» Афганистан ждет два «весенних наступления»

Опубликовано: 07.03.2007 10:45 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

Военно-политические задачи НАТО

Пакистанский фактор
Военно-политические задачи Талибана

Сценарий и ресурсы наступления талибов

Кандагар и Гельманд — эпицентр решающих боевых действий

Метеопрогноз
Вероятное развитие ситуации
Сбор информации
Направления активности НАТО
Выводы и перспективы

НАТО может получить шанс для политической трансформации Талибана.

«Застой» миссии НАТО в Афганистане, ставший очевидным в 2006 году, топтание на месте как в вопросах борьбы с Талибаном, так и в деле социально-экономической реконструкции страны, поставил на повестке дня задачу «перелома ситуации». Успех афганской экспедиции НАТО напрямую зависит от результатов социально-экономической модернизации афганского государства, а решение этого вопроса, в свою очередь, упирается в проблему военно-политической реанимации Талибана.

К началу 2007 года самой актуальной проблемой в Афганистане стала необходимость разрушения инфраструктуры движения Талибан, ликвидация системы кадрового, военного и финансово-тылового воспроизводства «индустрии боевиков». Частичное решение этой проблемы в рамках натовской военной операции «Медуза», проведенной в конце лета-начале осени 2006 года, стратегического успеха Брюсселю не принесло. Поэтому организация и проведение новой крупномасштабной военной операции сил ISAF на юге Афганистана и в афгано-пакистанском пуштунском пограничье (по обе стороны линии Дюранда) является стратегической задачей для миссии НАТО в Афганистане в 2007 году.

Таким образом, в «весеннем наступлении» в Афганистане, прежде всего, заинтересованы США и НАТО. Их подготовка к этому наступлению и определяет логику военно-политической ситуации весны-лета 2007 года в Афганистане. Интенсивное и многомесячное распространение Вашингтоном и Брюсселем информации об угрозе «весеннего наступления талибов», в определенной мере является инструментом военно-политической мобилизации сил западной коалиции, целью которой является решение проблемы резервов и необходимого пополнения для проведения наступательной операции на юге Афганистана.

Настоящий текст подготовлен в рамках совместного аналитического проекта «Независимого военного обозрения» и информационного портала «Афганистан.Ру».

Военно-политические задачи НАТО

Военно-политическими целями НАТО сегодня являются:

  • разгром основных вооруженных группировок Талибана, контролирующих южные и восточные провинции Афганистана, физическая ликвидация наиболее авторитетных военных и политических лидеров талибов,
  • выход на афгано-пакистанскую границу и создание по ее периметру зоны безопасности,
  • обеспечение условий для проведения форсированных мероприятий по социально-экономической реконструкции территорий, освобожденных от талибов,
  • обеспечение условий для достижения политических договоренностей о сотрудничестве с лидерами пуштунских племен, проживающих в афгано-пакистанском приграничье (в долгосрочной перспективе — ликвидация, либо дальнейший раскол и содействие трансформации Талибана в более умеренное политическое движение с новыми лидерами во главе, готовыми вести переговоры с официальным Кабулом).

    Реализация этих целей потребует проведения широкомасштабной войсковой операции сразу в нескольких провинциях Афганистана. План наступательной операции, предполагающий активные боевые действия на юге Афганистана и переход к НАТО функции обеспечения охраны афгано-пакистанской границы, разработан при непосредственном участии командующего Объединенными силами НАТО в Европе генерала Банца Крэддока и был обсужден в начале февраля в Севилье на заседании министров обороны Североатлантического союза.

    Пакистанский фактор

    Учитывая факт размещения баз Талибана в пакистанской провинции Северный Вазиристан, не исключено, что проведение воинской операции против баз боевиков затронет и часть пакистанской территории. В этом случае можно предположить участие в натовской операции по «окончательному решению талибского вопроса» вооруженных сил Пакистана. Существует также вероятность вторжения на территорию Пакистана (при успешном проведении войсковой операции НАТО в южных районах Афганистана) и сил западной коалиции. Очевидно, что без разгрома тыловой инфраструктуры Талибана, сосредоточенной в северных провинциях Пакистана, об окончательной победе сил НАТО говорить не приходится.

