» Джавид Кохистани: Перемещению боевиков на север Афганистана содействуют внешние силы

Опубликовано: 06.04.2016 23:01 Печать

Джавад Кохистани

В настоящее время Афганистан переживает очередной период активизации боевиков, известный как весеннее наступление. Особенно заметен рост активности повстанческих сил в северных провинциях. Своими представлениями о сторонах, заинтересованных в смещении нестабильности на север страны, и угрозах, которые передислокация боевиков может представлять для других стран региона, поделился в эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» афганский отставной генерал Джавид Кохистани.

Справка Афганистан.Ру:

Джавид Кохистани родился в 1963 году. После окончания Кабульского военного университета он играл активную роль в антиталибском сопротивлении и был одним из участников первой Боннской конференции 2001 года. В настоящее время генерал Кохистани состоит в политическом объединении «Движение за свободу и демократию» и считается одним из ведущих экспертов в вопросах региональной безопасности.

Афганистан.Ру: В последние дни над мирными переговорами нависла атмосфера безнадежности. Инициаторы этих переговоров, в том числе правительство Афганистана, не питают никаких надежд по поводу результатов этого процесса. В чем причина того, что эти переговоры зашли в тупик?

Д.Кохистани: Общеизвестно, что ключевую роль в дестабилизации ситуации в Афганистане играют военные круги Пакистана. «Талибан» используется Исламабадом в качестве средства давления и дестабилизации Афганистана. До тех пор, пока пакистанцы не достигнут целей, которые они поставили для себя в регионе и Афганистане, думаю, что обсуждение темы переговоров и окончания войны с мятежниками останется невозможным.

Второй вопрос – это судьба линии Дюранда. Как во времена президентства Хамида Карзая, так и при нынешнем президенте Ашрафе Гани есть большое желание положить конец этой проблеме. Как неоднократно вспоминал Хамид Карзай после ухода со своего поста, пакистанцы неоднократно просили нас принять линию Дюранда как официальную границу и положить конец разногласиям. Но официальные лица Афганистана и все афганские правительства уклонялись от признания этой линии в качестве официальной границы. Наши недавние наблюдения и беседы с отставными армейскими офицерами и чинами службы безопасности Пакистана показали, что последние пытаются оказать давление на Кабул с тем, чтобы он признал линию Дюранда официальной границей. Они хотят, чтобы граница с Афганистаном была закрыта, но, к сожалению, афганские власти и в прошлом, и сейчас уклоняются от решения этого вопроса. Это то, о чем я говорил на переговорах с пакистанскими лидерами.

Третья тема – это проникновение Индии в Афганистан. Непризнание линии Дюранда в качестве официальной границы само по себе создает условия для проникновения племен с той стороны этой линии. У Исламабада складывается впечатление, что отсутствие сухопутной границы увеличивает возможности для индийского и афганского влияния на племена и этнические группы и в результате создает почву для нестабильности. Поэтому они считают, что должны воспрепятствовать присутствию Индии в Афганистане и взять под контроль действия Индии. Таким образом, пока Пакистан не достигнет своей цели, война и волнения в Афганистане не закончатся. Сложность вопроса состоит в том, что некоторые руководители Афганистана находятся под влиянием пакистанской стороны. До тех пор, пока положение будет оставаться таковым, невозможно чего-либо ожидать от переговоров о мире и стабильности.

Афганистан.Ру: Из Ваших слов следует, что в мирных переговорах все зависит от Пакистана. Между тем некоторые руководители в правительстве Афганистана утверждают, что сейчас Кабул имеет дело с талибами, подконтрольными различным внешним силам. Разве другие страны, участвующие в подготовке мирных переговоров (США и Китай), не играют никакой роли в прекращении войны и установлении мира?

Д.К.: Я не сомневаюсь в том, что эти страны оказывают влияние. Но мы также должны понимать, что главным фактором войны, нестабильности и отсутствия безопасности в Афганистане являются иностранные государства и «Талибан». Талибы превратились в специфический инструмент различных иностранных государств, в том числе не только западных, но и стран персидского залива. Лидеры «Талибана» поддерживают контакты с различными государствами. С учетом этого обстоятельства, для уничтожения «Талибана» требуется работа не по одному, а по нескольким направлениям. С одной стороны, следует оказать давление на Пакистан, а с другой – на талибов, которые находятся внутри страны и за ее пределами. Пока не будут обрублены корни, связывающие талибов с иностранными «операторами», возможность для обеспечения мира не появится.

Афганистан.Ру: Господин Кохистани, Вы говорите, что западные страны оказывают поддержку «Талибану», действуя в одном направлении с Пакистаном и некоторым странами персидского залива. В таком случае, в чем заключался смысл 14-летней войны США в Афганистане?

