» Афганский детонатор

Опубликовано: 15.06.2002 17:31 Печать

Автор: УМНОВ Александр

В свое время Советский Союз ввел войска в Афганистан, чтобы стабилизировать режим местных коммунистов. Но прямое вмешательство Москвы во внутриафганские дела лишь усугубило ситуацию. Афганские приверженцы марксизма пришли к власти самостоятельно и, как показали годы после вывода советского контингента, могли в принципе держаться у власти и без посторонней помощи.

У Соединенных Штатов, которые начали операцию в Афганистане, стремясь уничтожить действующих под крылом талибов международных террористов, ситуация намного сложнее. Северный альянс, еще недавно контролировавший лишь десятую часть страны, в случае ухода США явно утратит ведущие позиции. Возвращение талибов или низвержение Афганистана в пучину межэтнического противостояния нанесет сильнейший удар по международному авторитету США. Поэтому непременное условие успеха антитеррористической операции – это формирование такой государственной системы в Афганистане, которая смогла бы объединить страну и самостоятельно противостоять экстремизму.

Это прекрасно понимают американцы, пытающие соответствующим образом выстраивать свою стратегию в Афганистане. Любой, кто попытается контролировать ситуацию в этой азиатской стране, должен отталкиваться от того обстоятельства, что национальный вопрос является ключевым во внутриафганских отношениях. Сегодня в Афганистане проживает более десяти этнических групп, каждая со своей зоной влияния и поддержкой со стороны соседних стран.

Пуштуны составляют более 40% афганского населения, в основном сосредоточены в южных провинциях страны, а также и в Кабуле. Современные пуштуны представляют собой ряд племен, говорящих на нескольких диалектах языка пушту и исповедующих ислам суннитского толка. После советского вторжения в Афганистан тысячи пуштуны бежали в соседний Пакистан, где сегодня они являются второй по численности этнической группой.

Подавляющее большинство талибов также принадлежало к пуштунам. Последние, кстати, в политической жизни страны традиционно играли ведущую роль. И свергнутый король Захир Шах, и президент Наджибулла, и мулла Мохаммад Омар, и экс-премьер Гульбиддин Хекматиар – пуштуны. Таджики составляют более 20% населения Афганистана. Представители этой этнической группы входили в основную часть Северного альянса, созданного Ахмедом Шахом Масудом. В середине 90-х они неоднократно воевали с хазарейцами. Таджики — мусульмане-сунниты, говорящие на фарси.

Следует заметить, что таджики, как правило, составляли интеллектуальную элиту Афганистана. Не считая недолгого президентства Бурхануддина Раббани, таджики только дважды в афганской истории оказывались у власти – в XIV в. и в конце 20-х гг. XX столетия. И всякий раз, как это происходило, страна распадалась на отдельные районы. Узбеки появились в Афганистане в 20-х годах, спасаясь от советского преследования. Но сегодня именно узбеков часто обвиняют в сотрудничестве с советской армией во время ее вторжения в Афганистан.

В частности, напоминают о том, что генерал Рашид Дустум воевал на стороне СССР до 1992 г. Хазарейцы в основном сосредоточены в центральной части Афганистана, в провинции Бамиан. Особенно трудно представителям этой этнической группы пришлось в годы правления талибов, в том числе и по религиозным причинам: хазарейцы исповедуют шиитский ислам.

Киргизы проживают в основном на северо-востоке страны, около границы с Киргизией. Большинство афганских киргизов — это полукочевые пастушеские общины. Туркмены живут к северу от Гиндукуша и рядом с афгано-туркменской границей. Другие народности Афганистана часто обвиняют туркменов (как и узбеков) в пособничестве советским войскам во время советского вторжения. Белуджи кочевники из южного Афганистана и Пакистана, числом около 100 тысяч, передвигаются по всей стране в зависимости от времен года. Нуристанцы проживают в труднодоступном горном районе к северо-востоку от Кабула. Только в конце XIX века этот народ обратили в ислам, за что Нуристан часто называют «землей неверных».