    Сегодняшняя активность американских высокопоставленных чиновников и представителей штаб-квартиры НАТО на пакистанском направлении (сопровождаемая как призывами в адрес Исламабада усилить борьбу с талибами, так и угрозами санкций в случае отказа это сделать) свидетельствует о том, что Пакистан по-прежнему является «слабым звеном» в западной антиталибской коалиции, реорганизуемой под новые военно-политические задачи в Афганистане. В этой ситуации вероятность вторжения натовских сил на пакистанскую территорию для зачистки тыловой инфраструктуры Талибана представляется если не неизбежной, то весьма вероятной.

    Можно предположить, что в Исламабаде осознают перспективу «западного вторжения» в северные районы страны. В этом случае, периодически возникающие у пакистанских лидеров проекты по минированию афгано-пакистанской границы (якобы с целью помешать боевикам Талибана свободно перемещаться через линию Дюранда), на самом деле, оказываются оборонительными мероприятиями против нависающего с севера натовского контингента, угрожающего лишить Исламабад такого эффективного рычага влияния на афганскую и центрально-азиатскую политическую ситуацию, как Талибан.

    Военно-политические задачи Талибана

    Соответственно, военно-политические задачи Талибана определяются неизбежностью крупного военного наступления НАТО весной-летом 2007 года. В ситуации очевидной массированной подготовки сил НАТО к проведению войсковой операции в южных провинциях Афганистана, для талибов главными задачами становятся:


  • защита военно-политических позиций движения Талибан в южных провинциях Афганистана, а также тыловой инфраструктуры в афгано-пакистанском пограничье,
  • сохранение контроля над территорией проживания пуштунов (Пуштунистаном),
  • срыв запланированной наступательной операции ISAF, провоцирование войск западной коалиции на переход к оборонительной стратегии.

    Для реализации этих целей талибам необходимо навязать натовским войскам оборонительные бои в самых разных частях страны, провоцируя распыление сил западной коалиции, отвлекая их на локальные оборонительные, ответные действия (как, например, это попытались сделать талибы на юге провинции Гельманд в начале февраля, захватив город Муса-Кала). Для Талибана важнейшей задачей сейчас становится нанесение упреждающего удара по наступательной группировке НАТО, проведение «превентивного наступления», которое бы позволило сорвать планы и сроки проведения натовской операции, рассредоточить западные силы, сосредоточенные в Кандагаре и Гельманде. Это и должно стать главной целью широко разрекламированного в мировых СМИ «весеннего наступления» талибов.

    Следует отметить, что помимо военной целесообразности весеннего наступления Талибана в 2007 году, к этому времени сложились и относительно удачные внешнеполитические предпосылки для активизации непримиримой оппозиции в Афганистане. Главный редактор информационного портала «Афганистан.Ру» Омар Нессар, через которого проходят десятки сообщений по афганской тематике в день, заметил, что «активизация талибов на юге страны началась после того, как ШОС потребовала от США определиться со сроками вывода своих войск из Центральной Азии. Тогда в официальном сообщении говорилось о стабилизации ситуации в Афганистане». Не исключено, что это – простое совпадение. Однако вполне вероятно также, что требования Шанхайской организации сотрудничества к американцам лидеры Талибана расценили как неожиданную международную поддержку. И поспешили ею воспользоваться.

    Сценарий и ресурсы наступления талибов

    Оптимальным сценарием «талибского ответа» стало бы опережающее наступление боевиков движения на Кандагар, с одновременным нанесением многочисленных диверсионных ударов (с помощью террористов-смертников) в Кабуле, а также захват и удержание небольших населенных пунктов и городов в различных провинциях страны (по аналогии с городами Муса-Кала в Гельманде и Баква в Фарахе, которые были захвачены боевиками в феврале). Эти меры могут внести серьезные коррективы в наступательную стратегию НАТО, привести к распылению западных сил, уже сосредоточенных для проведения атакующей операции.

