» Ф.Тамана: Стратегическое партнерство с США не препятствует сотрудничеству Афганистана с Россией

Опубликовано: 17.04.2016 21:53 Печать

Проблемы, с которыми в настоящее время сталкивается Афганистан, прежде всего терроризм, представляют угрозу для всего региона в целом, в связи с чем для их преодоления требуется объединение усилий региональных государств. Своими представлениями о роли стран региона и международных организаций в деле восстановления мира в стране, особенностях внешней политики Афганистана в целом и вопросах российско-афганских отношений поделился в интервью порталу «Афганистан.Ру» старший дипломат МИД ИРА Фарамарз Тамана.

Справка Афганистан.Ру:

Фарамарз Тамана родился на западе Афганистана в Герате. По окончании Тегеранского университета он получил степень бакалавра в области международных отношений и обладает рангом старшего дипломата Министерства иностранных дел Афганистана. Некоторое время занимал должность официального представителя МИД. Сейчас г-н Тамана является руководителем Центра стратегических исследований при внешнеполитическом ведомстве Афганистана и одновременно ректором одного из частных университетов Кабула.

Афганистан.Ру: Г-н Тамана, спасибо за предоставленную возможность побеседовать с Вами. Вопросы этого интервью будут сконцентрированы вокруг отношений Кабула с региональными странами, в том числе Россией. В качестве первого вопроса, хотелось бы узнать Ваше мнение о том, какими были отношения между Афганистаном и Россией во время 14-летнего правления Хамида Карзая?

Фарамарз Тамана: После 2001 года отношения между Афганистаном и Россией вступили в новый этап. Этот этап по времени совпал с присутствием в Афганистане коалиционных войск во главе с США, которые являются главным соперником Москвы. Данный регион, который традиционно считался зоной влияния бывшего СССР и России, с приходом Запада, естественно, мог создать некоторую напряженность на международном уровне. Однако тема терроризма и общей угрозы, с которой столкнулись все страны мира, заставила Москву расценивать присутствие США и НАТО в Афганистане в качестве позитивного фактора. Но это присутствие не могло не оказать влияния на отношения между Афганистаном и Россией.

Содержание афгано-российских связей между 1979 – 1992 годами основывалось на отношениях в области безопасности и политики. В период с 1992 по 2001 год, когда у власти в Афганистане находились талибы, Россия по-прежнему расценивалась в качестве одного из игроков «на полях» афганских событий. Естественно, что тогда и потом в атмосфере афгано-российских отношений все еще превалировали горькие воспоминания, оставшиеся от взаимоотношений с СССР в 80-е годы. После 2001 года мы вступили в новый этап, и отношения между Кабулом и Москвой были реконструированы на новой основе.

Присутствие международного сообщества и США в Афганистане после 2001 года привело к тому, что свойственные афганцам негативные представления об иностранцах стали более умеренными. В итоге афганцы стали доброжелательнее и гостеприимнее к иностранцам. В реальности это создало основу для присутствия России в Афганистане в сферах экономики, торговли, транзита и некоторых других. Но и после 2001 года присутствие России в Афганистане в таких областях, как безопасность, политика и военные вопросы, по-прежнему не наблюдалось, отчасти вследствие нежелания афганской стороны развивать сотрудничество с Россией на этих направлениях, и отчасти из-за присутствия в Афганистане конкурентов России, в частности, США и НАТО. Все это привело к тому, что участие России в афганских делах, во-первых, выглядело более бледным по сравнению с другими странами, во-вторых, являлось очень осторожным и, в-третьих, в основном концентрировалось на вопросах, не касающихся политики и безопасности, а именно на вопросах экономики, транзита и небольших инвестиций.

Афганистан.Ру: Вы упомянули о том, что Кабул не хотел расширения отношений с Москвой. В чем Вам видится причина этого?