Исмаилиты — религиозная община (мусульмане-шииты), проживающая в Горном Бадахшане. Исмаилиты в основном происходят из хазарейцев, таджиков и пуштунов. Конечно, американцы не могут не знать таких фактов из истории Афганистана и, вполне естественно, что стремятся помочь «центростремительным» пуштунам вновь стать ведущей силой в стране. Однако достичь этой цели непросто, т.к. именно пуштуны составляли основной костяк свергнутого, но отнюдь не уничтоженного движения «Талибан». Правда, некоторые из пуштунов-эмигрантов (не без содействия США) вошли в состав временного правительства. А один из них — Хамид Карзай — даже возглавил его.

Но в целом в новой афганской администрации они явно уступают ведущее место представителям Северного альянса и не пользуются (во всяком случае, пока) серьезной поддержкой внутри страны. Надежды на преодоление этого разрыва американцы, видимо, связывают с включением механизмов традиционной афганской демократии. Как ожидается, в июне 2001 г. будет созвано афганское народное собрание — Лойи Джирги. Этот нерегулярной, но весьма влиятельный орган должен рассмотреть важнейшие внутренние вопросы, и главным из них, безусловно, является вопрос о формировании вместо нынешнего временного — нового переходного правительства, которое проведет всеобщие выборы и уступит место уже постоянному органу власти. Не исключено, что венцом этого довольно длительного процесса может стать реставрация свергнутой около 30 лет назад монархии. Именно эта форма правления в применении к Афганистану, судя по всему, устраивает американцев больше всего. Помочь афганцам сделать правильный выбор предполагается с помощью как «кнута», так и «пряника». В качестве первого выступают расквартированные в Афганистане и на его границах подразделения антитеррористической коалиции.

Хорошим подспорьем Вашингтону в осуществлении его планов служит и размещенный в Афганистане миротворческий контингент ООН, в который, правда, американцы не входят. Но его присутствие не только стабилизирует ситуацию в стране, но и легализует силовые действия США. Роль «пряника», безусловно, играет огромная экономическая помощь, которую щедрые американцы всегда готовы предоставить своим друзьям и союзникам. Однако на пути осуществления этого плана стоит несколько серьезных препятствий.

Во-первых, может возникнуть проблема с таджиками, которые вряд пожелают добровольно отказаться от буквально свалившейся им с неба власти. Правда, неудачный исторический опыт таджикского руководства страной, а также настойчивость США в итоге смогут убедить их пойти на уступки. Конечно, в своих районах таджики не потерпят никакого пуштунского присутствия, но на общенациональном уровне, возможно, с ним и смирятся. Вторая проблема, с которой могут столкнуться США при осуществлении своего плана поствоенного обустройства Афганистана, — это разобщенность пуштунов. Даже племена, связанные родственными узами со свергнутой династией, пока весьма ненадежная опора американской политики.

И еще не известно, в какой мере их может объединить перспектива реставрации монархии. И, в-третьих, США, предлагающие Афганистану свой сценарий развития, предстают в глазах большинства афганцев как иностранные завоеватели, исповедующие иные религиозные и культурные ценности. Поэтому апеллирующие к местным традициям талибы сейчас, возможно, даже больше, чем прежде, воспринимаются как естественные защитники от чуждого и потому опасного иностранного влияния. Даже таджики, которые, казалось, должны быть благодарны американцам, рассматривают их дальнейшее присутствие как нежелательное. Наиболее сильны такие настроения среди пуштунов, ведь свержение талибов отбросило их с авансцены политической жизни. Без хотя бы временного преодоления вышеназванных противоречий американская стратегия в Афганистане может оказаться еще более бесперспективной, чем советская.

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ПЛАСТУН Владимир
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
ПОЙЯ Самеулла
МЕНДКОВИЧ Никита
ТАРИН Мирвайс
ОКИМБЕКОВ Убайд
Все авторы