    Существенную роль в превентивных действиях Талибана по срыву наступательной операции НАТО могут сыграть террористы-смертники. По словам одного из командиров Талибана муллы Хаят Хана, движение располагает сегодня 2 тыс. смертников, уже готовых к совершению терактов. Резерв «команды смертников», по его же словам, составляет еще около 5 тыс. человек. По словам главного редактора информационного портала «Афганистан. Ру» Омара Нессара, из южных районов Афганистана сейчас поступает информация о том, что талибы, располагающие значительными финансовыми ресурсами, активно вербуют за деньги террористов-смертников среди местного населения. Эффективность действий смертников доказал террористический акт у ворот американской базы в Баграме, совершенный 27 февраля, в момент визита вице-президента США Дика Чейни. Психологический страх солдат западной коалиции перед смертниками (только в Кандагаре натовскими военными уже застрелено несколько мирных жителей, которых по ошибке приняли за террористов-самоубийц), в свою очередь, порождает недовольство среди мирного населения, еще больше осложняет отношения жителей афганских городов и сел с представителями ISAF. В конечном счете, это играет на руку талибам.

    Другим существенным элементом стратегии талибов по срыву натовского наступления уже стала «минная война». Успешные подрывы фугасов в феврале, проведенные талибами в нескольких провинциях Афганистана, повлекли за собой потери среди солдат западной коалиции, местных полицейских и военнослужащих афганской армии. Очевидно, что талибы будут стремиться закрепить успехи в «минной войне», активно используя «фугасную индустрию» против разворачивающихся для наступательных действий натовских сил.

    «Минная война» и «война самоубийц», очевидно, будет развернута талибами как в Кабуле, так и в приграничных с Пакистаном провинциях. Анализ активности непримиримой оппозиции в 2006 году позволяет предположить, что целями ожесточенных атак боевиков на силы ISAF станут провинции Кунар, Хост, Пактика, Забуль, Кандагар, Гельманд, Фарах и Урузган.

    Целесообразно обратить внимание на недавнее появление в восточной провинции Нангархар новой достаточно крупной организации Талибана под названием «Тора Бора» под командованием Юнуса Халиса – старшего сына известного в прошлом лидера моджахедов Анваруля Хака Муджахида. Эта структура талибов может оказаться одним из проявлений «ассиметричного ответа» боевиков на готовящееся натовское наступление на юге страны. Боевики из «Тора Бора» уже провели несколько операций против натовских и правительственных сил в районе города Кот и намереваются вести себя еще более активно. С учетом близости провинции Нангархар к Кабулу, наращивание сил Талибана здесь может заставить НАТО внести серьезные коррективы в стратегию своего наступления на юге.

    Кандагар и Гельманд — эпицентр решающих боевых действий

    Судя по интенсивной и взаимной концентрации сил Талибана и НАТО в провинциях Гельманд и Кандагар, эпицентр боевой активности весной-летом 2007 года зафиксируется, прежде всего, в этих регионах Афганистана.

    Сегодня в Кандагаре и Гельманде идет сосредоточение основных боевых подразделений западной коалиции. Пока не приходится говорить о том, что активная дипломатическая работа Брюсселя и Вашингтона по увеличению национальных воинских контингентов из стран-членов альянса, начавшаяся еще накануне Рижского саммита НАТО, увенчалась успехом. Несмотря на отдельные незначительные пополнения из европейских стран, основная тяжесть боев на юге Афганистана весной-летом 2007 года ляжет на американские (26 тыс. военнослужащих), британские (5,6 тыс. человек), канадские (2,5 тыс. человек) и голландские (2,2 тыс. человек) подразделения. Немецкий контингент (3 тыс. человек), расквартированный на севере Афганистана, и итальянские подразделения (1,9 тыс. человек), дислоцирующиеся в центре страны, скорее всего, будут играть вспомогательную роль и активного участия в наступательных операциях на юге Афганистана принимать не станут.