Ф.Т.: На этот процесс повлияло много причин. Первую я уже назвал, говоря о том, что оставшиеся в памяти афганцев вспоминания о горьких страницах советских времен помешали развитию отношения с Россией. Военное присутствие бывшего Советского Союза оказало отрицательное влияние на менталитет афганцев. С таким историческим опытом мы не могли вступить с Россией в более широкое взаимодействие, чем прежде. То есть одна из этих причин находилась внутри страны. Вторая причина – это союзники Афганистана. Они не желали, чтобы Россия снова вернулась в этот регион, и та конфронтация, которая имеется у России с НАТО на мировом уровне, началась с Афганистана. В силу этих причин афганское руководство не захотело, чтобы его страна вновь стала местом соперничества между Востоком и Западом и чтобы Россия и НАТО превратили ее не в арену для конфронтации, а в площадку для взаимодействия и сотрудничества. Поэтому правительство Афганистана решило меньше обращаться к российской стороне и больше ориентироваться на Запад и новых союзников.

Разумеется, со стороны России также проявлялось все меньше желания делать крупные инвестиции в Афганистан. В ходе двухстороннего взаимодействия была урегулирована часть афганского долга перед бывшим Советским Союзом, и правительство Афганистана приступило к переговорам с Россией по вопросу завершения части строительных и исследовательских проектов, оставшихся от бывшего СССР. В действительности причиной того, что взаимодействие двух стран после 2001 года не было столь глубоким, каким ему следовало бы быть, стали как внутренние, так и внешние препятствия, дополненные отсутствием у России серьезного желания участвовать в развитии и восстановлении Афганистана.

Афганистан.Ру: Господин Тамана, в числе факторов, препятствующих развитию афгано-российских отношений, аналитики называют стратегический договор и соглашение по вопросам безопасности, заключенное Кабулом с НАТО и США. Бывшее руководство Афганистана постоянно подчеркивало сбалансированность своей внешней политики в отношении государств региона и мира. Однако то, о чем говорите Вы, свидетельствует об обратном.

Ф.Т.: Да, баланс в отношениях существует. В последние 14 лет Афганистан пытался не встревать ни в какие напряженные ситуации в регионе и международные споры. Мы придаем отношениям с Россией такое же значение, как отношениям с Америкой. Атмосфера после 11 сентября и присутствие США и НАТО в Афганистане, а также помощь, которую они оказывали нашей стране, естественно, дали некоторое преимущество странам-членам НАТО во внешнеполитическом плане. Это преимущество выразилось в том, что наше внимание к некоторым государствам, которые ранее присутствовали в нашей стране, например, к Ирану, России и т.д., уменьшилось. Конечно, это не означает, что мы забыли эти государства. Это означает умеренность и сбалансированность внешней политики Афганистана. Если вы замечаете сокращение количественного аспекта этих отношений, то это двусторонний процесс. Афганистан был вынужден считаться с некоторыми неизбежными моментами в своей внешней политике, и эти страны также не слишком желали через Афганистан увеличивать степень своей конфронтации с США и НАТО.

Афганистан.Ру: Какое влияние на отношения между Кабулом и Москвой оказало соглашение в сфере безопасности, заключенное Афганистаном с НАТО и США?

Ф.Т.: В той степени, в какой это зависит от нас – никакого влияния. Мы в своей внешней политике придерживаемся того принципа, что наше взаимодействие и сотрудничество с тем или иным государством в мире не означает нашей конфронтации с каким-либо другим государством. Территория Афганистана не будет использована против какой бы то ни было страны. Если в отношениях между Россией и Америкой существует напряженность, то она возникла в других регионах мира, например, в Украине или в Сирии, а не в Афганистане.

Афганистан проводит взвешенную внешнюю политику. Он вправе вступать во взаимодействие с любым из государств, и оставляет за собой право сотрудничать с любой страной мира в вопросах собственного развития. Подписание соглашения о стратегическом партнерстве и сотрудничестве в области безопасности с Америкой никоим образом не повлияло на отношения между Афганистаном и Россией. Это наша точка зрения. То, как это воспринимают русские, зависит от них самих, и мнение по данному поводу должно быть высказано российскими экспертами.

Это соглашение было подписано в рамках динамичной и активной внешней политики Афганистана. Мы вправе искать удовлетворения своих потребностей в вопросах безопасности и экономики в любой части мира, и США оказались той страной, с которой мы вступили во взаимодействие по данному вопросу.

