» Политические партии и движения Афганистана накануне парламентских выборов 2005 г.

Опубликовано: 19.04.2006 23:12 Печать

Автор: ИСКАНДАРОВ Косимшо

Искандаров Косимшо — доктор исторических наук, заведующий отделом исследования региональных конфликтов Института востоковедения и письменного наследия Академии наук Республики Таджикистан.

Процесс формирования новых и реформирования старых партий де-факто начался сразу после создания временной администрации Афганистана в 2001 г., не дожидаясь принятия закона о политических партиях и конституции страны. Лидеры новоявленных партий при этом основывались на положении конституции 1964 г., которая разрешала создание политических партий и общественных движений.1

После свержения режима движения «Талибан» продолжали легально действовать «старые» политические партии — «Исламское общество Афганистана» (ИОА), во главе с экс-президентом Б. Раббани, «Национальный исламский фронт Афганистана» (НИФА) С. А. Гилани, «Национальный фронт спасения Афганистана» (НФСА) С. Моджадади, «Исламский союз за освобождение Афганистана» (ИСОА) А.Р. Сайяфа, «Партия исламского единства Афганистана» (ПИЕА), состоявшая из двух крыльев, возглавляемыми К. Халили и М. Акбари, «Исламское движение Афганистана» М. Асифи, а также «Национальное исламское движение Афганистана» А.Р. Достума.

Наиболее крупная политическая партия — «Исламская партия Афганистана» Г. Хекматиара вместе с движением «Талибан» оказалась в оппозиции и заявила о полной решимости бороться против иностранного военного присутствия в Афганистане.

Две другие исламские политические партии из числа участников «Пешаварской семерки» — «Исламская партия Афганистана» Юнуса Халеса и «Движение исламской революции Афганистана» (ДИРА) Мохаммада Наби Мохаммади — после их перехода к талибам и смерти двух лидеров практически расформировались, никаких известий относительно их деятельности нет.2

26 января 2004 г. вступила в силу новая конституция Афганистана.
В соответствии со статьей 35-й нового основного закона, «поданные Афганистана имеют право создать политические партии, если:«br»
1. Программа и устав партии не противоречат принципам священной религии и ценностям, содержащимся в настоящей конституции.

2. Структура и финансовые источники [партии] открыты.

3. [У партии] не имеется воинских подразделений и военных целей.

4. [Партия] не зависит от зарубежных политических партий и других внешних сил.

Создание партий на этнических, региональных, языковых и религиозных принципах не разрешается»3.

Закон о политических партиях указывает, что основополагающими принципами государственной системы Афганистана являются демократия и многопартийность.

После принятия конституции и закона о политических партиях процесс формирования и регистрации политических партий заметно ускорился. Если на начало марта 2004 г. было официально зарегистрированы только две политические партии, то уже к июню 2005 г. число партий, получивших официальное разрешение на деятельность, перевалило за восемьдесят.

Между тем в течение трех с лишним года после свержения «Талибана» произошли серьезные изменения в расстановке политических сил в Афганистане, что, естественно, самым непосредственным образом отразилась на деятельности политических партий и партийном строительстве. В большинстве ранее действовавших партий произошли организационные расколы, которые стали результатами не только старых разногласий и амбиций лидеров, но и следствием умелых закулисных интриг окружения Х. Карзая и его иностранных покровителей, принявших на вооружении старый и испытанный принцип «разделяй и властвуй».

Безусловно, самой крупной и влиятельной партией в эти годы продолжало оставаться «Исламское общество Афганистана», которое летом 2005 года прошло регистрацию согласно новому закону о политических партиях. Следует отметить, что многие исламистские партии вообще отказывались проходить регистрацию, так как, по мнению их руководства, все они — не новые партии, а организации, в результате вооруженной борьбы которых Афганистан был освобожден от советских войск. Регистрацию, по их мнению, должны были пройти новые партии. Тем не менее, в основном все ныне действующие исламские партии уже зарегистрированы в Министерстве юстиции ИРА.

ИОА берет свое начало из первой исламистской политической организации, которая начала формироваться в конце 1950-х — начале 1960-х. гг. Ее основателем был декан богословского факультета Кабульского университета Гулам Мохаммад Ниязи. Партия тогда не имела конкретного названия. С конца 1960-х гг. наиболее активно действовало довольно известное студенческое крыло партии — «Джаванан-е мусульман» («Мусульманская молодежь»). Только в 1973 г. партия получила название «Исламское общество» и возглавил ее профессор теологии Кабульского университета Бурхануддин Раббани.4

Бурхануддин Раббани — наиболее умеренный политик среди лидеров фундаменталистских партий Афганистана. Его партия имеет многочисленных сторонников и партийные ячейки не только среди таджиков, но и среди пуштунов, узбеков и других этнических групп практически по всему Афганистану. Представители ИОА возглавляют администрации нескольких провинций и уездов, у партии немало сторонников в силовых структурах. Понятно, что ИОА стремится обеспечить избрание наибольшего числа своих сторонников в парламент, чтобы возглавить его. На президентских выборах 2004 г. большая часть ИОА поддержала Х. Карзая, на пост первого вице-президента вместе с Карзаем баллотировался зять Бурханутдина Раббани и брат Ахмад Шах Масуда Ахмад Зия Масуд.

Впрочем, уже после Боннской конференции был официально оформлен раскол в партии Раббани: сторонники Ахмад Шаха Масуда вышли из ИОА и уже в 2002 г. создали новую партию под названием «Национальное движение Афганистана» (НДА) — («Нахзат-е мелли-йе Афганистан»).

Вообще-то, история создания этой партии относится к началу 1980-х гг. В 1983 г. в рамках ИОА была создана структура под названием «Наблюдательный совет» («Шура-йе наззар»), который возглавил Ахмад Шах Масуд. Задача «Шура-йе наззар», по словам самого Масуда, заключалась в том, чтобы создать принципиально новую систему управления и командования вооруженными отрядами ИОА. Масуд решил тогда объединить отряды ИОА на севере, за пределами Панджшера, под своим началом. В задачи «Шура-йе наззар» входили не только координация военных операций и управление ими, но и решение сугубо гражданских задач: управление территориями, подконтрольными силам Масуда.

Постепенно «Шура-йе наззар» превратился практически в самостоятельную организацию внутри ИОА — со своими сторонниками, своими взглядами на политическое устройство страны, своим печатным органом и т. д. Анализируя непростую биографию Ахмад Шаха Масуда, можно понять, что он всегда стремился быть самостоятельным, независимым от кого бы то ни было. В Панджшере он добился этого, в том числе — созданием «Шура-йе наззар», но всегда подчеркивал, что это — не политическая партия. Вместе с тем, по воспоминаниям его брата Ахмада Вали, он был недоволен деятельностью всех исламских политических партий и движений (надо полагать, в том числе и ИОА) и вынашивал планы создания собственной политической партии.

