» Последние дни Наджибуллы

Опубликовано: 15.05.2006 00:49 Печать

Автор: ВЕРХОТУРОВ Дмитрий

Последние дни Мохаммеда Наджибуллы, президента Республики Афганистан с 1986 по 1992 годы, вызывают и по сей день множество вопросов. Как широко известно, Наджибулла, после взятия Кабула моджахедами в 1992 году, укрылся в здании представительства ОНН в Кабуле, где и пробыл четыре года, до 1996 года. После того, как войска правительства Бурхануддина Раббани оставили город, талибы ворвались в представительство ООН, схватили Наджибуллу и вскоре его повесили.

Непонятным и спорным моментом в этой трагической истории было то, почему Наджибулла не покинул здание представительства ООН в Кабуле. Выдвигались самые разные версии, в том числе и такие, что бывший президент был уверен в своей неприкосновенности, а также в неприкосновенности самого представительства ООН, и вероятно считал его надежным убежищем.

Неясным были также действия правительства Раббани. Представители его говорили о том, что к Наджибулле направлялись посланники, будто бы даже лично министр госбезопасности маршал Мухаммад Фахим, но бывший президент отказался покинуть здание ООН. Версия о том, что Наджибулла считал представительство ООН надежным убежищем на сегодняшний день стала наиболее распространенной.

Однако, ныне проживающий в одной из западных стран бывший советник Наджибуллы Исхак Тохи, который находился в представительстве ООН вместе с Нажибуллой все эти четрые года, недавно внес ясность в эту историю и рассказал о неизвестных деталях встречи Наджибуллы с представителями правительства Раббани накануне падения Кабула в 1996 году.

Тохи указывает, что оставление Кабула правительственными войсками не было такой уж спонтанной акцией. По его словам, жители Кабула были свидетелями того, что задолго до прихода талибов в Кабул из города постепенно вывозились вооружение, бронетехника, боеприпасы, нефтепродукты и прочие припасы в Панджшер, а само руководство страны, включая Раббани и Масуда, находились не в своих резиденциях в центре города, а в районе Хайрхана на севере Кабула. То есть, все было подготовлено к сдаче города талибам и переносу войны в более подходящие для обороны ущелья.

Тохи заявил, что 26 сентября 1996 года после обеда в районе 14:00 в представительство ООН пришло несколько вооруженных людей. Они не предъявили каких-либо официальных писем или документов, удостоверяющих их личности. «Я лично вместо с ныне покойным Наджибуллой вышел к ним. Вооруженные люди сказали, что их за Наджибуллой послал генерал Фахим», — сказал Тохи.

Наджибулла ответил, что «он их не знает и не может доверять, и если их руководство так сильно переживает за него, то сам генерал Фахим лично мог придти и сообщить ему об этом решении». Тохи считает, что Наджиба могли выпустить тогда, когда за неделю до падения Кабула заместитель представителя ООН лично приезжал в Кабул и ходатайствовал за него перед господином Раббани, просив разрешения на его выезд.

По словам Тохи, бывший президент, извинившись, сказал, что не может принять их предложение. Тохи считает, что в случае принятия этого предложения Наджибулла мог быть убит по дороге в Панджшер.

По мнению Тохи, Бурхануддин Раббани и Ахмад Шах Масуд не очень заботились о безопасности Наджибуллы. На протяжение пяти лет ООН и даже лично генсек ООН несколько раз обращались к правительству Раббани с тем, чтобы выпустить Наджибуллу из страны, однако получали отказ. Более того, по приказу Масуда после взятия Кабула в 1992 году, здание ООН, где находился Наджибулла, его брат и Тохи со своими детьми, несколько раз подвергалось ракетному обстрелу. В этой связи представительство ООН письменно обратилось к правительству прекратить обстрел здания. Однако обстрел продолжался и тогда сзади здания был построен для беженцев бункер, где они находились до 1996 года, утверждает Тохи.

Тохи считает, что главным виновником в смерти Наджибуллы был Ахмад Шах Масуд.

Из этого рассказа можно сделать наблюдение, что накануне оставления Кабула в 1996 году, у Масуда было множество дел и задач, и спасение Наджибуллы даже с политическими целями, видимо, не входило в число приоритетов.

Вряд ли можно прямо согласиться с мнением Исхака Тохи о виновности Масуда в смерти Наджиба, но очевидно, что бензин и боеприпасы для Масуда значили больше, чем жизнь бывшего президента Афганистана Наджибуллы.

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

АЗИЗ Залмай
Игорь СУББОТИН
ПОЙЯ Самеулла
МЕНДКОВИЧ Никита
МОЖДА Ахмад Вахид
НЕКРАСОВ Вячеслав
Все авторы