» Хамид Карзай может встретиться в Катаре с лидерами Талибана

Опубликовано: 29.03.2013 17:46 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

Президент Афганистана Хамид Карзай в ближайшие дни может провести первую официальную встречу с руководителями движения Талибан. Нельзя исключать, что такая встреча состоится в последние дни марта 2013 года в столице Катара, куда намерен отправиться афганский лидер.

Как сообщил 24 марта информационный портал «Афганистан.Ру» со ссылкой на пресс-секретаря афганского президента Аймала Файзи, эмир Катара шейх Халифа бин Хамад аль-Тани пригласил Хамида Карзая посетить Доху «для участия в переговорах по поводу процесса примирения в Афганистане». Хотя точная дата визита афганского президента в Катар не была названа, тем не менее, сообщалось, что он состоится в марте 2013 года.

Два месяца назад, в январе 2013 года, в Катаре с согласия официального Кабула было открыто представительство Талибана. Таким образом, была создана политическая площадка для проведения переговоров между эмиссарами руководства движения талибов и представителями Высшего совета мира (ВСМ) – органа, уполномоченного правительством Афганистана осуществлять контакты с Талибаном. Сейчас, похоже, Хамид Карзай собирается принять личное и прямое участие в переговорах с лидерами «яростных мулл» на катарской площадке.

Подготовкой к открытой официальной встрече с лидерами Талибана афганский президент, похоже, занялся еще во второй половине 2012 года, когда начал последовательную корректировку своего публичного имиджа – от образа лояльного Западу сателлита к образу самостоятельного политика, разделяющего традиционные национальные и религиозные (умеренно-исламские) принципы.

С начала 2013 года Хамид Карзай стал все чаще выступать в роли суверенного и независимого (прежде всего, от США) афганского государственного деятеля. В марте 2013 года эта новая политическая линия президента Карзая достигла апогея: требование к американскому военному командованию вывести спецназ США из провинции Вардак, настойчивость в достижении афганского контроля над крупнейшей военной тюрьмой в Баграме, заявление в Волуси джирге (парламенте) Афганистана о том, что теперь отношения между Кабулом и Вашингтоном должны строиться на равноправной основе, как отношения двух суверенных государств. Все эти политические демарши Хамида Карзая, имеющие отчетливый антиамериканский привкус, вызывали удивление у многих афганских и российских экспертов, заставляя, порой, сомневаться в адекватности президента Афганистана.

Однако, Хамид Карзай, похоже, в очередной раз оказался хитрее своих критиков. Перезагрузка карзаевского политического образа является необходимым условием для того, чтобы диалог между действующим афганским президентом и лидерами Талибана имел хоть какую-то перспективу. Вполне возможно, что все предыдущие месяцы, в ходе которых Хамид Карзай планомерно усиливал свою суверенную и национал-традиционалистскую риторику, являлись прелюдией именно к его поездке в Катар.

Судя по ответной реакции американской стороны на перезагрузку публичного образа президента Карзая, можно сделать вывод, что представители Вашингтона заинтересованы в успехе его поездки в Катар. Сначала американские военные приносили извинения в ответ на массированную критику в их адрес, из-за инцидентов с гибелью гражданских лиц в провинции Вардак. Затем командование сил США согласилось на вывод частей спецназа из этой провинции. Наконец, американские союзники аккуратно выполнили договоренности с Хамидом Карзаем относительно сроков передачи под контроль афганских властей Баграмской тюрьмы, где содержатся, в том числе, представители движения Талибан. Теперь Хамид Карзай самостоятельно волен распорядиться судьбами этих узников.

На этом фоне публичных политических побед Хамида Карзая над американскими партнерами и будет происходить катарский визит афганского президента. Очевидно, что с таким букетом достижений, демонстрирующих повышение градуса суверенизации афганского руководства, архитекторам катарской переговорной площадки будет проще сделать Хамида Карзая субъектом переговоров с талибами.

В случае, если официальный контакт Хамида Карзая и политических лидеров Талибана в Катаре состоится, действующему афганскому президенту будет, что сказать в ответ на возможные упреки в сотрудничестве с оккупантами. Вот лишь один аргумент. Талибы 11 лет воевали с американскими войсками в провинции Вардак, но так и не смогли достичь поставленной цели – заставить солдат и офицеров США убраться оттуда. Хамид Карзай, опирающийся на мирные массовые акции протеста гражданских лиц и поддержку религиозных деятелей страны, решил эту задачу, менее, чем за месяц: американский спецназ уходит из Вардака. Вардакская история показывает и талибам, и афганскому общественному мнению, что сегодня, в новых политических условиях, связанных со сворачиванием западной военной миссии в Афганистане, прямое военное насилие оказывается менее эффективным политическим инструментом, чем «мягкая сила» по-карзаевски.

Впрочем, в ходе возможных встреч в Катаре у Хамида Карзая будут не только логические аргументы для ведения дискуссии. Получив контроль над узниками тюрьмы Баграм, афганский президент приобрел тем самым серьезный ресурс для политических торгов с «яростными муллами», заинтересованными в освобождении своих боевых товарищей не только из застенков Гуантанамо. Передав Хамиду Карзаю контроль над Баграмской тюрьмой в канун возможной встречи афганского президента с лидерами талибов в Дохе, США, безусловно, усилил его позиции на катарской площадке.

В истории с предстоящим катарским визитом Хамида Карзая остается открытым вопрос о том, с кем именно он может увидеться в Дохе при посредничестве шейха Халифа бин Хамад аль-Тани. Некие политические эмиссары Талибана, с которыми в 2011-2012 годах общались американские и германские дипломаты и разведчики, Хамида Карзая, безусловно, не устроят – с ними он имел возможность неоднократно общаться в Кабуле и Кандагаре все предыдущие годы. Как видно из нынешней ситуации в Афганистане, толку от этих контактов было не слишком много.

На наш взгляд, отправиться в Катар с перспективой присоединения к переговорному процессу с талибами, Хамид Карзай мог лишь в одном случае – если его партнером по переговорам станет лидер Талибана мулла Мохаммад Омар. В крайнем случае – его ближайшие заместители: мулла Абдул Каюм Закир, мулла Ахтар Мохаммад Мансур и мулла Нуролла Делавар.

Подключение Хамида Карзая к катарскому мирному процессу в любом случае означает попытку архитекторов переговорного проекта с талибами в Дохе перевести его из разряда контактов между посредниками и доверенными лицами, в организацию встречи на высшем уровне. А это предполагает, в первую очередь, максимальное повышение статуса участников переговоров.

Если встреча Хамида Карзая с муллой Омаром в Катаре действительно состоится, то следующим шагом, видимо, станет официальный визит лидера Талибана в Кабул. Самый подходящий повод для этого – празднование в конце апреля всеми афганскими моджахедами дня победы в джихаде над советскими войсками и просоветским режимом президента Мохаммада Наджибуллы. Кто знает – может быть, нам предстоит через месяц увидеть Хамида Карзая и муллу Омара стоящими рядом на трибуне и принимающими парад Афганской национальной армии (АНА) в самом центре Кабула…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Особое мнение Президент

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ЭБАДИ Сагар
СЕРЕНКО Андрей
ХАНОВА Наталия
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
НЕКРАСОВ Вячеслав
ФЕНЕНКО Алексей
Все авторы