В годы войны против талибов часто распространялись слухи о наличии серьезных разногласий между «Наблюдательным советом» Масуда и ИОА, но, в любом случае, общие цели и общий враг объединяли их. Первые симптомы скорого раскола в партии обнаружились на Боннской конференции, когда ближайший сподвижник Масуда Юнус Кануни, возглавлявший делегацию «Северного альянса», отказался принять во внимание рекомендации Раббани относительно принципов формирования будущего правительства. Раббани рекомендовал главе делегации обсудить только общие принципы формирования правительства и повестку дня переговоров. Все другие вопросы должны были, по его мнению, решаться в самом Афганистане с широким участием представителей афганского народа. Хотя следует отметить, что видимо Кануни было непросто действовать согласно рекомендациям Раббани, находясь в Бонне под жестким международным давлением.

Таким образом, практически в течение нескольких месяцев была сформирована новая партия. Ее основатели поставили перед собой цель консолидации всех национальных, прогрессивных и патриотических сил, создания устойчивой политической организации, свободной от узконациональных, политических, языковых и религиозных предрассудков, в программе которой все слои общества могли бы найти отражение своих интересов.5

Панджшерская элита, занявшая после Бонна ключевые посты во всех силовых министерствах, находилась в определенной эйфории. Ее представители всерьез думали, что надолго останутся опорой власти Х. Карзая. Мохамад Касим Фахим, считавший себя преемником Масуда, Кануни и братья Масуда были действительно в тот период преданы Карзаю. Многие аналитики полагают, что предоставление всех ключевых постов силового блока во временной администрации панджшерцам было вынужденной и временной мерой. Во-первых, «Северный альянс» контролировал столицу, а войска «Шура-йе наззар» составляли основу и самую боеспособную часть военных сил альянса. Во-вторых, в борьбе против радикальной части «Талибана» и «Аль-Кайды» Карзай и его американские покровители могли рассчитывать только на них. Боб Вудворд в своей книге «Буш на войне», изданной в США, пишет, что «надеждой Дж. Буша на войне против террористов в Афганистане после 11 сентября 2001 г. был Фахим. В тот чувствительный момент ради борьбы с талибскими террористами президент Джордж Буш называл лидеров «Северного альянса» «друзьями»(«Our friends»)»6. В-третьих, силы панджшерцев были необходимы для разоружения многочисленных вооруженных группировок.

Однако по мере упрочения власти Карзая план отстранения панджшерцев вырисовывался более четко. Реванша жаждали многие, не только «талибы в галстуках» в правительстве Карзая, но и его зарубежные покровители, особенно пакистанцы. Фахим и другие лидеры НДА не понимали, что Карзай лишь заигрывает с ними. Панджшерцы видимо забыли, что Карзай был одним из основателей движения «Талибан» и если стечение обстоятельства привело к свержению режима талибов, это еще не означает, что Карзай станет враждебно относиться ко всем талибам. По некоторым данным, Карзай твердо обещал «рассчитаться с панджшерцами, взорвать их изнутри». Панджшерцы же не воспринимали всерьез даже заявлений Карзая о том, что талибы являются «истинными патриотами и мусульманами», и что он готов пригласить их к сотрудничеству, «кроме 150 человек из них»7.

Талибы вели вооруженную борьбу против государства в южных районах, а разоружение проводилось на севере. Это объяснимо тем, что опасность для своей власти Карзай испытывал не со стороны талибов, а именно со стороны «Северного альянса», и для их разоружения использовал силы Фахима, который первым делом провел разоружение в Панджшере, а затем и в других регионах. Фахим и другие лидеры «панджшерской» партии не верили, что Карзай и его окружение (Анвар уль-Хак Ахади, Али Ахмад Джалали, Ханиф Атмар и другие) при активной роли посла США в Афганистане Залмая Халилзада разрабатывали вполне конкретный план отстранения всех панджшерцев от власти. «Взорвать изнутри» в планах Карзая означало расколоть лидеров панджшерцев, противопоставить их друг другу, настроить общественное мнение против них.

Неожиданное выдвижение Хамидом Карзаем в июле 2004 г. Ахмада Зия Масуда кандидатом на пост первого вице-президента на предстоящих президентских выборах, означало политическое отстранение от дел первого заместителя главы переходного правительства и министра обороны маршала Фахима, и окончательно раскололо панджшерцев. Фахим и многие его сторонники были в недоумении, так как доверяли Карзаю и поначалу намеревались превратить «Национальное движение Афганистана» — мечту Ахмад Шах Масуда, в партию власти, предложив Карзаю возглавить ее. Именно поэтому долгое время они не могли решить вопрос о руководителе партии. Летом 2003 г. в ходе встречи в Кабуле с младшим братом Ахмад Шаха Масуда, послом Афганистана в Лондоне Ахмадом Вали Масудом, который возглавлял «Международный фонд Ахмад Шаха Масуда», Фахим попросил его взять на себя руководство НДА. Видимо, тогда им уже было ясно, что с Карзаем им дальше будет «не по пути». Хотя Ахмад Вали тогда внешне выразил несогласие возглавить партию, он говорил о желании «заниматься работой «Фонда Масуда», но, тем не менее, позднее партию возглавил.

После отстранения Фахима Кануни неожиданно заявил о своем решении баллотироваться на пост президента Афганистана. Перед лидером НДА опять встала дилемма, кого поддержать — своего брата Зия Масуда или Юнуса Кануни. В конце концов, лидер партии и часть партийцев поддержали Хамида Карзая.

Кануни считал себя кандидатом от НДА, но было ясно, что раскол в партии неминуем. После президентских выборов, на которых Кануни получил 16,3 % голосов избирателей, он вышел из состава НДА и создал партию «Новый Афганистан» («Афганистан-е навин»).8

Юнуса Кануни можно характеризовать как гибкого и прагматичного политика, вполне соответствующего своему призванию. После президентских выборов, где он выступил основным соперником Карзая, Канун возглавил не только собственную оппозиционную партию, но и созданный с несколькими другими проигравшими выборы политиками, такими как Абдул Латиф Педром, Ходжи Мухаммад Мохаккик и другими, оппозиционный блок «Фронт Национального согласия» (Шура-йе тафахом-е мелли»). Фронт на парламентских выборах 2005 г. был намерен занять большинство мест в парламенте и обеспечить эффективный парламентский контроль над правительством.