    Ожидающаяся весной переброска дополнительных американских войск в Афганистан (173-я парашютно-десантная бригада, расквартированная в Италии), вместо измотанных подразделений 10-й горной дивизии США, а также британского и польского подкреплений, усилит наступательные возможности контингента ISAF. Серьезную роль в наступательной операции НАТО сыграет и приобретение канадским контингентом, дислоцированным под Кандагаром, 80 немецких танков «Леопард-2А4», необходимых для защиты баз, блокпостов и сопровождения конвоев, а также 20 танков «Леопард-2А6М», отличающихся повышенной устойчивостью к минам (они снабжены минными тралами). Наращивание танковой мощи канадцев служит дополнительным доказательством подготовки натовского наступления на южном (кандагарском) направлении. Равно как и развертывание в Афганистане в начале марта чешского полевого госпиталя с обслуживающим медицинским персоналом в 70 человек и необходимыми медикаментами. В конце января из Кабула в Кандагар был переброшен инженерно-саперный батальон словацких вооруженных сил, состоящего из 60 военнослужащих. ВВС Великобритании разместили в начале февраля в Кандагаре два новейших истребителя вертикального взлета и посадки Harrier GR9A («Гончая»). Новые боевые самолеты должны не только пройти испытания в условиях афганского высокогорья, но и будут оказывать необходимую огневую поддержку с воздуха кандагарской группировке НАТО. Еще 2 английских истребителя будут оказывать поддержку с воздуха британским сухопутным войскам в Гельманде. Кроме этого в Гельманд для поддержки британского контингента перебрасываются 4 вертолета «Си Кинг» и 1 транспортный самолет «Геркулес Си-130». Наращивание британской военной мощи происходит также за счет бронированных боевых машин пехоты «Уорриор» и ракетных систем залпового огня.

    Таким образом, весной-летом 2007 года именно от кандагарской и гельмандской группировок НАТО в решающей степени зависит успех афганской миссии альянса в целом. Представители штаб-квартиры НАТО, официальные лица в Вашингтоне уже заявили о том, что 2007 год станет годом перелома в Афганистане. Перспективы этого перелома напрямую связаны с военными успехами «кандагарского» и «гельмандского» резервов ISAF.

    Существенное замечание: НАТО не рассчитывает нынешней весной одержать полную и окончательную победу над талибами. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер 10 февраля в Мюнхене заявил, что Североатлантический альянс рассчитывает подавить силы движения Талибан в Афганистане только в течение 2 лет. При этом генсек НАТО подчеркнул, что и после 2009 года НАТО следует сохранить свои войска в Афганистане.

    По различным данным, талибы готовы уже сейчас выставить против войск западной коалиции в Кандагаре и Гельманде от 6 до 12 тыс. боевиков. С учетом подкреплений, находящихся в Пакистане, а также за счет вербовки наемников среди местного населения, эта цифра может оказаться значительно выше. Во всяком случае, необходимым численным перевесом (3:1) для проведения успешной масштабной наступательной операции натовцы в Афганистане пока не располагают. Похоже, именно поэтому американский генерал Банц Крэддок в середине февраля заявил, что количество западных войск в Афганистане не достаточно для выполнения поставленных перед НАТО задач.

    Метеопрогноз

    Судя по прогнозам GISМЕТЕО, уже с 1 марта в западных и центральных районах Афганистана начала устанавливаться плюсовая температура. В районе пакистанского города Кветта (резиденция одного из лидеров Талибана муллы Омара), расположенном неподалеку от афганских провинций, в которых ожидается обострение обстановки, температура воздуха уже в конце февраля была плюсовой. Таким образом, в Гельманде и Кандагаре уже в марте следует ожидать достаточно быстрого прогревания воздуха (хотя и неровного, колебание температур возможно от плюс 5 до плюс 20 градусов). Повышение коэффициента погодной комфортности станет одним из элементов, содействующим боевой активизации талибов. Если к этому времени силы НАТО не получат необходимых резервов и не завершат формирование своей ударной группировки, то наступательную инициативу у них перехватят командиры Талибана.

    Вероятное развитие ситуации

    Стремясь сорвать весеннее наступление сил НАТО на юге Афганистана и не допустить ликвидации тыловой инфраструктуры боевиков в афгано-пакистанском пограничье, Талибан концентрирует свои боевые подразделения на двух основных направлениях – гельмандском и кандагарском. При этом, боевые действия в Гельманде, скорее всего, будут носить отвлекающий характер. Цель боев в провинции Гельманд – стянуть сюда максимальное количество сил НАТО, сковать их ожесточенными боями в приграничной полосе и не позволить перебросить на кандагарский участок. В рамках этой стратегии, очевидно, развивается ситуация вокруг города Муса-Кала, который был захвачен талибами еще в начале февраля. НАТО и официальный Кабул, сначала хотели отреагировать на вылазку талибов и заявили о готовности очистить город от боевиков в самое ближайшее время (под Муса-Калу был спешно переброшен британский спецназ, проведены бомбардировки окраин города). Тем не менее, от проведения немедленной операции по освобождению Муса-Калы натовцы отказались.