Д.К.: После событий 11 сентября, унизивших Америку, эта страна начала войну с «Аль-Каидой». С самого начала их целью была «Аль-Каида», а не «Талибан». Когда талибы не выполнили требование Вашингтона о выдаче Бен Ладена, они были атакованы. Но подавлению подверглись только те талибы, которые укрывали «Аль-Каиду». Если говорить о крупных лидерах «Талибана», то мулла Омар был убит пакистанцами, а двое других талибских руководителей, Ахтар Мохаммад Османи и мулла Дадулла, были уничтожены в самом начале американской кампании. Никакие другие лидеры «Талибана» не были ни уничтожены, ни схвачены. Несколько человек из захваченных талибов были направлены в Гуантанамо и впоследствии освобождены. В отношении «Талибана» не было применено никакого решительного и серьезного подхода.

После начала иракской кампании намерения американцев в Афганистане изменились, и игра в регионе стала вестись не в интересах Афганистана. Для спасения Афганистана не было сделано ничего, и эта страна превратилась в игровую доску для Америки и других стран. В этой игре Афганистан был не целью, а средством, помогающим США остаться в регионе. Американцы затягивали войну.

Известно, что сейчас «Талибан» активно действует и представлен во всех районах Афганистана. Ни одна афганская провинция не является исключением, нет ни одной провинции, в которой не присутствовали бы группы талибов и мятежников. Даже в шиитских провинциях, в том числе в Дайкунди и Бамиане, которые считались самыми безопасными регионами Афганистана, сейчас наблюдается талибское присутствие. Также небезопасно сегодня в провинциях, которые являлись главными центрами сопротивления, в частности, в Тахаре, Парване, Бадахшане и Каписе. Все это свидетельствует о том, что западная коалиция не была честна. Кроме того, были обнаружены признаки сотрудничества и связей между талибами и Западом. Доказательством этому служат взлеты и посадки натовских самолетов и поставки вооружения в некоторых провинциях, в том числе в Кундузе и Баглане.

Даже Хамид Карзай однажды обмолвился о том, что самолеты снабжают талибов. Очевидно, такой же информацией располагают спецслужбы северных соседей, поскольку они неоднократно наблюдали, как неопознанные самолеты приземляются вблизи их границ на севере Афганистана. Когда депутаты афганского парламента задали этот вопрос натовским официальным лицам, те ответили, что полеты осуществляются в рамках борьбы с наркотиками. Между тем, это было не так, и полеты осуществлялись для переброски боевиков и мятежников. На этих самолетах боевиков доставляли с юга на север Афганистана, к границе среднеазиатских стран.

Есть документы и свидетельства, подтверждающие роль западных организаций в усилении повстанческих группировок. Меньше всего за последние 16 лет атакам и бомбардировкам подвергались среднеазиатские боевики, даже в Северном Вазиристане. В большинстве случаев объектами атак становились арабские и пакистанские мятежники, и меньше всего потерь было среди среднеазиатских боевиков – зачастую их даже освобождали после захвата. Все это – свидетельства двойной политики Запада в отношении борьбы с терроризмом в Афганистане, политики, которая принесла столько беспокойства афганскому народу.

Афганистан.Ру: Вы полагаете, что нынешняя ситуация с безопасностью – результат «нечестной политики» западных стран в борьбе с терроризмом в Афганистане?

Д.К.: Честности в борьбе с терроризмом не было ни у Запада, ни и некоторых соседей Афганистана, и поэтому у нас до сих пор нет четкого определения терроризма. С точки зрения этих государств, террористами являются люди, которые угрожают их интересам. Следовательно, западные страны до сих пор воспринимают «Аль-Каиду» как единственную террористическую организацию в Афганистане. Они никогда не обращаются с талибами как с террористами, несмотря на все их ужасающие атаки с участием смертников. Подобная политика наводит на мысль о существовании общих интересов с этими боевиками у западных кругов.

Афганистан.Ру: Вы говорите о причастности западных стран к переброске боевиков на север Афганистана. Есть ли у вас документы и свидетельства, которые могли бы подтвердить этот факт?