В числе официально зарегистрированных партий значится вышедшая также из ИОА партия под названием «Хезбе адалат-е ислами-йе Афганистан» («Партия исламской справедливости Афганистана»), которую возглавляет Мохаммад Кабир Марзбон, больше известный как Кази Кабир. Марзбон — этнический узбек, был одним из полевых командиров ИОА в районе Ходжа-Бахаутдина в провинции Тахор. Представляется, что его партия не представляет из себя сколько-нибудь серьезную политическую силу, как, впрочем, и большинство зарегистрированных партий. Лидеры многих партий неизвестны вообще, или известны очень узкому кругу лиц, и до превращения их в общенациональные партии очень далеко.

Другой исламской партией из числа участников бывшей Пешаварской семерки, прошедшей регистрацию в Министерстве юстиции ИРА, является «Махази мелли-йе ислами-йе Афганистан» («Национальный исламский фронт Афганистана», НИФА). Его основателем и бессменным лидером со дня основания в Пакистане в марте 1979 г. является Пир Сейид Ахмад Гилани.9

НИФА в основном состоит из числа мюридов Гилани и не имеет четкой структуры. Его помощники по партии — это его родственники и близкие. Сейид Ахмад Гилани с детства был вхож в королевский двор и считался одним из неофициальных советников Захир Шаха. Религиозные взгляды Гилани достаточно умеренны. Национальный состав НИФА исключительно пуштунский, в основном это представители племен сулейманхель, ахмадзай, харути и др.

В конце 2001 г. НИФА отстаивал решение вопроса о власти через традиционные племенные институты, особенно через Лойя Джиргу, выступал за возвращение Захир Шаха в политику с условием, чтобы именно он возглавил временное правительство. В 2004 г. кандидатом на пост президента страны от НИФА выступал Пир Сейид Исхак Гилани, двоюродный брат и зять Сейида Ахмада Гилани, получивший 1 % голосов избирателей. После выборов Сейид Исхак Гилани вышел из НИФА и основал новую политическую партию под названием «Движение национальной солидарности Афганистана» («Нахзат-е хамбастаги-йе мелли-йе Афганистан»). По всей вероятности, состав этой партии также состоит из последователей религиозного ордена ал-Кадирийа и, таким образом, молодое поколение последователей ордена будут поддерживать Гилани.

Прошла регистрацию и партия Сибгатуллы Моджадади «Танзим-е джабха-йе мелли-йе наджат-е Афганистан» («Национальный фронт спасения Афганистана», НФСА), которая была создана в 1979 г. в Пешаваре. Она также входила в «Пешаварскую семерку» в числе традиционалистских партий.10

В феврале 1989 г. в Пешаваре на совете представителей афганской оппозиции Сигбатулла Моджадади был избран председателем так называемого «Переходного правительства моджахедов». 28 апреля 1992 г. на специальной официальной церемонии он принял от имени моджахедов власть от прежнего режима Наджибуллы и был провозглашен главой ИГА сроком на 2 месяца. По некоторым данным, Моджадади планировал остаться у власти не два месяца, а значительно больше, но Ахмад Шах Масуд настойчиво требовал неукоснительного выполнения пешаварских договоренностей. Моджадади, в противовес Масуду, начал способствовать возвышению генерала Достума, с тем, чтобы опираться на его помощь в действиях по продлению срока пребывания у власти своего правительства. И это несмотря на то, что «малиши» Абдул Рашида Достума при Наджибулле были известны всем афганцам и как «грабители», и как «отважные борцы против моджахедов».

После передачи власти Бурхануддину Раббани Сигбатулла Моджадади постепенно сблизился с Хекматиаром в его борьбе против Раббани. В результате Моджадади, Хекматиар, Достум, и крыло ПИЕА во главе с А. А. Мазари объединились в так называемый «Высший координационный совет исламской революции» (ВКСИР) и 1 января 1994 г. предприняли неудавшуюся в итоге попытку свергнуть президента Бурхануддина Раббани.

Во время войны с талибами НФСА в основном занимал нейтральную позицию, хотя его лидер иногда выступал с резкой критикой политики «Талибана». На Лойя Джирге 2003 г., где была принята конституция Афганистана, Моджадади был избран председателем.

По своему социальному составу НФСА является партией улемов, старейшин племен, госслужащих бывших режимов, а по национальному — состоит из пуштунов и, в меньшей степени, дариязычных афганцев. Данные о численности НФСА в 1980-е гг. приблизительны — 8 тыс. человек организованного состава и 15 тыс. последователей.11 Новые данные о составе партии отсутствуют.

Из числа наиболее крупных исламских партий суннитского толка, которые сформировались в Пешаваре, и сегодня продолжающих активную деятельность, можно назвать также «Исламский союз за освобождение Афганистана» (ИСОА),12 во главе с Абдур Расулом Сайяфом.13 Эта партия также возникла после объединения исламских партий в Пакистане, и в результате произошедшего раскола в в 1980 г., когда Сайяф, сохранив название ИСОА, с помощью саудовцев и сформировал свою организацию, присвоив при этом все деньги, которые были получены от Саудовской Аравии для нового альянса моджахедов. После установления власти моджахедов в Кабуле в 1992 г. группировка А.Р.Саяфа всегда входила в коалицию президента Б. Раббани и А.Ш. Масуда. Нахождение в коалиции экстремистски настроенного Сайяфа часто содействовало тому, что серьезно осложнялись отношения Масуда с шиитской партией «Хезбе Вахдат» и с другими потенциальными союзниками президента вплоть до вооруженных стычек. Эта партия летом 2005 г. прошла регистрацию в Министерстве юстиции ИРА под названием «Хезб-е танзем-е дават-е ислами» (Партия исламского призыва»).

Из суннитских исламских партий, входивших в «Пешаварскую семерку», наряду с ИОА, самой крупной и боеспособной партией была «Хезбе ислами-йе Афганистан» («Исламская партия Афганистана», ИПА) во главе с Гульбеддином Хекматиаром. Именно на эту партию и на ее лидера — самого амбициозного и непримиримого антикоммуниста — практически до 1994 г. делали ставку пакистанцы. Он получал и самую большую долю помощи, поступавшей от иностранных спонсоров. ИПА возникла в 1976 г. в результате раскола в ИОА после неудачного восстания исламистов в 1975 г. против режима Дауда. С тех пор бессменным лидером партии является Хекматиар.14

ИПА имеет все черты и атрибуты политической партии в современном понимании этого слова: программу, устав, регламентированное членство, строгую партийную дисциплину. Она с самого начала войны открыто претендовала на установление своего лидирующего положения среди воевавших оппозиционных партий. Стратегия партии — исламская революция и достижение политической власти. Среди лидеров исламских партий Хекматиар всегда выделялся стремлением к единоличному лидерству: в партии, в афганском сопротивлении в Пакистане и в государстве.

