» Уход США из Афганистана – час Х для всего региона

Опубликовано: 30.07.2013 07:30 Печать

Автор: ПАНФИЛОВА Виктория

Об авторе: Виктория Панфилова, обозреватель «Независимой Газеты», — специально для «Афганистан.Ру».

Близится день, когда силы западной коалиции покинут Афганистан. По первоначальному сценарию предполагалось, что из 63 тысяч американских военнослужащих в Афганистане после 2014 года для поддержания стабильности останется около 10 тысяч. Однако на фоне разногласий с президентом Афганистана Хамидом Карзаем Вашингтон на днях заявил о возможности «нулевого варианта» – полного вывода войск. Это заявление дает экспертам основания говорить о неизбежности обрушения ситуации в Афганистане и, как следствие, дестабилизации обстановки в соседних центрально-азиатских странах. Высказываются даже мнения о расколе некоторых стран региона и образовании новых центрально-азиатских государств на карте мира. Не исключен вариант полномасштабной дестабилизации региона усилиями исламских радикальных группировок. Как заметил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, дислоцирующиеся на севере Афганистана узбекские и таджикские этнические радикально-террористические, экстремистские группировки уже вынашивают планы проникновения на территорию постсоветских республик региона.

Однако существует и другая точка зрения: нагнетание страстей вокруг Афганистана и стран Центральной Азии выгодно государствам, отмеченным внутренней нестабильностью – Таджикистану и Киргизии, а также России, которая не желает допустить присутствия третьих стран в стратегически важном для себя регионе.

По наблюдениям экспертов, нынешняя власть в Афганистане неустойчива. А по мнению большинства афганцев, и вовсе нелегитимна. Учитывая эти аспекты, США передают всю ответственность за безопасность в стране правительству Карзая и одновременно приступают к переговорам с противоборствующей стороной – движением «Талибан». Талибы уже находились у власти в Афганистане (1994-2001 годы). Судя по некоторым признакам, они вернутся к власти снова. Причем не без поддержки Вашингтона.

Первый шаг в этом направлении уже был сделан. Правда, безуспешно. В столице Катара Дохе в июне этого года было открыто представительство талибов – «Исламский эмират Афганистан» (так страна называлась при режиме талибов). Представитель «Талибана» Мохаммед Наим, открывая офис, заявил, что движение намерено установить дружеские отношения со всеми соседями Афганистана, а также с ООН, региональными и международными организациями и неправительственными институтами. Однако уже через месяц талибы закрыли офис, обвинив США и Карзая в невыполнении договоренностей. Впрочем, сами талибы ни на минуту не сомневаются в скором возвращении к власти в Афганистане. На международной конференции в Мешхеде по Афганистану, которая состоялась еще в начале нынешнего года, представители «Талибан» убеждали присутствующих, что будут строить нормальные добрососедские отношения с соседями. Представители движения категорически отрицали вероятность вторжения в соседние страны, в том числе в страны центрально-азиатского региона, о чем говорят политики и эксперты. Главное, по их словам, уважать исламские ценности. О том, что борьба за власть в Афганистане будет острой, признал и президент США Барак Обама.

Выступая на конференции в Берлине, он отметил, что «… афганцы должны договориться с афганцами, как совместно прервать цикл насилия и начать поднимать страну». Однако Карзай считает, что талибы, прикрываясь лозунгами, на самом деле являются сторонниками продолжения военных действий в стране.

«Движение «Талибан» не останется в стороне от формирования власти в постамериканском Афганистане и, скорее всего, станет его основным участником. При этом талибы никогда не представляли реальной угрозы мусульманским странам постсоветской Центральной Азии. «Это показывает весь опыт новейшей истории Афганистана после падения правительства Наджибуллы», – сказал автору д.и.н., главный редактор сайта «Central Asia» Института Востоковедения РАН Шохрат Кадыров. Эксперт считает, что демонизация талибов на руку тем, кто пытается оправдать существование в Центральной Азии правящих элит, закрытых обществ, этнократических государств, а также тем, кто не в состоянии выработать идеологию, действительно сплачивающую нацию, и тем, кто опасается, и вполне обоснованно, что на смену этническому национализму придет воинствующий ислам. Но, по мнению Шохрата Кадырова, эта гипотеза верна лишь отчасти и не является главной причиной беспокойства. На самом деле источником тревог относительно ухода США из Афганистана является тот факт, что США «уходят, чтобы остаться».