    Судя по всему, именно на Кандагар будет направлен главный удар талибов. Кандагар является «второй столицей» Афганистана, одним из крупнейших городов страны. В Гельманде нет городов, сопоставимых с Кандагаром по размерам и политическому значению. Кроме того, военный успех под Кандагаром (хотя бы и временный) позволит талибам угрожать тылам гельмандской группировки НАТО, противостоящей сейчас отрядам муллы Омара и иностранных наемников. Тем самым, в случае успеха Талибана на кандагарском направлении, положение натовских сил в Гельманде может серьезно осложниться.

    Одновременно с атаками в Гельманде и Кандагаре, талибы, вероятнее всего, осуществят серию атак диверсантов-смертников как в Кабуле, так и в других городах страны. Возможности для этого у Талибана есть: в середине января 2007 года афганской полицией в Кандагаре только в течение одной недели было арестовано 11 человек, которые готовились стать смертниками. Двое из них – граждане Пакистана. С помощью «живых бомб» талибы не без успеха могут попытаться создать хаос в системе управления военными и государственными структурами страны, посеять панику среди населения.

    Возможно, что, одновременно с атаками боевиков-смертников в Кабуле, талибы могут предпринять (или успешно сымитировать) наступление на афганскую столицу со стороны провинции Нангархар, тем самым, отвлекая силы НАТО от операций в южных провинциях страны.

    Проведение операции в Гельманде и Кандагаре потребует от Талибана максимальной координации действий. В Гельманде против британских войск будут действовать талибы, подчиняющиеся мулле Омару. Эта группировка тесно связана с пакистанскими спецслужбами (ISI), ее основной костяк составляют пуштуны. В отличие от других группировок Талибана, боевики муллы Омара провозгласили целью своей борьбы освобождение Афганистана от американских войск и войск западных государств. Национально-освободительные, а не радикально-исламские идеи в «пуштунском» Талибане являются доминирующими и в этом смысле – политически более перспективными.

    На кандагарском направлении, уже против канадцев и американцев, будут действовать отряды талибов муллы Дадуллы. Эти подразделения тесно связаны с сетью «Аль-Каиды», состоят, в значительной степени из иностранных наемников (арабы, чеченцы, узбеки). Это едва ли не самая многочисленная группировка Талибана, состоящая из исламистских радикалов. Сам Дадулла в середине февраля заявил о том, что более 6 тыс. боевиков движения Талибан дислоцируются на территории Афганистана и способны к нападению на правительственные и иностранные войска.

    Сбор информации

    Очевидно, что далеко не все отряды боевиков переправились сейчас с пакистанской территории на афганскую. Можно предположить, что значительные подкрепления талибы получат из Пакистана, как только начнутся настоящие бои с силами НАТО в Гельманде и Кандагаре. Именно поэтому для НАТО сегодня остается одной из главных проблем получение своевременной разведывательной информации о перемещениях и концентрации сил боевиков Талибана в афгано-пакистанском пограничье. Поэтому имеет стратегическое значение положительное решение вопроса об использовании на юге и востоке Афганистана 6 немецких самолетов-разведчиков «Торнадо». Без постоянной воздушной разведки силы альянса просто не сумеют своевременно отследить появление резервов талибов.

    Агентурная разведка НАТО в силу афганских особенностей вряд ли может быть достаточно эффективной и полностью решит проблему получения информации о передвижениях отрядов Талибана. Кроме того, талибы установили на подконтрольной территории достаточно жесткий контрразведывательный режим. Они регулярно казнят по обвинению в шпионаже в пользу американцев, как жителей приграничных афганских провинций, так и жителей пакистанской провинции Северный Вазиристан. Участившиеся угрозы представителей талибов в адрес иностранных журналистов, которых боевики считают потенциальными и реальными шпионами, провоцируют представителей западных СМИ на сворачивание своей профессиональной деятельности в зоне предполагаемых боевых действий и в пакистанском тылу талибов. Давление и угрозы на западных журналистов, скорее всего, является одним из направлений работы контрразведки талибов. В нынешней ситуации это — дополнительное мероприятие безопасности, направленное на обеспечение превентивной наступательной операции Талибана.