По социальному составу ИПА считается, в основном, партией средних городских классов, выходцев из государственных учебных заведений. Хотя среди членов ИПА и встречаются некоторые представители традиционного духовенства, но их мало. ИПА традиционно имела влияние в Нангархаре, Кунаре, Пактии, провинции Кабул и на северо-востоке страны.

После установления в 1992 г. исламского режима в Афганистане Хекматиар по разному поводу постоянно обстреливал столицу, его представитель Фарид был назначен премьер-министром, но Хекматиар продолжал обстреливать Кабул. Он сам был назначен премьер-министром, однако нападения не только не прекратились, но еще больше усилились. Созывались встречи лидеров исламских партий в Тегеране, в Саудовской Аравии, в Джелалабаде, где принимались решения в угоду различным требованиям Хекматиара, но он постоянно нарушал их. Он был снова назначен премьер-министром в надежде на то, что это приведет к прекращению войны, но Хекматиар оставался в Чарасьябе (20 км от Кабула) и там проводил заседание своего кабинета, и временами продолжал обстреливать Кабул. После поражения его отрядов в боях с силами «Талибана» в Кандагаре и некоторых других районах Хекматиар практически без боя оставлял талибам свои позиции, многие его полевые командиры перешли к талибам, а после победного марша талибов на север страны Хекматиар через Душанбе уехал в Иран. ИПА к началу американского вторжения была значительно ослаблена, некоторые его сторонники перешли к «Северному альянсу», другие к талибам.

В 2001-2005 гг. Хекматиар пытается мобилизовать силы на борьбу против американских войск, но ему это удается в малой степени. Пакистанские средства массовой информации сообщают, что американцы ведут тайные переговоры с ИПА. Сообщается, что переговоры «достигли значительных успехов».15 Многие высокопоставленные полевые командиры ИПА, такие как Маулави Сарфараз Джанбаз, Касем Химат и многие другие, прекратили сопротивление и вернулись в Кабул, после чего только номинально представляют ИПА. Сын Хекматиара, Дин Мохаммад, обучавшийся в США, выполняет функцию посредника между свом отцом и американцами. Американцы, судя по всему, не ставят ИПА в один ряд с «Аль-Кайдой». В опубликованном американцами списке лидеров и активистов «Аль-Кайды» и «Талибана» с портретами портрет Хекматиара отсутствует. Представитель ИПА в Пешаваре Котбиддин Халал открыто бывает в Лондоне, что также говорит об определенных согласиях между лидерами ИПА и стран коалиции во главе с США. Хотя нет никаких сообщений о смягчении позиции самого Хекматиара, который по-прежнему выступает за безоговорочный вывод из Афганистана всех иностранных войск. Как заявил один из представителей ИПА в Пешаваре, сотни молодых воспитанников партии готовы пожертвовать себя рады изгнания американских войск, но перед ними стоят две проблемы, без решения которых невозможно организовать эффективное сопротивление. В период войны против советского вторжения в Афганистан, ИПА могла свободно создавать свои тренировочные базы и склады вооружения в Пакистане, получать колоссальную моральную и материальную помощь из-за рубежа, а сегодня все это отсутствует. Сам лидер партии также не имеет безопасной базы ни в Афганистане, ни в Пакистане, чтобы заняться подготовкой молодого поколения моджахедов.16 Это может привести к тому, что ИПА или часть ее может достичь какого-то компромисса с американцами. Хотя, учитывая религиозный фанатизм Хекматиара и его отношение к американцам, кажется маловероятным, что он примирится с присутствием американских войск в Афганистане. Более того, опыт присутствия советских войск в Афганистане показывает, что по мере усиления вооруженного противостояния между американцами и непримиримой исламской оппозицией в Афганистане, Ираке и других регионах, может произойти еще больший рост антиамериканских настроений среди афганцев, что может взорвать ситуацию в стране.

Нельзя сбрасывать со счетов и движение «Талибан». Хотя оно находится в состоянии войны с правительством ИРА, необходимо помнить, что у него много сторонников среди нынешней правящей кабульской элиты, да и среди американцев.

Кроме исламских партий суннитского толка в Афганистане активно действуют и исламские партии шиитов. До 1989 г. действовали многочисленные шиитские партии, штаб-квартиры которых находились в Иране. Все они в основном находились под контролем Ирана. Следует отметить, что между шиитскими партиями всегда происходили конфликты и даже ожесточенные вооруженные стычки. Только после того как в 1988 г. в Пешаваре представители суннитских исламских партий создали «Временное правительство в изгнании», в котором не нашлось места для шиитов, шиитские партии решили объединиться. У шиитских партий не было тогда, нет и сейчас никаких идеологических разногласий. Все противоречия среди них носят межличностный и тактический характер.

В 1989 г. восемь наиболее крупных шиитских партий, представлявших хазарейцев, объединились и создали «Партию исламского единства Афганистана» (ПИЕА), больше известную как партия «Вахдат», или «Хезбе Вахдат» («Единство») во главе с Али Мазари. Шииты-нехазарейцы были объединены в партию «Исламское движение Афганистана» (ИДА), которой руководил Асеф Мохсени. Когда встал вопрос об объединении шиитских исламских партий, только этнические хазарейцы из ИДА вошли в ПИЕА, а нехазарейская часть партии объединяться отказалась.

Вскоре после своего формирования ПИЕА разделилась на два крыла. Одно возглавил Шейх Абдул Али Мазари,17 другое — Мохаммад Акбари.18 После гибели А.Мазари партию, или вернее одну из ее крыльев возглавил Абдул Карим Халили.19 После Боннской конференции 2001 г. ПИЕА столкнулась с дальнейшей фрагментацией. Из нее вышли Мохаммад Акбари, Ходжи Мохаммад Мохаккик,20 Курбан Али Ирфани, Сейид Мустафа Казими, каждый из которых сформировал свою партию. Таким образом, ПИЕА раскололась по меньшей мере на пять отдельных организаций.

К 2005 г. Акбари официально зарегистрировал свою партию под названием «Хезб-е вахдате мелли-йе ислами-йе Афганистан» («Партия национального исламского единства Афганистана», ПНИЕА) и готовится к парламентским выборам.