Афганистан.Ру: Одна из организаций, с помощью которых Афганистан может сблизиться с влиятельными странами региона, такими как Россия и Китай, является Шанхайская организация сотрудничества. Афганистан присутствует в ШОС в качестве наблюдателя. Ожидается, что на следующем заседании ШОС будет обсуждаться вопрос о полноправном членстве Афганистана в этой организации. Какая программа по этому вопросу есть у афганского правительства, и станет ли Афганистан членом ШОС?

Ф.Т.: Естественно, что вопросы регионального сотрудничества являются одними из основных столпов внешней политики Афганистана. Взаимодействие с ШОС может укрепить наши связи с членами Шанхайской организации, особенно, в вопросах границ, борьбы с наркотиками и прочих угроз, которые волнуют Афганистан и государства ШОС. В сотрудничестве с членами ШОС можно найти выход из этих проблем. Поэтому Афганистан подал официальный запрос на повышение своего статуса в ШОС с уровня наблюдателя до уровня постоянного члена. Надеемся, что при содействии и поддержке других государств, особенно России, которая с самого начала поощряла и поддерживала членство Афганистана в ШОС, мы сможем преодолеть проблемы, которые стоят на пути нашего полноценного членства в этой организации.

Афганистан.Ру: Какие проблемы препятствуют постоянному членству Афганистана в ШОС?

Ф.Т.: Одна из проблем, которая ранее была обозначена членами ШОС, это, естественно, тема безопасности в Афганистане. Вторая тема – это присутствие в Афганистане НАТО и США, и в этой связи некоторые члены ШОС также высказывают беспокойство. Но в последние годы своей внешней политикой мы постарались дать ответ на эту обеспокоенность. Сейчас проблемы решены, и все пути для достойного вступления Афганистана в постоянное членство в ШОС открыты. Двухсторонние и многосторонние переговоры, которые мы провели с членами Шанхайской организации, показали нам, что серьезных препятствий для продвижения членства Афганистана не существует, и прошлые поводы для беспокойства устранены.

Афганистан.Ру: Как повлияет членство Афганистана в ШОС на ситуацию с безопасностью и политическое положение страны?

Ф.Т.: Совместная борьба с общими угрозами – это одна из задач, которая может вернуть мир в регион. Мы столкнулись с общей угрозой под названием терроризм. Это опасность, которая угрожает и нам, и странам Центральной Азии, и нашим соседям, таким как Китай, Таджикистан, Узбекистан, и даже большему количеству стран. Мы хотим, чтобы благодаря этому сотрудничеству вместо индивидуальной борьбы с терроризмом и экстремизмом начали предприниматься совместные меры, и на этой основе была бы сформирована единая система борьбы с терроризмом в рамках ШОС. Следствием членства Афганистана в Шанхайской организации сотрудничества, помимо аспектов политики и безопасности, станет развитие экономических, торговых и транзитных связей между государствами-участниками и улучшение жизни тех народов, которые являются членами этой организации.

Афганистан.Ру: Центральноазиатские страны обеспокоены безопасностью своих границ и возможным проникновением боевиков со стороны Афганистана. В какой степени это беспокойство оправдано?

Ф.Т.: В Афганистане есть власть, способная обеспечить безопасность и защиту границ и недопустить переноса нестабильности в другие страны. Однако имеющиеся опасения являются общими для нас. Афганские власти также обеспокоены этим вопросом. Фундаментализм и экстремизм приходят в другие страны не только из Афганистана. Больше того, эти явления завозят в Афганистан из других стран.