    Направления активности НАТО

    Ключевой задачей для командования НАТО в Афганистане в ближайшие недели будет не допущение срыва запланированного большого наступления сил ISAF на юге страны с выходом к пакистанской границе. Это потребует сосредоточения усилий на следующих направлениях.

    1. Максимально быстрое наращивание численности Южной наступательной группировки НАТО в провинциях Гельманд и Кандагар, организация переброски дополнительных войсковых контингентов и вооружения из стран-членов альянса и их союзников в Афганистан. Учитывая, что наступательная операция против Талибана может занять несколько месяцев, и будет идти не только весной, но и летом (а, возможно, и осенью) 2007 года, то интенсивные перевозки по воздуху военнослужащих и техники НАТО будут осуществляться в течение марта-октября. Таким образом, для Брюсселя и Вашингтона будет важно не только добиться согласия от стран-членов НАТО и их союзников на отправку дополнительных подкреплений в Афганистан, но и технически обеспечить интенсивные авиаперевозки (дополнительные транспортные самолеты, организация воздушных мостов и «воздушных коридоров», международно-правовое сопровождение авиаперевозок и т.д.).

    2. Снятие противоречий в подходах отдельных национальных военных контингентов стран НАТО к несению службы в Афганистане. А этих противоречий накопилось не мало. К уже «традиционным» разногласиям между немцами и французами, с одной стороны, не желающих участвовать в боевых операциях на юге страны, и американцами, с другой стороны, стремящихся использовать «немецкий резерв» для наступления на Талибан, добавились разногласия между британцами и США. Американцы выступают категорически против любых контактов командиров ISAF с командирами отрядов талибов. Британцы, напротив, считают локальные договоренности о прекращении огня (как это было в Муса-Кале в 2006 году) вполне допустимыми.

    Еще одно расхождение в стратегических вопросах демонстрирует эпизод с пребыванием в конце января 2007 года в Афганистане министра по сотрудничеству в целях развития Нидерландов Агнес ван Арденне. Она выступила против уничтожения маковых плантаций в Афганистане. Министр дала понять губернатору провинции Урузган Мунибу, что ему не следует выполнять приказ афганского президента Хамида Карзая об уничтожении посевов опийного мака. Выступая в эфире голландского телевидения, ван Арденне заявила, что нидерландские военнослужащие участвуют в миссии НАТО в Афганистане, чтобы содействовать восстановлению этой страны. «Это возможно, только если население будет с нами сотрудничать. Но афганцы не будут сотрудничать с нами, если увидят, что мы участвуем в игре по уничтожению единственного источника доходов многих крестьян», — сказала министр. Позиция высокопоставленного голландского чиновника идет в разрез с подходом Вашингтона и Брюсселя, настаивающих на ведении активной борьбы с наркотиками.

    Тактические противоречия между западными союзниками в Афганистане сегодня «расшиваются» как в «стратегическом» направлении, так и в локальном, «технологическом». В первом случае показателен февральский спор между руководством Италии, усомнившимся в реальности «весеннего наступления» талибов, и американцами, активно поддерживающих версию такого наступления. Во втором случае любопытен «конфликт специалистов» в Кандагаре, где британские разведчики полностью отказались от услуг эстонских разведчиков. По информации портала «Афганистан. Ру», базирующееся на летной базе в провинции Кандагар эстонское подразделение HUMINT, призванное заниматься агентурной разведкой, с середины января отстранено от служебных обязанностей. Причиной послужило расхождение в методах эстонских и британских разведчиков в работе с местными источниками. В мае 2007 года миссия эстонских военных разведчиков в Афганистане, продолжавшаяся почти год, будет, по всей вероятности, прервана.

    3. Решение «пакистанской проблемы». Вашингтон должен будет добиться от Исламабада не только активного и непосредственного участия пакистанских вооруженных сил в боях с талибами (открытие «второго фронта» в тылу Талибана со стороны Пакистана), но и получить согласие от президента Мушаррафа на допуск сил НАТО на пакистанскую территорию (для ликвидации баз и лагерей подготовки талибов в Северном Вазиристане). Без привлечения Исламабада к операции по «окончательному решению талибского вопроса» уничтожить тыловую инфраструктуру Талибана невозможно.