Безоговорочная поддержка Абдул Каримом Халили президента Хамида Карзая, с политикой которого Мохаккик не согласен, видимо, подтолкнула его к созданию своей партии. Она зарегистрирована под названием «Хезб-е вахдате ислами-йе мардом-е Афганистан» («Партия исламского единства народа Афганистана», ПИЕНА). Партия входит в оппозиционный блок «Фронт национального согласия Афганистана».

«Хезб-е вахдате ислами-йе миллат-е Афганистан» («Партия исламского единства афганской нации», ПИЕАН) — так называется четвертая партия, вышедшая из ПИЕА. Она также прошла официальную регистрацию в Министерстве юстиции ИРА. Ее возглавляет Курбан Али Ирфони, который входил в состав руководство организации «Наср», затем ПИЕА, являлся заместителем Абдул Карима Халили.

Другой лидер ПИЕА (фракция М. Акбари), бивший министр торговли в переходном правительстве Карзая Сейид Мустафа Каземи зарегистрировал партию под названием («Хезбе эктедар-е меллийе Афгонистон» («Партия национального могущества Афганистана»).

Все шиитские партий хазарейцев выражают интересы хазарейцев — шиитов. Их сторонники это население Бамиана, Урузгана, Балха, Газни и других районов проживания хазарейцев-шиитов.

Произошел раскол и в некогда монолитной нехазарейской шиитской партии «Харакате ислами-йе Афганистан» («Исламское движение Афганистана», ИДА), основателем и руководителем которой был Асеф Мохсени (Кандагари).21 Сам Мохсени и его сторонники, являясь шиитами, происходили из пуштунов, хазарейцев, кизилбашей. Многие хазарейцы в 1989 г. вышли из ИДА и примкнули к хазарейской ПИЕА. Территорией традиционного влияния этой партии были пригороды Кандагара, запад Кабула, Пагман, Джагри, юг Мазар-и-Шарифа, кроме того, она имела своих сторонников и в крупных городах. ИДА — последователь умеренного ислама. В Хазараджате, в 1983 г., на его отряды напали боевики из организации «Наср». По некоторым данным в 1982 г. 10-15 % территории Хазараджата находилась под контролем ИДА.22 К концу 1990-х гг. партия входила в «Северный альянс». Два представителя ИДА — Сейид Мохаммад Али Джавид и Сейид Хусейн Анвари — в переходном правительстве Карзая занимали посты министра транспорта и министра сельского хозяйства соответственно.23

На первом съезде нового этапа развития партии в феврале 2005 г. Асеф Мохсини подал в отставку, как было заявлено, «в связи с преклонным возрастом».24 Руководителем ИДА был избран Сейид Мохаммад Али Джавид. ИДА время входит в оппозиционный блок «Фронт национального согласия Афганистана», Джавид является пресс-секретарем этого блока. Другой лидер ИДА Сейид Хусейн Анвари зарегистрировал новую партию под названием «Харакат-е ислами-йе мардоме Афганистан» («Исламское движение народа Афганистана», ИДНА).25

Таким образом, все исламские политические партии, входившие некогда в «Пешаварский альянс»26 и в «Альянс восьми» (шиитские партии), сегодня продолжают свое активное присутствие на политической сцене Афганистана, правда, многие столкнулись с организационными расколами в своих рядах и фрагментацией на отдельные организации.

К моменту официальной регистрации (весна 2005г.) серьезные изменения произошли в рядах «Национального исламского движения Афганистана» (НИДА), которое сформировалась летом 1992 г. Тогда генерал Дустум,27 командующий 53-й пехотной дивизией МО РА, дважды Герой Республики Афганистан, вышел из подчинения президенту Наджибулле и в результате сговора с генералом Мумином и моджахедами объявил Мазар-и-Шариф свободным. Было заявлено, что в Мазар-и-Шарифе создается Военный совет, взявший на себя ответственность по управлению северными провинциями. Были также сформированы Политический совет и Комиссия по вопросам культуры. Основу будущего Национального движения и составили эти органы, в состав которых вошли практически все исламские и неисламские политические организации, военные подразделения, так или иначе принимавшие участие в свержение режима Наджибуллы на севере Афганистана. Военный совет стал называться «Высшим военным советом северных провинций Афганистана», возглавил его генерал А.Р. Достум. Вначале НИДА не имело форму политической партии. Оно представляло конгломерат военно-политических организаций, объединенных для решения конкретной задачи, а именно — овладения Мазар-и-Шарифом. В него входили представители ИПА Хекматиара, ИОА (часть отрядов во главе с инженером Махди), ДИРА, ИДА, НИФА, НФСА, «Исламский союз северных провинций» во главе с Азад-беком. Военный совет объединял и практически все правительственные подразделения на севере Афганистана. Это были 80-я дивизия (исмаилитов) Сейида Мансура Надери, 53-я пехотная дивизия под командованием Достума, 70.я Хайратонская механизированная бригада под командованием генерала Мумина, 20.я дивизия, расквартированная в Кундузе, и 18-я дивизия, расположенная в местечке Дехдади (недалеко от Мазар-и-Шарифа).28

«Северное движение» во многом имело этническую окраску. Оно было инициировано непуштунскими лидерами севера и было направлено, по их мнению, против стремления пуштунской элиты возродить «родоплеменной фашизм». Однако, по сути, в условиях потери власти коммунистическим режимом начиналась борьба новой сформировавшейся элиты непуштунских этнических групп за свои локальные интересы, за политическую власть на местах. Не случайно в это время получили распространение идеи федеративного устройства государства, пропагандировавшиеся «Революционной организацией трудящихся Афганистана» (РОТА) и «Организацией федаинов трудящихся Афганистана» (ОФТА).29

В состав НИДА входили и парчамисты — сторонники Бабрака Кармаля, и конечно, ПИЕА. Постепенно, с приобретением контуров политической партии, представители многих политических партий прекратили свое сотрудничество с НИДА, некоторые (в основном этнические узбеки) из других политических партий перешли в НИДА. В начале июня 1992 г. в г. Мазар-и-Шарифе состоялся учредительный съезд НИДА, были приняты программа и устав, лидером НИДА был избран Абдул Рашид Достум.30

Первоначально НИДА в этническом отношении не было чисто узбекским. В него входили и таджики, узбеки, хазарейцы. Однако по мере активизации военных действий и обострения межэтнических отношений в стране движение НИДА стало известно больше всего как выразитель интересов узбеков Афганистана.