В нынешнем веке, когда, с одной стороны, мы имеем экономическую и торговую глобализацию, а с другой – глобализацию терроризма и угроз, было бы неправильно полагать, что террористы и экстремисты ограничатся географическими пределами одной страны. Они есть в любой точке мира, и страны ШОС также не являются исключением. Террористы приезжают к нам извне и от нас направляются в страны Средней Азии. Тема угроз – это серьзный вопрос. Но эти угрозы носят обоюдный характер. Мы также обеспокоены. Мы боимся прихода фундаменталистов и экстремистов из Средней Азии. Нас беспокоит взаимодействие среднеазиатских боевиков и экстремистов с афганскими талибами. Нам также внушает тревогу то, что «ИГ» взаимодействует с обеими этими группировками. Но это не означает, что Афганистан не способен управлять ситуацией и контролировать ее. Для слишком сильного беспокойства нет оснований, так как государство Афганистан было образовано не пятнадцать лет назад. Разумеется, все это превращает тему регонального взаимодействия в вопрос первостепеннной важности для афганской внешней политики. Предметом нашего сотрудничества со странами ШОС являются те угрозы, которые зародились в этом регионе, и этот же регион стал местом приложения потенциальных возможностей фундаменталистов и экстремистов. Поэтому мы вместе боремся с угрозами, которые противостоят всем странам региона.

Афганистан.Ру: Распространение экстремизма и угроз делает особенно серьезным вопрос о необходимости мира в Афганистане. Страны региона обеспокоены тем, что мирные переговоры проходят в их отсутствие. Однако некоторые афганские политики в ответ на это говорят, что страны, не включенные в мирный процесс, не играют никакой роли в этих переговорах. Так ли это?

Ф.Т.: Афганистан в любом случае добьется мира. Есть определенная программа достижения мира. Полагаю, что ее осуществление невозможно без консенсуса между всеми странами региона. Двух-, трех- и четырехсторонние встречи, которые проводятся в рамках обеспечения мира и безопасности, составляют лишь часть усилий внешнеполитического ведомства страны, направленных на достижение мира. Афганистан поддерживает любой консенсус и любое сотрудничество в регионе в целях достижения мира и расценивает это как позитивное явление. Нет никакого беспокойства по поводу того, что страны региона не вносят свой вклад в этот процесс – это их собственная забота. Этой привилегией обладают как афганцы, так и все остальные страны региона, и вполне естественно, что все региональные государства едины в этом намерении. Поэтому власти Афганистана не только не препятствуют участию региональных государств в мирном процессе, но, напротив, Кабул объявил, что приход на переговоры любой страны региона в случае, если она в состоянии развязать узел, сковывающий достижение мира, будет приветствоваться и будет встречен теплым рукопожатием.

Афганистан.Ру: Каким образом может быть сформирован региональный и международный консенсус в вопросе о обеспечения мира и стабильности в Афганистане?

Ф.Т.: Основной вопрос – это общее осознание угрозы. До тех пор, пока наше понимание угрозы терроризма и экстремизма будет отличаться от понимания Пакистана или Китая и России, мы, разумеется, не придем к какому-либо совместному решению в том, какую опасность это представляет для народов и стран региона.

Главная тема, которая может облегчить достижение регионального консенсуса, это тема террористической угрозы. Терроризм представляет угрозу для всех. Если сегодня экстремисты и террористы в Пакистане угрожают Афганистану, то наступит день, когда они будут угрожать всем странам. Прошлое показывает, что угрозе подвергнутся и те государства, которые сегодня являются местом обитания терроризма.

Второй момент, который может способствовать региональному консенсусу, это развитие торгово-экономического сотрудничества. Экономики стран региона должны взаимодействовать друг с другом.

Третий момент состоит в том, что все страны региона должны уяснить, что отсутствие безопасности в Афганистане, как показали 60-е, 70-е и 80-е годы прошлого века, приводит к проблемам с безопасностью во всех странах региона, и, напротив, безопасность Афганистана – залог спокойствия всех региональных государств. В Афганистане сходятся транзитные маршруты и экономики стран региона. Без этой соединительной оси в зонтике экономической безопасности региональных государств появится прореха.

Афганистан.Ру: Господин Тамана, во время недавнего приезда в Кабул госсекретаря США Джона Керри было проведено совместное афгано-американское заседание, посвященное вопросам практической реализации положений соглашения по безопасности. Между тем с момента подписания стратегического договора с США прошло уже несколько лет, и два года минуло со дня заключения соглашения по вопросам безопасности. Некоторые аналитики считают, что положения этих договоров практически не реализуются, и одна из сторон не выполняет своих обязательств по договорам. По Вашему мнению, почему не были реализованы эти договоры?

