» Афганистан решает политическую судьбу страны

Опубликовано: 12.06.2002 14:46 Печать

Афганистан. В понедельник в Кабуле начала работу «Лойа Джирга», ассамблея именитых граждан, призванных дать стране новые институты и даже новую власть. Среди важнейших вопросов повестки дня фигурируют судьба пуштунского большинства, вопрос талибов, и будущее многочисленных полевых командиров

Все готово — «хвала Аллаху» — к началу «Лойа Джирги», крупной ассамблеи, призванной вернуть Афганистану стабильные политические институты после 20 лет войны. И все идет в соответствии с соглашениями в Бонне, которые были заключены вскоре после поражения талибов. На этом форуме, проходившем под патронажем США, был написан сценарий нормализации. Вернувшись из своей долгой ссылки, бывший король, 87-летний Захир Шах (Zaher Shah), произнесет вступительную речь, как бы возвращая страну к прежним границам. Последние технические проблемы были урегулированы. Власти столицы задавались вопросом, где собрать делегатов, как ожидалось — 1551 человек. Германия прислала огромную палатку с последнего праздника… пива в Мюнхене, теперь этот тент укрывает футбольное поле Политехнического института.

Какая политическая система установится в стране с настоящего момента до всенародных выборов? Как будут назначаться министры будущего правительства? Ответы на эти ключевые вопросы, возможно, будут получены в конце этой недели, полной дискуссий. Члены «Лойи Джирги» после боннских соглашений имеют лишь одно обязательство: «Создать переходную власть, временное правительство с широким представительством». Последствия могут быть самые разные, и прогнозов становится все больше. Чтобы делегаты смогли избежать давления, они укрылись за оградой Политехнического института. Но в аллеях парка установлены спутниковые телефоны, а мобильные аппараты кабульской сети GSM, недавно запущенной, беспрерывно звонят.

Разделение власти между основными этническими группами страны является главным пунктом дебатов. Пуштуны, ущемленные, по их словам, боннскими договоренностями, желают получить представительство, пропорциональное численности афганского населения (пуштуны составляют 40% афганцев). Но сегодня им нужно противостоять тому распространенному мнению, согласно которому все они являются талибами. Ясно, что их сообщество разделено надвое: есть те, кто был в сердце поверженного движения, и те, кто отверг его немедленно, или, подобно нынешнему главе государства — Хамиду Карзаю (Hamid Karzaп), спустя некоторое время.

Будет ли маневрировать пуштунское большинство? Это неочевидно. Когда речь зайдет о выборах будущего главы государства, большинство может разделиться: одни отдадут голоса Хамиду Карзаю, а другие — Захир Шаху. Первый далеко не вызывает единодушной поддержки. «Он практически ничего не сделал в Афганистане. Он предпочитает ездить за границу», — гремит интеллектуал-роялист Сахир Ахмад (Sahir Ahmad). Затем он предупреждает: «Вы увидите, как люди, назначенные извне, падут. Народ сделает совсем другой выбор». Но критика в этом жанре беспокоит вице-министра финансов Наби Фарахи (Nabi Farahi). «Я убежден, что все пуштуны поймут, что в их интересах — выступить единым фронтом», — комментирует он, — мы должны вернуть власть, и поэтому у нас не должно быть раскола. Это требует от нас также и борьбы с прошлым».

Выход на политическую сцену пуштунов может привести к ослаблению людей покойного генерала Масуда (Massoud). Последние, в большинстве своем уроженцы долины Паншир, держат власть под замком — они заняли 6 министерских постов, в том числе посты министров обороны, иностранных и внутренних дел. «Это слишком много», — возмущается Наби Фарахи. «Они оправдывают свое преобладание в правительстве тем, что выиграли войну, но небольшой регион не может властвовать над всей страной. И потом, нужна свежая кровь».

По мнению таджикской стороны и особенно людей из долины, нельзя даже поставить вопрос об отставке генерала Фахима (Fahim), «патрона» обороны. «Он — наследник Масуда, человека, который отдал жизнь в борьбе за Афганистан, — говорит его заместитель, генерал Атикулла Бариалай (Atiqullah Baryalai), — он должен завершить создание новой афганской армии». Напротив, при необходимости руководители из долины готовы пойти на другие уступки. То здесь, то там слышно, что Абдулла Абдулла (Abdullah Abdullah), нынешний глава дипломатии, удовлетворился бы должностью афганского посла в США.

В то же время, существуют куда более деликатные проблемы. В стране, власть во многом еще принадлежит полевым командирам, и они могут потерять многое, если не все, в этой политической динамике. Большинство из них хотят получить представительство в «Лойе Джирге», что заставляет опасаться взрыва. От них потребовали оставлять оружие на входе. Но хватит ли этого?

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОНДРАТЬЕВ Алексей
ПОЙЯ Самеулла
ХАНОВА Наталия
КАМЕНЕВ Сергей
ПАНФИЛОВА Виктория
ГЕРАСИМОВА Алевтина
Все авторы