. Это чувствуешь, как только выезжаешь за пределы Кабула. Ни государства, ни права. Даже американцы, которые держат там свои элитные части, ничего не могут поделать с этим параличом власти. Может быть, правда, они этого и не хотят. Практически каждый сколько-нибудь уважаемый афганец, имеющий за спиной клан, а значит, и вооруженные группы, претендует на власть. Сейчас, пока в Кабуле сидит Карзай, это еще не так заметно. Но под крышкой этого котла все кипит.

Недавно немецкий министр обороны Петер Штрук приезжал в Афганистан. Так его обстреляли ракетами — прекрасно зная, кто он и зачем приехал. А ведь немцы не бомбили Афганистан — формально мы выполняем там сугубо мирные задачи и называем себя миротворцами. Видимо, это мнение о нашей деятельности разделяет только Карзай. А Карзай контролирует только Кабул. И мнение Кабула, похоже, не интересует тех афганцев, которые проживают за пределами столицы.

- Так что же, вся власть держится на Карзае? А как же институты гражданского общества, которые обещали построить в Афганистане американцы и европейцы?

- Карзай — умный и интеллигентный человек. Его образованию можно позавидовать, он дружит со многими сильными мира сего, но он не владеет страной. Он слаб, и эта слабость власти — серьезное хроническое заболевание для всей страны. В той ситуации, сразу после бомбежек, он захотел всех примирить, найти общий язык с Дустумом. Это оказалось утопией. Полевые командиры не договорились окончательно и вряд ли когда-нибудь смогут договориться.

- А что если с Карзаем что-то случится?

- Последствия могут быть трудно предсказуемы. У нас уже есть пример такого основанного на личном факторе послевоенного урегулирования — бывшая Югославия. Совсем недавно нам казалось, что после косовской операции там произошла стабилизация. Ставка делалась на любимца ФРГ Джинджича, он объявлялся гарантом демократического развития страны. И вот он убит, а нам просто некем его заменить. Других равнозначных фигур не видно. Не подготовили. И Сербия вдруг не только сама зашаталась, но стала вновь реальной угрозой стабильности в центре Европы.

То же самое может произойти и в Афганистане. Не дай бог, чтобы Карзай стал жертвой теракта. Тогда можно будет с полной уверенностью считать, что нас ждет новая афганская война.

- Не кажется ли вам, что проблемы, с которыми сталкиваются американские и немецкие солдаты в Афганистане, имеют много общего с судьбой советского «ограниченного контингента» 80-х годов?

- Нынешняя ситуация — это все-таки нечто другое. Тогда американцы давали деньги моджахедам, чтобы они воевали с русскими. Фактически именно американцы и воевали против «Советов» — только руками афганцев. Теперь у религиозных фундаменталистов нет таких могущественных спонсоров. Наоборот, сегодня американцы дают деньги на то, чтобы страна освободилась от фундаментализма, стала мирной, послевоенной, нестреляющей. Американцам удается это с трудом, и никто не может дать точный прогноз, сколько такое шаткое положение продлится. Пока они дают деньги, скорее всего, ничего страшного не произойдет. В конце концов, эти деньги делятся между участниками конфликта, и все они не заинтересованы в том, чтобы «рука дающего» исчезла навсегда.

- Клаус, помогает ли вам ваш афганский опыт в Кувейте? Или афаганский и иракский конфликты не имеют отношения друг к другу?

- Почему же? Имеют. Конечно, моя основная цель здесь — увидеть собственными глазами возможное начало войны в Ираке. Но этот конфликт, если он начнется, не оставит в стороне и Афганистан. Могу сказать абсолютно точно: когда падет Багдад, на границах и вокруг Кабула начнется полномасштабная гражданская война.

- На чем основана такая уверенность?

- Если операция в Ираке начнется, американцы не будут заниматься Кабулом, да и Европа тоже. Им будет просто не до Афганистана. Ирак — это более серьезная проблема и, видимо, на годы вперед. Войска, материальные ресурсы, а главное, деньги в гигантском количестве будут нужны в Ираке. И тогда Кабул рухнет.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Политика

Другие материалы

Главные темы

Авторы

Нуриддин СУЛТАНМУРАТОВ
Юлия Митенкова
Михаил СЛИНКИН
Владимир ЕВСЕЕВ
Василий ХРИСТОФОРОВ
ГЕРАСИМОВА Алевтина
Все авторы