Ф.Т.: Какие именно положения договора не выполняются?

Афганистан.Ру: Аналитики указывают на защиту Афганистана от внешней агрессии. Бывший президент ИРА неоднократно говорил о том, что восточные районы страны постоянно становятся мишенями для ракетных и артиллерийских атак с противоположной стороны линии Дюранда, однако США и НАТО оставались безразличны к этому. Кроме того, в этом соглашении были взяты обязательства по обеспечению безопасности, мира и стабильности в Афганистане. Однако очевидно, что ни одно из этих обязательств не было реализовано.

Ф.Т.: Что касается проблем безопасности, то, во-первых, это связано с тем, что Афганистану следует обратиться к Америке с просьбой. Если в стране возникнет проблема, с которой мы не сможем справиться, то мы, разумеется, обратимся к нашим международным друзьям, в том числе к США.

В отношении того, что было сказано о Пакистане – этот вопрос зависел от способностей сил безопасности и внешнеполитического аппарата Афганистана, и поэтому мы не ставили его перед американцами. Мы хотели урегулировать этот вопрос в двухстороннем формате, и нам в большой степени удалось это сделать.

Афганистан.Ру: Так в чем же эти соглашения помогли обеспечению мира и стабильности в Афганистане?

Ф.Т.: Этому вопросу были посвящены четырехсторонние заседания при участии Афганистана, Пакистана, США и Китая и трехсторонние встречи между Кабулом, Вашингтоном и Исламабадом. Америка – наш партнер в мирном процессе. Но не забывайте, что достижение мира – это сложный вопрос, и так просто он не решается. Нам следует придти к общему знаменателю в вопросе о мире внутри афганского и пакистанского обществ и в диалоге между двумя правительствами. До тех пор, пока Пакистан не встанет на путь честного сотрудничества в переговорах о мире, участие в них Америки, Китая или кого-либо еще ни к чему не приведет. Не все нити от узлов, препятствующих достижению мира, находятся в руках Америки. США – партнер Афганистана в вопросе о мире, но не более того.

Афганистан.Ру: Одни ищут мира внутри Афганистана, другие – за его пределами. В чьих руках находится ключ к миру в Афганистане?

Ф.Т.: Достижение мира – это сложный и социально обусловленный процесс, связанный со многими другими вопросами: этническими, культурными, идеологическими и т.д. Не следует рассматривать мир только в одном аспекте. Корни терроризма и экстремизма находятся за пределами Афганистана, а конкретнее – в Пакистане, который оказывает сильное влияние на экстремистские силы. Это не означает, что мы должны все списать на внешний фактор и видеть все свои неспособности и проблемы за пределами границ. Нельзя отрицать, что у нас есть проблемы внутри страны. В структуре партий и организаций внутри страны нет единого мнения по вопросу о методах достижения мира. Внутренние проблемы, региональное взаимодействие, нечестная игра Пакистана, крупное международное присутствие – все это стало причиной того, что процесс восстановления мира не достиг нужной точки.

Афганистан.Ру: Каково политическое будущее Афганистана?

Ф.Т.: Афганцы отыщут свой путь. Так же, как два года назад, когда внутриполитическая проблема была решена, и было создано Правительство национального единства, так и будущая дорога будет найдена. Ничто не помешает Афганистану достичь мира и стабильности. Все, что касается сроков, будет решено двумя командами, которые сейчас объединились друг с другом. Никаких поводов для беспокойства и разговоров на эту тему не существует.

Афганистан.Ру: Спасибо, господин Тамана.

Беседу вел Джамшид Амири

Россия

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОНАРОВСКИЙ Михаил
Владимир ЕВСЕЕВ
ПЛАСТУН Владимир
ТАРИН Мирвайс
КОНДРАТЬЕВ Алексей
МЕНДКОВИЧ Никита
Все авторы