Д.К.: Переброска среднеазиатских и северокавказских боевиков в район Гуртепа провинции Кундуз началась в 2009 году. Позднее этот район превратился в важный центр террористов на севере Афганистана. Факты приземления натовских летательных аппаратов в этом регионе подтверждались как военными и депутатами, так и простыми очевидцами, поскольку тогда воздушное пространство не контролировалось силами безопасности Афганистана и в целом национальной военной авиации еще не существовало. В то время в районе Чахардара силами национальной безопасности [УНБ – прим. «Афганистан.ру»] Кундуза было задержана группа среднеазиатских боевиков. Приехавшие на место вместе с местными силами безопасности иностранные военные заявили, что взятые в плен боевики являются членами «Аль-Каиды» и должны быть переданы им. Пленных передали, а затем они были отпущены на свободу. В ходе следующих операций эти боевики были вновь арестованы. Это свидетельствует о том, что их снова отправили воевать. Затем подобные случаи повторились в Баглане, Каписе, Фарьябе и Газни. В Гельманде была раскрыта широкая сеть контактов англичан с талибами, что даже привело к высылке из страны двух английских дипломатов. Все это показывает, что между боевиками и этими странами существуют связь и общие интересы. Международные силы неоднократно опровергали эти факты, но ясного ответа на вопросы так и не дали.

Афганистан.Ру: А что Вы можете сказать о политике иностранных войск в отношении группировки «Исламское государство» в Афганистане?

Д.К.: Аналогичные упомянутым ранее обвинения можно предъявить и в отношении переброски сил «ИГ». Опубликованы фотографии вертолетов, которые, как утверждается, высаживают игиловских боевиков на холмах, и депутаты парламента не раз поднимали этот вопрос. Имеется много документов и свидетельств того, что между иностранными государствами, «ИГ», «Талибаном» и некоторыми подразделениями «Аль-Каиды» в Афганистане существует сговор.

Афганистан.Ру: Активизация боевиков на севере представляет угрозу для стран Центральной Азии. Существует ли вероятность передислокации этих боевиков на другую сторону границы (в страны бывшего Советского Союза)? Предпринимаются ли меры для предотвращения перехода границы боевиками?

Д.К.: После роста давления на боевиков в Сирии, последовавшего в результате операции России в этой стране, были предприняты усилия для переброски среднеазиатских боевиков в безопасные районы и недопущения бомбардировок их позиций.

Прилагается много усилий для того, чтобы направить террористов, прежде всего, в Таджикистан, Узбекистан и Киргизию по коридору, ведущему из афганского Бадахшана в таджикский, через те высокогорные тропы, которые постоянно использовались при контрабанде наркотиков. Не раз наблюдали, как их с фальшивыми паспортами, которые выдают в Пакистане гражданам среднеазиатских стран, направляли через Уйгурский район Китая в Восточный Туркестан, а затем опять же в Казахстан с целью проникновения в Россию. Террористов также переправляют через Иран и Турцию, а оттуда в Азербайджан и затем в страны Средней Азии. В Турции действует официальный центр по приему таких групп.

После операций в Северном Вазиристане часть среднеазиатских боевиков из этого региона добралась до Оманского моря и оттуда была переброшена в Сирию, где пополнила ряды боевиков «Джабхат ан-Нусры» и «ИГ». Некоторое количество боевиков из других стран было направлено в Турцию, а затем также в Сирию.

Афганистан.Ру: Как следует из официальных сообщений таджикистанских властей, республика работает над укреплением своих границ при активной поддержке России. Как Вы считаете, являются ли эти меры достаточными, и какую роль могут сыграть северные страны для снижения напряженности внутри Афганистана?

Д.К.: Чрезмерно жесткие меры на границе препятствуют взаимному перемещению граждан этих стран. Это негативно отражается на торговых связях Афганистана и среднеазиатских государств. Узбекистан приложил еще больше усилий для контроля над границами, но пока еще выдает визы гражданам ИРА и других соседних стран. Эти государства прибегли к таким мерам, как создание дополнительных погранпостов, перемещение специальных армейских частей и натягивание колючей проволоки вдоль границы.

Узбекистан по сравнению с другими среднеазиатскими странами наилучшим образом контролирует границу с Афганистаном. То же самое можно сказать и о Таджикистане, когда содействие охране границы оказывает Россия. Также ведется разведывательная деятельность, призванная упредить действия террористов. Но несмотря на все эти меры, на границе с Таджикистаном продолжаются столкновения. По некоторым признакам, такую же неспокойную ситуацию пытаются создать на границе с Узбекистаном, а через него – и в других странах Центральной Азии. Кроме того, для проникновения на эту территорию делаются попытки использовать Туркмению, у которой наиболее открытые границы с Афганистаном.

Несмотря на усилия, которые прилагаются странами Средней Азии и ШОС для борьбы с терроризмом, угрозы и вызовы по-прежнему существуют, и боевики продолжают свою деятельность на севере Афганистана. С 2016 года стали предприниматься попытки открыть дорогу для перемещения боевиков «ИГ» на север Афганистана с востока страны, то есть из провинций Нангархар, Кунар и Нуристан через Читрал. Кроме того, те же силы заинтересованы в том, чтобы «ИГ» перебралось в Бадахшан, Кундуз и другие районы на севере Афганистана. Наибольшее внимание привлекает провинция Бадгис, поскольку она имеет общую границу с Туркменией. Для того, чтобы установить контроль над этой провинцией, часть боевиков собирается добраться до Бадгиса через мост Забуль – Газни, минуя провинцию Гор.