«Ограниченный военный контингент США, что бы ни говорили, будет присутствовать в Афганистане еще очень долго и потому эта страна и находящиеся в оппозиции к властям стран Центральной Азии экстремистские исламские группировки, могут быть использованы как фактор потенциального политического шантажа в политике США к пророссийской Центральной Азии», – сказал Кадыров. В этом контексте власти государств ЦА вынуждены оказывать Афганистану всякого рода гуманитарную помощь.

Этим уже активно занимается Казахстан. Он участвует в разрешении проблем Кабула через проекты экономического и гуманитарного характера. В частности, Астана выделила 50 млн. долларов на образование афганских студентов. Он предоставляет Афганистану гранты и кредиты на строительство дорог, школ, больниц, гуманитарную помощь. Туркменистан и Узбекистан больше ориентированы на ведение бизнеса на афганской территории – продажу электричества, переброску грузов по железной дороге и строительство новых магистралей. Активность Ташкента в строительстве коммуникаций в Афганистане тоже объяснима – она продиктована желанием иметь выход к южным морям. Аналогичные проекты пытается продвигать Таджикистан. В летний период Душанбе продает в северные провинции Афганистана электричество. Стоит упомянуть и недавний договор о строительстве трансафганской железной дороги. Но инвестировать в железнодорожный проект предложено Китаю, поскольку своих денег у Таджикистана нет.

«Сам по себе приход к власти в Афганистане движения «Талибан» не несет военной угрозы странам Центральной Азии или России. Но как быть с теми радикальными исламскими движениями, которые находится под их покровительством? Это и «Аль-Каида», и Исламское движение Узбекистана (ИДУ), и десятки других экстремистских группировок, которые активно действуют на территории северного Афганистана», — сказал автору эксперт Аналитического центра МГИМО Леонид Гусев. Угроза того, что они повернут свое оружие против стран ЦА, по мнению Гусева, существует. Тем более, что в конце 1990-х – начале 2000-х радикальное ИДУ уже пыталось взорвать регион. Дважды, в 1999 и в 2001 году, боевики ИДУ предпринимали попытки прорваться к границе Узбекистана (через территории Таджикистана и Киргизии), а в 2005-м исламистам удалось устроить кровавую вакханалию в Андижане с плацдарма в киргизском Оше. Поэтому, не пытаясь четко предсказать дальнейшее развитие событий, эксперты сходятся в том, что если хотя бы в одной из стран Центральной Азии обстановка будет дестабилизирована, это повлияет и на другие государства региона.

Впрочем, некоторые эксперты считают, что проникновение боевиков в ЦА через афгано-узбекскую границу исключено – этот рубеж, как говорили в советские времена, «на замке». Экстремисты и наркоторговцы могут идти только через Таджикистан и Киргизию. И такая перспектива представляет «общую головную боль» и для Ташкента, и для Астаны, притом, что «серой зоной» постсоветской афганской границы остается также Туркмения. Помимо узбекских и таджикских группировок, на севере Афганистана действуют также другие этнические террористические отряды: киргизские, казахские, уйгурские, отдельными отрядами структурируются выходцы с российского Северного Кавказа и Поволжья. Уже не секрет, что эти отряды готовятся к действиям в своих странах на протяжении уже примерно трех лет — и вербовка, и последующая подготовка происходит в открытую.

Леонид Гусев, между тем, считает, что хотя ситуация в Таджикистане и Узбекистане и находится под контролем, существуют внутренние противоречия. А предстоящие президентские выборы в Таджикистане осенью нынешнего года и в Узбекистане — в конце 2014 года дают властям основания готовиться к возможному обострению ситуации в своих странах. «Отдельно стоит сказать о Киргизии, которая уже не первый год находится в зоне турбулентности. Вряд ли Атамбаеву удастся до конца президентского срока (2017 г.) усидеть в своем кресле», — отметил эксперт. По его мнению, ситуация в Центральной Азии зависит прежде всего от внутренней стабильности в самих странах региона. А они в последние годы неоднократно сталкивались с угрозами экстремизма и исламского радикализма, исходящими изнутри и связанными как с политическими, так и социально-экономическими проблемами. Это особенно характерно для Ферганской долины — консервативной, плотно населенной территории, по которой проходят границы Таджикистана, Киргизии, Узбекистана.

