» В Афганистане с интересом обсуждают проект трубопровода, однако перспективы его строительства остаются неясными

Опубликовано: 08.07.2002 14:45 Печать

Автор: Халима Казем

Военная кампания в Афганистане заканчивается, иностранная помощь поступает медленно, поэтому страна ищет пути возрождения своей экономики. Временное правительство председателя Хамида Карзая вернулось к рассмотрению давнего проекта. На официальном уровне идет обсуждение строительства трубопровода, по которому туркменские энергоносители — нефть и газ — будут перекачиваться в Индию через Пакистан и Афганистан.


30 мая Карзай прибыл в Исламабад на встречу с пакистанским президентом Первезом Мушаррафом и туркменским президентом Сапармуратом Ниязовым. Лидеры договорились только о том, чтобы начать поиск заинтересованных в проекте инвесторов. Успех предприятия неочевиден, поскольку вложенные ранее капиталы не принесли успеха. «Трубопровод мира» Хамида Карзая, по сути дела, продолжает дело консорциума «Сентгаз» («Центральноазиатский газопровод», или «Центгаз») — проект стоимостью в 2 млрд долларов, руководство которым осуществлял нефтяной гигант «Юнокал»из Хьюстона (США) и который предполагалось запустить в середине 1990-х годов. В случае если этот проект удастся осуществить, он принесет Афганистану сотни миллионов долларов, которые пойдут на первоочередные меры по восстановлению афганской экономики. Однако после прекращения работ консорциума в 1998 году ситуация в регионе существенно изменилась. Экономика Афганистана была разрушена, кроме того, уменьшились потребности Пакистана в энергии и его отношения с Индией, что превращает проект трансафганского трубопровода в нечто вроде полета фантазии.


Во-первых, западные энергетические компанию имеют все возможности инвестировать свои деньги в другие проекты. Азербайджан и Казахстан — страны в более стабильными институтами — смогли привлечь в нефтегазовую отрасль многомиллионные инвестиции. Конкуренция на рынке инвестиций невысока, даже если речь идет о странах, имеющих стабильные правительства. Ни одна транснациональная компания не проявляет серьезного интереса к планам возрождения трубопровода «Юнокала» по той вполне понятной причине, что эти планы имеют малую экономическую отдачу. «Новых интересных проектов в этом районе в настоящий момент нет, — сказал Леонард Коберн, директор Бюро по делам новых независимых государств, России и стран Среднего Востока при Министерстве энергетики США. — ExxonMobil уходит из Туркменистана. Они ничего не нашли и поняли, что не смогут работать в этой стране. Chevron Texaco не занимается Туркменистаном, потому что начал серьезные проекты в Пакистане и Азербайджане».


По словам представителя «Юнокал» Терри Ковингтон, несмотря на свои связи в странах, которые рассматривают возможность возрождения проекта, компания не планирует начинать строительство еще одного трубопровода, проходящего через территорию Афганистана. Ковингтон говорит, что после выхода компании из консорциума «Сентгаз» в 1998 году ее капиталы были вложены в проекты в других частях мира, в частности в юго-восточной Азии. «Мы не принимаем решений, основанных на снимках местных достопримечательностей, — сказала Ковингтон в беседе с корреспондентом EurasiaNet. — Есть несколько условий, при выполнении которых мы идем на инвестиции: признанное международным сообществом правительство, мир и стабильность и соблюдение стандартов общественной жизни».


Карзай знаком с компанией «Юнокал», в 1990-х годах он работал консультантом этого нефтяного гиганта. В последние полгода Карзай совершил несколько поездок в соседние страны, чтобы найти поддержку планам строительства трубопровода. Ниязов и Мушарраф выразили готовность принять участие в этом проекте. Однако Коберн говорит, что любая компания, решившая работать в Афганистане, должна требовать дополнительных гарантий безопасности для своих вложений. В Афганистане, в котором 10 июня начинает работу высший законодательный совет под названием Лойя джирга, до сих пор нет законного правительства. После того как Лойя джирга назначит переходное правительство, стране понадобятся законы, обеспечивающие работу корпораций и выпуск ценных бумаг. «Чтобы привлечь внимание на рынке, Афганистану придется пройти долгий путь», — говорит Питер Бассетт, менеджер по инвестициям в международной инвестиционной компании «Брансвик капитал менеджмент» со штаб-квартирой в Лондоне.


Кроме того, потребность в трансафганском газе, вероятно, может быть только у Индии, также имеющей сложный рынок. Пакистан создал большие газовые резервы, обеспечив себя до 2005 года, — говорит Джулиан Ли, ведущий аналитик Центра глобальных энергетических исследований (Лондон), — однако опора Пакистана на импорт нефти может стать фактором, способствующим реализации проекта трансафганского трубопровода. Главным препятствием на пути трубопроводного партнерства остается подспудное соперничество между Пакистаном и Афганистаном. «История свидетельствует, что Пакистан постоянно вмешивался в дела Афганистана и никогда не допускал Афганистан к своим водным ресурсам. Таким способом сохранялась зависимость Афганистана от Пакистана», — сказал Фархад Ахад, член научного совета Института афганских исследований. Существует мнение, что если бы Пакистан решил принять участие в трансафганском проекте, то сделал бы это исключительно ради США и отказавшись от аналогичного проекта с Ираном. Однако, по мнению Дэвида Голдвина, бывшего помощника министра энергетики США по международным вопросам, шансы на то, что это произойдет, минимальны.


Остается Индия, которая может выступить в качестве потребителя газа. Однако Индия не желает зависеть от Пакистана, своего традиционного соперника, которому нет никакого резона следить за надежностью траспортировки на своем отрезке трубопровода. [См. статью на эту тему в EurasiaNet]. «С точки зрения Индии, вопрос заключается в том, как обеспечить безопасность этого проекта», — говорит Джиоти Сагар, основатель юридической компании Sagar and Associates, находящейся в Нью-Дели и специализирующейся на индийском энергетическом секторе. С 2001 происходит рост потребности Индии в нефти, который составляет 6-6,5 процента в год. Увеличится и потребность в природном газе, которая к 2005 году составит 7,5 млн метрических тонн газоконденсата. Все это вместе взятое приведет к тому, что Индия превратится в одного из крупнейших мировых потребителей нефти и газа. Однако, по словам Сагара, Индия рассчитывает скорее на импорт дешевого газа из соседних стран — Бангладеш и Мьянмы.


В конце концов, судьба афганского трубопровода будет зависеть от простых экономических расчетов. Но даже если политическая ситуация в регионе улучшится, экономическая отдача от трубопровода будет не очень высокой. «Крупная транснациональная компания сможет получить 15-20 процентов прибыли. Это не так много, учитывая геополитический риск», — говорит Херст Гроувс, директор Центра энергетических исследований при Колумбийском университете.


Эксперты в один голос утверждают, что в настоящее время проект трансафганского трубопровода нереален. «Пока Пакистану не потребуется импортный газ, или пока Пакистан и Индия не наладят хороших отношений, которые бы позволили прокачивать импортный газ через территорию соседа», — говорит Ли, — Афганистану придется искать другие пути восстановления своей разрушенной экономики.


От редакции. Халима Казем ранее работала режиссером документальных лент для MSNBC. Автор ряда статей, в частности в . По заданию EurasiaNet освещает ход работы Лойя джирги.


 

Экономика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОНДРАТЬЕВ Алексей
ХАСАН Шерхасан
КОСТЫРЯ Анатолий
АЗИЗ Залмай
ФЕНЕНКО Алексей
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
Все авторы