    В нынешней ситуации лишь стратегия одновременного наступления на «двух фронтах» — южно-афганском и пакистанском – является перспективной для НАТО. «Пуштунские клещи», сформированные таким образом ISAF, могут оказаться роковыми для талибов. Однако, учитывая ненадежность «пакистанского элемента» в натовской борьбе с терроризмом, практическая реализация концепции «пуштунских клещей» представляется весной-летом 2007 года маловероятной. Что, в свою очередь, напрямую скажется на успешности натовской операции на юге Афганистана.

    4. Увеличение финансирования «кризисных» провинций Афганистана. Так, Кабул пообещал в ближайшее время выделить 20 миллионов долларов на работы по реконструкции в провинции Кандагар. В канун предполагаемых активных боевых действий выделение таких сумм (как официально заявлено) на строительство и ремонт школ, больниц и т.д. вряд ли можно считать эффективной тратой денег. Скорее всего, эти средства будут направлены на подкуп местных старейшин (чтобы предотвратить возможность их сотрудничества с командирами Талибана), а также на оказание гуманитарной помощи местному населению, которое неизбежно пострадает от боевых действий.

    5. Проведение спецопераций по ликвидации командиров отрядов и политических лидеров Талибана. Несколько месяцев назад американцам удалось уничтожить сразу несколько талибских командиров, включая муллу Усмани. В первые дни марта 2007 года в провинции Кунар на границе с Пакистаном в афганском селении Мандагхел спецподразделения США при поддержке авиации и тяжелой артиллерии начали операцию по уничтожению одного из крупных лидеров Талибана. Для срыва боевых операций Талибана силам НАТО необходимо в первую очередь ликвидировать максимально возможное число главарей боевиков.

    Уничтожение нынешних командиров и политических лидеров Талибана необходимо также для того, чтобы создать более перспективные политические условия для вполне вероятных сепаратных переговоров руководителей западной коалиции с отрядами боевиков. Нынешние вожди талибов сформировались как непримиримые противники США и НАТО. В этом же качестве они продолжают сохранять свой политический статус и сегодня. Для того, чтобы движение Талибан (раз уж оно доказало свою жизнеспособность и его непросто уничтожить) стало менее радикальным и более склонным к компромиссам, необходимо, в первую очередь, создать условия для смены политических поколений в руководстве организации. Ротация элит талибов в нынешних условиях возможна только через физическое уничтожение поколения «яростных мулл» Омара, Дадуллы, Усмани и им подобных.

    Организация военного разгрома Талибана, разрушение инфраструктуры непримиримой оппозиции, уничтожение нынешних командиров и вождей талибов и проведение «внешней» ротации элит внутри Талибана – эти задачи являются взаимосвязанными. Прежде чем найти людей внутри Талибана, готовых сесть за стол переговоров с официальным Кабулом и силами НАТО, необходимо зачистить «когорту непримиримых» и освободить их посты для «новых талибов». Другими словами, эффективной сегодня будет «стратегия двойных усилий» – военного ослабления Талибана и конструирования условий для его политической трансформации. Трансформация Талибана – важнейшее условие успеха миссии НАТО в Афганистане.

    6. Активизация специальной работы по усилению противоречий внутри Талибана. Сегодня Кабул, с санкции политического руководства НАТО и США, пытается найти возможности для начала сепаратных переговоров с отдельными группировками талибов. Президент Афганистана Хамид Карзай открыто заявил в соборной мечети Кабула о готовности пойти на переговоры с непримиримой оппозицией.