На территории этих стран действуют различные запрещенные экстремистские группировки. К традиционным ИДУ, Хизб-ут Тахрир, «Таблиги Джомаат», «Братья мусульмане» добавляются новые — «Джамаат Ансаруллах», «Джундуллах» (Воины Аллаха), «Джихадизм» и др. Причем членами этих религиозных течений становятся не только простые жители, но и высокопоставленные чиновники, их дети, сотрудники правоохранительных структур. Например, на севере Таджикистана на днях были задержаны члены движения «Джихадизм», многие из которых были работниками ГАИ. Власти борются с этими группировками как могут. В частности, в Таджикистане на протяжении последних лет была проведена перерегистрация мечетей, сделаны серьезные попытки возвращения на родину студентов, обучавшихся в зарубежных теологических средних и высших учебных заведениях.

Ситуация в Киргизии заслуживает отдельного рассмотрения. Осенью на заседании Совета безопасности планируется рассмотреть вопрос религий. Дело в том, что в республике практически открыто действуют запрещенные религиозные организации. Наиболее популярна Хизб-ут Тахрир, ставящая своей целью создание халифата в Ферганской долине. В ряды радикальной организации уже вовлекаются женщины и дети. Депутат Дастан Джумабеков на заседании парламента сообщил, что члены организации вербуют подростков и вывозят их на обучение в Турцию, а затем перебрасывают в Сирию для участия в боевых действиях. Власти воздерживаются от комментариев до завершения следственных действий. Для Киргизии, по словам одного из сотрудников ГКНБ характерно существование террористического подполья, ячеек, которые идеологически подпитываются из-за рубежа, для распространения идей экстремизма используется Интернет. Активизация религиозных экстремистов связана с напряженной политической ситуации в Киргизии. По мнению экспертов, за всеми фактами дестабилизации стоят заинтересованные лица, организации и даже страны.

Казахстан не является исключением. На юге страны, особенно в районах компактного проживания узбекского и уйгурского меньшинств, ситуация довольно сложная. Представители этих народов в массе настроены более исламистски, нежели казахи, среди них чаще встречаются носители фундаменталистской идеологии. Поэтому, как считает исламовед, член научного совета московского Центра Карнеги Алексей Малашенко, Казахстан, подобно остальным странам региона, также не гарантирован от угрозы распространения исламского экстремизма. «Если 20 лет назад трудно было представить наличие в Казахстане исламистских группировок, то в настоящее время они о себе уже заявили. Всплеск их активности пришелся на 2011-2012 годы. Другое дело, что власти хорошо осведомлены об этих процессах, но предпочитают не форсировать события, бдительно отслеживая новые тенденции», – говорит эксперт. По его словам, в настоящее время исламизация стала распространяться и на западные нефтедобывающие районы страны – те, где проживает смешанное население: казахи, русские, татары, представители кавказских этносов. «По этническому составу и по идеологии это напоминает российские регионы: Татарстан, Башкортостан, Оренбургскую и Екатеринбургскую области и т.д. Вот такой «бульончик», и границы его условны: он без границ. При благоприятных условиях они начинают взаимодействовать, и, думается, этот процесс продолжится», – сказал Малашенко. По его мнению, можно говорить о тенденции, которая развивается хотя и медленно, но верно. «Это лишний раз показывает, что все мусульманские фрагменты, все части мусульманского мира взаимосвязаны», – считает он.

Стоит отметить, что в одном из своих выступлений президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что не видит оснований ожидать катастрофы в регионе после вывода сил международной коалиции из Афганистана, хотя вопрос сохранения в стране межэтнического и межконфессионального согласия является актуальным. Последней фразой и этот проницательный политик фактически признал существующую угрозу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

АЗИЗ Залмай
ФЕНЕНКО Алексей
КОНАРОВСКИЙ Михаил
ГЕРАСИМОВА Алевтина
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
ХАСАН Шерхасан
Все авторы