Создав НИДА, Достум постепенно подчинил себе шесть провинций севера и начал позиционировать себя, практически, как глава государства. Некоторые зарубежные страны имели в Мазар-и-Шарифе свои дипломатические представительства. НИДА также открывала свои представительства в ряде стран. Россия и Узбекистан, опасаясь распространения фундаментализма в регионе, использовали территории, подконтрольные Достуму, как буферную зону и всячески поощряли центробежные устремления генерала. Руководство НИДА наладило хорошие отношения с Узбекистаном и Турцией.

В организационном плане НИДА не было идеально устойчивым. Еще со времени формирования 53-й дивизии между фариабским кланом, возглавляемым Расулом Пахлаваном и его братьями Гуль Мохаммадом и Абдул Маликом, а также Гафаром Пахлаваном, и джаузджанским кланом в лице Достума, существовали разногласия по поводу распределения военного имущества. Со временем, когда правительство начало лучше обеспечивать дивизию всем необходимым, эти разногласия внешне были устранены. Тем не менее, после гибели Расула Пахлавана в 1996 г. в НИДА вновь усилились противоречия, но на этот раз на качественно ином уровне. После убийства Пахлавана серьезно осложнились отношения Достума с Абдул Маликом.

19 мая 1997 г. Абдул Малик и его брат Гуль Мохаммад Пахлаван открыли войскам талибов западный фронт в Батгизе и Фариабе, отряды, верные Достуму, капитулировали. Малик арестовал бывшего губернатора Герата Исмаил-хана, гостившего в его собственном доме. 24 мая отряды Малика заняли Мазар-и-Шариф, а на следующий день талибы вошли в город. 27-28 мая, в результате вспыхнувшего в городе восстания, отряды талибов полностью были разгромлены. 29 мая Малик занял должность председателя НИДА вместо сбежавшего в Турцию Достума. Однако Малик не смог стать достойным преемником Достума на посту лидера НИДА, что привело к потере его позиций в Мазар-и-Шарифе и прилегающих к нему районах. 12 сентября из Турции вернулся Достум, и начались вооруженные столкновения между его сторонниками и войсками Малика. Достум быстро восстановил свое лидирующее положение в НИДА, а Малик отошел к Фариабу и затем покинул страну. В августе-сентябре следующего года Мазар-и-Шариф, Фариаб, Джаузджан, Хайратон, Саманган снова перешли под контроль талибов, и в этом немалую роль играл переход к ним отрядов НИДА. Таким образом, раскол узбекской общины все более усиливался, и НИДА — некогда самая организованная военно-политическая группировка в стране — практически распалась. Достум опять сбежал в Турцию, а Малик — в Иран. Дустум вернулся в Афганистан только весной 2001 г. и начал вновь возрождать НИДА и его вооруженные формирования, принявшие участие в разгроме талибов осенью 2001 г.

После конференции в Бонне в 2001 г. Достум не получил какого-либо высокого поста, но его сторонникам досталось несколько министерских постов во Временной администрации. Он долго сохранял свои вооруженные подразделения, происходили нередкие вооруженные инциденты между его подразделениями и отрядами Мохаммада Ато, относящимися к ИОА (все они входили одновременно в состав Вооруженных сил Афганистана). Достум принял участие на президентских выборах 2004 г. в качестве кандидата от НИДА и получил 10% голосов избирателей. В начале 2005 г. указом президента ИРА он был назначен начальником Штаба Верховного Главнокомандующего, что по закону не мог оставаться на должности председателя партии. Руководителем НИДА был избран первый заместитель председателя Центрального совета НИДА Сейид Нурулла.

Абдул Малик, бывший инициатором раскола партии в 1997 г., создал и возглавляет партию под названием «Хезбе озоди-йе Афганистан» («Партия свободы Афганистана»).31

Из НИДА вышел со своими последователями и лидер исмаилитов Афганистана Сейид Мансур Надери. Исмаилиты Афганистана наиболее компактно проживают в провинциях Бадахшан и Баглан, преимущественно в Каяне. При правительстве Наджибуллы из числа последователей секты исмаилитов в структуре Вооруженных сил Республики Афганистан была сформирована 80-я исмаилитская дивизия, державшая под контролем провинцию Баглан и 300-километровый участок дороги Хайратон — Кабул. Командовал дивизией сын С.М. Надери Сейид Джаффар Надери, одновременно являвшийся губернатором провинции Баглан. Дивизия приняла участие в вооруженном бунте против режима Наджибуллы в 1992 г., положившем начало его падению. В то время С.М. Надери и его последователи были в числе основателей НИДА, но на новом этапе исторического развития Афганистана они решили выступить как самостоятельная политическая силы и создали партию, которая называется «Хезбе пейванд-е мелли-йе Афганистан» (Партия национального соединения Афганистана»), возглавляемую С.М. Надери.32

После свержения «Талибан» и формирования новой власти активизировали свою деятельность по созданию новых партий представители бывших левых партий и течений, в том числе и Народно-демократической партии Афганистана (НДПА).

В августе 2003 г. объявила о своем существовании политическая партия «Хезбе моттахид-е мелли-йе Афганистан» («Объединенная национальная партия Афганистана», ОНПА). Партия считается продолжателем дела НДПА (фракции «Ватан»). Лидер партии — генерал-лейтенант Нурулхак Олуми.33 На это заявление сразу откликнулись Министерство юстиции и Верховный суд Афганистана, которые назвали ОНПА незаконной, так как, по их мнению, «во-первых, не принят закон о политических партиях и во-вторых она является правопреемникцей коммунистической партии (НДПА, «Ватан»).34 Хотя основатели партии открещивались от коммунистической идеологии, тем не менее ей долго отказывали в регистрации. Лишь в конце апреля — начале мая 2005 г. партия прошла регистрацию и получила официальное право на политическую деятельность. Есть информация, что в рядах партии состоит примерно 600 активных членов, в основном бывших сторонников НДПА.35 В составе партии много отставных военных периода правления НДПА.

