» Афганский контекст украинского кризиса

Опубликовано: 05.05.2014 02:15 Печать

Арг

Автор: МЕНДКОВИЧ Никита

Об авторе: Никита Андреевич Мендкович, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

События на Украине и кризис, связанный с отделением Крыма, стали значимыми не только для региональных процессов, но и всей международной политики. Не остался к ней равнодушным и Афганистан.

Еще 23 марта действующий президент страны Хамид Карзай выступил с заявлением о поддержке референдума в Крыму. «Крым вошел в состав Российской Федерации после проведения референдума, в ходе которого народ этой республики высказался за это. Поэтому мы к этому решению относимся с уважением», — заявил он. Примечательно, что Карзай сделал это заявление на встрече с группой американских парламентариев (сенаторами Келли Айотт и Джои Доннелли, а также конгрессменом Стивеном Линчем), посетившей Кабул с целью уговорить президента ускорить процесс подписания соглашения о стратегическом сотрудничестве в сфере безопасности с США.

Реакция Пентагона последовала через два дня: пресс-секретарь контр-адмирал Джон Кирби заявил, что позиция президента Афганистана «не является полезной» и абсолютно не совпадает с позицией США и НАТО, хотя и «имеет право на существование». Пресса Соединенных Штатов и Британии также подвергла выступление афганского президента критике, подчеркнув, что он «оказался в одной компании» с Венесуэлой и Сирией. Американский канал «Фокс-ньюз» даже заявил, что Карзай своим заявлением «унизил» Запад.

Следует подчеркнуть, что шаг Кабула можно действительно признать достаточно серьезным. Отреагировать столь же независимо на присоединение Крыма к России удалось далеко не всем постсоветским странам. В частности, в неловком положении оказалась Киргизия, лавирующая между позициями США и России. Представители республики были вынуждены сделать серию заявлений по украинским событиям, каждое из которых «уточняло» предыдущее, фактически меняя его суть.

В афганских СМИ смелая позиция Карзая обсуждалась не слишком длительно, однако ряд комментариев все же прозвучал в публичном пространстве. Высказанные мнения по украинскому кризису разделились. Одни аналитики, например, Хаджи-Саид Дауд в интервью радио «Азади» (фарсиязычная «Свобода») осудили попытки Карзая участвовать в «большой политике», рискуя осложнить отношения с США. Другие, как Мохаммад Шафики заявили на страницах печати, что поддерживают демонстрацию президентом независимой от Соединенных Штатов политической позиции.

Трудно сказать, какова позиция в этом вопросе большинства экспертного сообщества страны. Позиции западных фарсиязычных СМИ, ориентированных на Афганистан и Иран, достаточно сильны, а они, естественно, проводят антироссийскую линию при освещении событий в Крыму и на Украине. При этом необходимо учитывать и то, что антиамериканские взгляды среди общественности региона также достаточно сильны, что может у многих сформировать сочувственное отношение к украинской политики России.

Так или иначе, но позиция Карзая не является сугубо индивидуальным актом уходящего со своего поста президента и имеет поддержку среди части политической элиты. Со схожим заявлением по Крыму выступил депутат афганского парламента Михияуддин Мехди, посвятивший присоединению Крыма к России целую статью в кабульской газете «Мандагар». Мехди высказал убеждение, что произошедшее будет способствовать защите интересов всех национальностей полуострова. Кроме того, он подчеркнул, что реакция Москвы на расширение НАТО и попытки укрепить свою безопасность являются естественными.

Подобные заявления звучат и сейчас. В этом ключе недавно выступил первый заместитель председателя сената афганского парламента Мохаммад Аллам Изидияр. 26 апреля во время пленарного заседания сената народный избранник призвал воздержаться от применения силы по отношению к мирному народу на востоке Украины и относиться с уважением к их мнению. Как отметил Изидияр, однополярный мир не способствует стабильности.

Подобная тенденция весьма интересна, так как для старшего поколения афганских политиков из числа участников войны 1979-1989 гг. часто характерны антироссийские настроения, что выливалось в жесткую критику в адрес оппонентов, выступающих за сотрудничество с Москвой. Однако появление публичной поддержки позиции России по украинскому кризису говорит о том, что политический климат в Афганистане начинает постепенно меняться.

Это может быть связано с двумя причинам. Во-первых, часть афганской элиты ищет пути проявления формирующихся антиамериканских устремлений. Влияние США в стране неминуемо будет сокращаться после выводы войск МССБ из Афганистана, даже если новый президент подпишет соглашение о стратегическом сотрудничестве с Вашингтоном. Между тем, антиамериканизм, вызванный многолетним военным пребыванием, случаями бомбардировок мирных афганцев, преступными действиями иностранных военных — никуда не исчез.

Во-вторых, высказывается предположение, что позицию по Крыму нужно рассматривать в контексте проблемы «зоны племен» в отношениях с Пакистаном. Возможно, часть афганской элиты надеется рано или поздно вернуться к «крымскому сценарию»: добиться проведения референдума на спорных территориях, отчужденных еще в эпоху британо-афганских войн, и затем вернуть их в состав Афганистана. Такие планы могут казаться нереалистичными для сторонних наблюдателей, однако идеологическое значение пушутнских районов Пакистана для афганцев даже больше, чем значение Севастополя для России.

В-третьих, в Афганистане постепенно начинает расти роль России, которая готова вкладывать деньги в восстановление промышленных активов на территории Афганистана, построенных при советском участии. В частности, речь о Кабульском домостроительном комбинате, в который российской стороной уже вложено по сообщениям прессы 25 млн. долларов. Кроме того, нельзя забывать об участии России в обучении афганских полицейских и саперов, поставках оружия и горюче-смазочных материалов, которые необходимы афганским военным для борьбы с терроризмом.

Конечно, влияние США и НАТО также не исчезнет, так как национальный бюджет Афганистана будет долго нуждаться в финансовой помощи западных стран. Однако постепенно политика Кабула будет становиться более многовекторной, так как будет увеличиваться необходимость сотрудничества с другими странами, включая Россию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Особое мнение Россия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОНДРАТЬЕВ Алексей
ПЛАСТУН Владимир
КОРГУН Виктор
НЕКРАСОВ Вячеслав
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
НЕССАР Омар
Все авторы