Афганистан.Ру: Господин Кохистани, говоря о региональных усилиях по борьбе с боевиками, вы упомянули Шанхайскую организацию сотрудничества. Что сделано и что может быть сделано ШОС для ликвидации угроз и налаживания взаимодействия с Афганистаном?

Д.К.: Несмотря на усилия государств-участников и наблюдателей, таких как Афганистан, а также обязательства по борьбе с терроризмом и организованной преступностью (наркоторговлей), взятые на себя официальными лицами стран ШОС, как министрами внутренних и иностранных дел, так и представителями силовых структур, мы в Афганистане до сих пор не видим масштабных мер, которые вылились бы в практическую борьбу с терроризмом. Эта деятельность, в основном, ограничивается рамками самих стран-членов ШОС.

По самым свежим данным, подразделения национальной безопасности Китая договорились с афганскими властями об открытии своего координационного центра в Кабуле, а также о сотрудничестве с силами национальной безопасности Афганистана в области сбора данных. Однако было бы хорошо, чтобы ШОС также занялась созданием своих представительств или центра по обмену информацией внутри Афганистана.

Шанхайская организация, несмотря на ее военные и экономические возможности, пока ограничилась только несколькими заседаниями и обменом информацией. Она до сих пор не сыграла своей роли и не приобрела того статуса, который должна иметь в вопросах обеспечения стабильности, вклада в процесс установления мира и безопасности, поддержки афганских сил безопасности и полномасштабного сотрудничества с Афганистаном.

Афганистан.Ру: Ранее некоторые СМИ обвинили ряд афганских государственных деятелей в содействии дестабилизации ситуации на севере страны. Что Вы думаете по этому поводу, будучи осведомленным военным экспертом?

Д.К.: Отдельные круги в военно-политической системе Афганистана подконтрольны региональным и нерегиональным игрокам, равно как и влиятельным афганским этническим лидерам. К сожалению, отдельная часть элиты используют вопросы безопасности в качестве орудия для увеличения влияния того или иного этноса. Для этого они вступают в сговор с иностранными державами и сотрудничают с ними в переброске боевиков на север Афганистана, чтобы, по их собственному выражению, не допустить роста влияния известных военачальников на севере, разрушить их базы и лишить их поддержки со стороны населения. При этом отдельные функционеры в государственной системе ограничивают проведение войсковых операций и тем самым создают условия для лучшего маневра иностранных боевиков в северной части.

Афганистан.Ру: В качестве последнего вопроса хочется спросить, с учетом угроз, с которыми сталкивается Афганистан и о которых Вы говорили ранее, каким Вам видится политическое будущее страны? Будет ли нынешняя власть терпеть сложившуюся ситуацию?

Д.К.: К сожалению, тупиковая политическая ситуация, которая сложилась на территории Афганистана, не позволяет делать точные прогнозы. Объективные данные, исходя из которых можно было бы обрисовать будущее, весьма ограничены. Поэтому никто не может правильно предсказать, куда мы движемся. Но следует обратить внимание на разногласия между двумя политическими командами в Правительстве национального единства по вопросу реформ, снижение внимания мировой общественности к Афганистану и слабость управления, которая наблюдается в руководстве органов безопасности. С учетом этих факторов, а также масштабной коррупции, которая уже стала частью культуры, и нового всплеска производства и трафика наркотиков в Афганистане, угрожающего всему региону и сейчас переживающего свой второй «золотой век», Афганистан не ожидает хорошее будущее.

Кроме того, существует нездоровая конкуренция между теми людьми, которые в прошлом контролировали политическую власть в Афганистане, пользовались всеми ее преимуществами и при которых власть была тесно переплетена с экономической мафией. Сейчас они занимаются перезапуском этой системы и созданием новой структуры. Изнутри и снаружи предпринимаются попытки ослабить нынешнюю власть и сделать ее неуспешной. Внимание мировой общественности и поддержка Запада способны лишь отчасти контролировать ситуацию. Эти структуры власти слеплены Америкой и НАТО и будут существовать до тех пор, пока последние не решат, что внутренние силы Афганистана больше не имеют определяющего значения. Во всяком случае, будущее представляется темным и мрачным.

Афганистан.Ру: Спасибо, господин Кохистани.

Беседу вел Фердоус Кавиш

Безопасность

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
МОХАММАД Дауд
МОЖДА Ахмад Вахид
КОНДРАТЬЕВ Алексей
НЕССАР Омар
КОСТЫРЯ Анатолий
Все авторы