В 2005 г. были созданы и другие партии, так или иначе связанные с бывшей НДПА. Бывший член Политбюро ЦК НДПА, бывший министр обороны Республики Афганистан (1988-1990), генерал-полковник Шахнаваз Танай возглавил партию — «Ди Афганистан ди сули гурзанд гунд» («Движение мира Афганистана»).36 «Хезбе вахдат-е мелли-йе Афганистан» («Партия национального единства Афганистана», ПНЕА) — так называется партия, возглавленная другим бывшим высокопоставленным функционером НДПА (фракция «Хальк») Абдур Рашидом Джалили.37 В Министерстве юстиции ИРА в предвыборный период прошла регистрацию и политическая партия под названием «Хезбе мелли-йе Афганистан» («Национальная партия Афганистана»). Ее лидер, Абдул Рашид Ариан, также в прошлом входил в состав руководства НДПА, работал на различных высоких должностях в революционном правительстве.38 Еще один бывший член халькистского крыла НДПА, Мияголь Васек, создал партию под названием «Хезбе рифах-е мардом-е Афганистан» (Партия благоденствия афганского народа) и получил официальное разрешение на политическую деятельность Прошла регистрацию и «Хезб-е демокрот-е Афганистан» («Демократическая партия Афганистана»). Его возглавляет бывший парчамист Абдул Кабир Ранджбар.39

Между тем в изгнании (в ФРГ) функционирует и сама партия «Ватан» (НДПА), которую возглавляет некий Мохаммад Иса, а в Голландии прошла конференция, в которой приняли участие более 400 представителей бывшей НДПА (в основном парчамисты). В их числе бывшие руководители Нур Ахмад Нур, Махмуд Барьялай, Наджмиддин Кавиани, которые, в частности, заявляли, что они не претендуют на руководство партией, и что эту ответственность должны взять на себя молодые. Участники конференции назвали партию «Отечественным движением за мир и демократию»40. Данных о регистрации, какой-либо организации под таким названием в Министерстве юстиции Афганистана нет.

Кроме бывших сторонников НДПА ведут активную организационную работу по формированию политических партий и представители других бывших политических организаций левой ориентаций. Однако не все они прошли регистрацию. Среди зарегистрированных партий во влиятельную партию, во всяком случае, среди пуштунов, может превратиться партия «Афган сосиал демократ» («Социал-демократическая партия Афганистана» («Афган меллат»). Руководители «Афган меллат» Анвар уль-Хак Ахади,41 Ашраф Гани Ахмадзай (возглавлял министерство финансов в переходном правительстве Х. Карзая, ныне ректор Кабульского университета) и другие, долгое время проживавшие и прошедшие обучение в США, имеющие гражданство этой страны, обладают большим весом и влиянием в правительстве Х. Карзая. Вообще же, «Социал-демократическая партия Афганистана» (СДПА) была создана в 1965 г. и больше известна по названию своего печатного органа — газеты «Афган меллат», которая начала выходить в 1966 г. Основателем и руководителем партии был инженер Гулам  Мохаммад Фархад.42 По некоторым данным, идеологи социал-демократической партии и тогда опирались на поддержку видных представителей правящей династии. Газета «Афган меллат», выходившая с некоторыми перерывами до июльского переворота 1973 г., пропагандировала идею возрождения прошлого величия Афганистана с включением в него «потерянных территорий». «Афган меллат» предъявляла территориальные притязания не только к Пакистану, но и к СССР и Ирану. Газета резко критиковала Пакистан за угнетение пуштунов, насильственно включенных в его состав. В газете «Афган меллат» печатались статьи, объявлявшие таджиков, узбеков, туркмен и другие национальные меньшинства, иммигрантами. Лидеры «Афган меллат» занимали крайнюю националистическую позицию в вопросе официальных языков. Они выступали за то, чтобы придать только одному языку — пуштунскому, статус официального языка.

В целом, социал-демократическая партия Афганистана в общественно-политических кругах была известна как националистическая пуштунская организация, и это обстоятельство мешало ей привлечь на свою сторону видных представителей интеллигенции. По данным В.В. Басова, накануне апрельского переворота ее численность не превышала одной — двух тысяч человек43. Многие из ее членов после Апрельской революции присоединились к НДПА, другие эмигрировали на Запад, а партия объявила о своем самороспуске. Однако ядро партии осталось, и с конца 1980-х — начала 1990-х гг., когда усилились межэтнические противоречия, особенно после того как власть в Кабуле перешла к таджикам, «Афган меллат» вновь заговорила о себе. Представители «Афган меллат» поддерживали движение «Талибан», выступавшее под исламскими лозунгами, но одновременно ставившее задачу восстановления доминирующего положения пуштунов в афганском государстве. Когда в 2001 г. встал вопрос о свержении режима «Талибана» и формирования правительства на широкой коалиционной основе, лидеры «Афган меллат» вошли в «Римскую группировку», на которую делали в то время ставку американцы. Некоторые лидеры «Афган меллат» получили важнейшие посты в переходном правительстве Хамида Карзая.

Другую историю имеет «Хезбе конгура-йе мелли-йе Афганистан» (Партия национального конгресса Афганистана», ПНКА). Идея создания этой партии зародилась среди афганской интеллигенции, проживавшей в Европе. Лидером партии является Абдул Латиф Педрам, известный поэт и политический деятель, баллотировавшийся на пост президента ИРА на прошедших в октябре 2004 г. президентских выборах. По итогам выборов получил 1, 4% голосов избирателей. А.Л. Педрам родился в селение Маймай, уезда Дарваз провинции Бадахшан, таджик. Окончил Кабульский университет. Член Революционной организации трудящихся Афганистана (РОТА), основанной Мохамадом Тахиром Бадахши после его выхода из НДПА (фракция «Хальк») в 1968 г. Тогда она называлась «Кружком ожидания», а название РОТА официально закрепилась за ней после того, как в ее рядах произошел раскол. Одно крыло (сторонники Б. Баэса) получило название «Организация федаинов трудящихся Афганистана» (ОФТА), а другое (сторонники М.Т. Бадахши) — «Революционная организация трудящихся Афганистана» (РОТА).

РОТА стояла на идейной платформе марксизма-ленинизма, но старалась отказаться от беспрекословного следования политике КПСС и других коммунистических партий. Главная цель организации, состоявшей из представителей непуштунских этнических групп, состояла в искоренение национального гнета, которому подвергалось непуштунское население со стороны пуштунского правящего класса, РОТА выдвигала идею создания федеративного государства на этнических принципах. После Апрельской революции, когда ОФТА влилась в НДПА, а РОТА подписала Протокол о сотрудничестве с ней, А.Л. Педрам занял должность заместителя главного редактора газеты ЦК НДПА «Пайям». В 1989 г. примкнул к Ахмад Шаху Масуду, а затем эмигрировал в Париж. Вернулся в Афганистан лидером новой политической партии. Его предвыборная пропаганда, как кандидата на пост президента страны, строилась на острой критике деятельности переходного правительства, особенно «шовинистических кругов в нем», поведения американских военных в Афганистане. В его программе красной нитью проходил вопрос о создании национального государства, развитии демократии, обеспечении равноправия всех народов, населяющих Афганистан путем создания федеративного государства, недопущении создания военных баз иностранных государств на территории Афганистана.