    Одновременно с этим спецслужбами Афганистана и НАТО предпринимаются попытки спровоцировать конфликт между лидером «пакистанского Талибана» муллой Омаром и лидером «аль-каидского» Талибана муллой Дадуллой. Здесь весьма интересной является история с письмом муллы Омара, изъятым в середине января 2007 года у пресс-секретаря Омара – Мохамада Ханифа. В этом письме якобы сообщалось о том, что лидер движения «Талибан» мулла Мохаммад Омар приказал ликвидировать другого видного деятеля этого движения муллу Дадуллу. Об этом 18 января со ссылкой на содержание найденного в доме арестованного пресс-секретаря талибов письма заявил глава пресс-службы национального управления безопасности Афганистана Саид Ансари. Согласно сведениям афганских спецслужб, мулла Омар обвиняет муллу Дадуллу в убийстве другого лидера движения – Ахмар Мохаммада Усмани (убитого американской ракетой накануне нового 2007 года). То, что тема покушения, озвученная в «письме Омара» не получила дальнейшего продолжения, похоже, свидетельствует о том, что лидер кандагарских талибов не клюнул на «дохлую кошку», подброшенную кабульской разведкой, не поверил в предательство муллы Омара (или, во всяком случае, проигнорировал это). Однако это вовсе не означает сворачивания деятельности афганских и натовских спецслужб по провоцированию конфликтов внутри Талибана.

    Выводы и перспективы

    В Афганистане весной-летом 2007 года сложились предпосылки для проведения сразу двух масштабных наступательных операций – как со стороны НАТО, так и со стороны Талибана. Успех той или другой стороны напрямую зависит от того, у кого сохранится стратегическая инициатива, кто сумеет навязать противнику оборонительные бои, а также добьется (или, напротив, не допустит) психологического перелома. Последний фактор весьма важен, так как имеет непосредственное отношение к решению проблемы «выживаемости» противоборствующих сторон. Психологическая стойкость сил западной коалиции и их политического руководства будет проверяться ожесточенными боями в Гельманде и Кандагаре, а также «войной самоубийц» в Кабуле и провинциях, расположенных по линии Дюранда. Психологическая прочность Талибана напрямую зависит от того, сумеют ли его бойцы спасти от физического уничтожения наиболее авторитетных лидеров «непримиримой оппозиции» (прежде всего, речь идет о мулле Омаре и мулле Дадулле), а также защитить инфраструктуру Талибана в афгано-пакистанском пограничье.

    Силы НАТО способны добиться лишь тактических успехов в ходе предстоящей наступательной операции. Учитывая целый ряд ограничений (дефицит резервов и подкреплений, недостаточное взаимодействие отдельных национальных подразделений ISAF, нерешенность «пакистанской проблемы», неуязвимость лидеров талибов) говорить о возможности стратегического перелома в Афганистане («окончательном решении талибского вопроса») в нынешнем году не приходится. Есть веские основания говорить о том, что НАТО сумеет провести в нынешнем «наступательном сезоне» лишь еще одну операцию типа прошлогодней «Медузы». Она позволит снять некоторые военные тактические вопросы, но не приведет к решению стратегических политических задач. В лучшем случае, новая операция НАТО создаст позитивные предпосылки для решения этих задач в 2008 году. Прежде всего, речь идет о перспективах политической трансформации Талибана.

    В нынешнем году талибы по-прежнему не сумеют одержать долгосрочных и перспективных успехов. «Непримиримая оппозиция» лишена возможности нанести западной коалиции серьезное военное поражение. Несмотря на вероятную перспективу талибского наступления на Кандагар, его взятие или даже кратковременная осада боевиками представляются невероятными. Минная война, партизанские вылазки и атаки смертников могут серьезно осложнить жизнь западного контингента, привести к значительным потерям. Однако с помощью этих ресурсов талибы одержать военную победу в Афганистане не способны. Предельным успехом для Талибана в нынешнем году будет максимальное ограничение наступательного потенциала Южной группировки НАТО и спасение от разгрома своей пакистанской тыловой инфраструктуры.

    «Наступательный сезон» 2007 года еще раз подтвердит, что не только афганская проблема в целом, но и проблема Талибана в частности, не имеют военного решения. Создать предпосылки для ее успешного политического снятия, для трансформации движения талибов – вот по-настоящему стратегическая цель для Брюсселя и Вашингтона в нынешнем году. Чем скорее проблема «предпосылок для талибской трансформации» будет решена, тем скорее миссия НАТО в Афганистане преодолеет «динамику застоя», преследующую силы ISAF уже несколько непростых лет.

  • Фото: AFP

    Без рубрики

    Главные темы

    

    Мы на связи

    Авторы

    КАМЕНЕВ Сергей
    ХАСАН Шерхасан
    ФЕНЕНКО Алексей
    ИСКАНДАРОВ Косимшо
    МЕХДИ Михяуддин
    МОХАММАД Дауд
    Все авторы