Ведут активную политическую деятельность и роялисты, большинство которых объединены в «Движение национального единства Афганистана» («Тахрик-е вахдати мелли-йе Афганистан»). Лидером партии является племянник Захир Шаха и муж его сестры Хумайры Султан Махмуд Гази (второй сын дяди экс-короля Шах Махмуд-хана, премьер-министра Афганистана в 1946-1952 гг., либеральные мероприятия которого оказали серьезное влияние на дальнейший ход общественно-политического развития страны).44 Цель партии — провозглашение конституционной монархии, она выступает за обеспечение представительство всех этнических групп Афганистана в руководстве страны согласно их численности. Одним из авторитетных членов партии является Азизулла Васифи45 — один из влиятельнейших политических деятелей, при Захир Шахе он несколько раз избирался депутатом парламента от Кандагара. При М.Дауде в 1975 г. возглавил министерство сельского хозяйства, был председателем Лойя Джирги 1977 г., которая подтвердила легитимность власти М. Дауда. В последние годы являлся советником М. Захир шаха в Риме, был участником Боннской конференции.

Из наиболее известных деятелей прошлых режимов из числа сторонников Мохаммада Захир Шаха, вернувшихся к активной политической деятельности, следует назвать также Тадж Мохаммада Вардака, который возглавил «Хезбе эстеклял-е мелли-йе Афганистан («Партия национальной независимости Афганистана», ПННА). Тадж Мохаммад Вардак до Апрельской революции занимал пост губернатора провинции Бадахшан, затем эмигрировал на Запад. В 2002 г. после отставки Ю. Кануни с поста министра внутренних дел возглавил это министерство и пообещал, что если в течение одного года не удастся навести порядок уйдет в отставку. Он сдержал свое обещание и передал министерское кресло Али Ахмаду Джалали. Вардак баллотировался на пост президента ИРА на президентских выборах 2004 г., считается умеренным и прагматичным политиком.

В рамках одной стать дать информацию обо всех партиях, даже зарегистрированных, очень трудно. Более того, многие из них только возникли, ничем не проявили себя, к тому же их лидеры — неизвестные люди на политической сцене Афганистана. Очевидно одно: в настоящее время деятельность по созданию новых партий, особенно если заявляют о своей приверженности идеям демократии западного образца, поощряется. Неслучайно, первыми прошли регистрацию партии под такими названиям как «Республиканская партия Афганистана» (лидер Сибгатулла Санджар), «Партия национальной солидарности молодежи Афганистана» (лидер Мохаммад Джамил Карзай) и другие. Только будущее покажет, насколько приживутся эти идеи на новом историческом этапе и в новых условиях в традиционном афганском обществе. А пока в формировании политических партий, четко наблюдается все то же традиционное влияние племенных традиций, национально-этнического и исламского факторов.



  1. Как известно, согласно Боннским соглашениям конституция 1964 г. была признана временно действующей, за исключением статей, относящихся к королевской власти.
  2. Во всяком случае, до конца апреля 2005 г. партии под такими названиями не были зарегистрированы в Министерстве юстиции Исламской Республики Афганистан.
  3. Кануни асаси-йе тавшешода-йе Афганистан// Рости — 1382 (2004). — №2. — С.50.
  4. Маромнама-йе Нахзате мелли-йе Афганистан. — Кабул, 2002.
  5. Цит. по: Харун Амирзада. Фахим дз дегаргон-е та сарнагон-е. — По URL: http://www.ariaye.com.
  6. Цит. по: Харун Амирзада. Фахим дз дегаргон-е та сарнагон-е. — По URL: http://www.ariaye.com.
  7. Со ссылкой на «Asia Times Online».
  8. Шейх Абдул Али Мазари — этнический хазареец родом из Мазар-и-Шарифа (по другим данным, из уезда Дарай-и-Суф провинции Саманган). Получил религиозное образование в Неджефе (Ирак). До основания ПИЕА он был одним из лидеров организации «Наср». Участвовал в джихаде против советских войск в Балхе. После прихода моджахедов к власти в 1992 г., отношения Мазари с Раббани и Масудом осложнились, что привело к вооруженным инцидентам в Кабуле. В 1992 г. Мазари, Хекматиар, Достум и Моджадади создали оппозиционный правительству Раббани «Высший Координационный Совет Исламской Революции», однако отряды ПИЕА (возможно, следуя рекомендациям руководства Ирана) не приняли участие в предпринятом 1 января 1994 г. отрядами Хекматиара и Достума безуспешном вооруженном мятеже против президента Раббани. Во время наступления талибов на Кабул в марте 1995 г. Мазари добровольно сдал позиции своих вооруженных формирований талибам. Однако 11 марта талибы его захватили. 13 марта в вертолете по пути в Кандагар при не выясненных обстоятельствах он был убит, 27 марта его похоронили в Мазар-и-Шарифе.
  9. Мохаммад Акбари родился в 1946 г. в уезде Варас провинции Бамиан. Он брал религиозные уроки у местных мулл, постепенно начал изучать фикх, исламскую логику и другие исламские науки. С 1966 по 1968 гг. служил в афганской армии, а в 1971 г. уехал на учебу в Неджеф. В 1975 г., в числе группы афганских студентов был выслан из страны иракским правительством. С 1976 г. по 1978 гг. преподавал в местных религиозных школах, участвовал в вооруженном восстании против режима Тараки-Амина, в 1982 г. уехал в Иран и вошел в организацию «Стражей исламской революции Афганистана» («Сепах-е Пасдар»), которая была создана при содействии руководство Ирана, стал одним из ее лидеров. «Сепах-е Пасдар» вместе с другими шиитскими исламскими организациями хазарейцев самораспустилась, войдя в ПИЕА. После установления контроля талибов над Бамианом перешел на их сторону. Во временной администрации и в переходном правительстве сам не занимал высоких должностей, но его сторонники вошли в правительство, в частности, сторонник Акбари Сейид Мустафа Каземи занимал пост министра торговли.
  10. Абдул Карим Халили родился в 1949 г. в Майданшахре, провинция Вардак, хазареец. После захвата талибами г. Кабула возглавляемая Халили фракция ПИЕА вошла в антиталибский альянс, но когда талибы в сентябре 1998 г. установили контроль над Бамианом, Халили сбежал в Иран. На конференции 2001 г. в Бонне он получил пост заместителя руководителя временной администрации, а на Чрезвычайной Лойя Джирге в 2002 г. был избран заместителем председателя переходного правительства. С октября 2004 г. является вторым вице-президентом ИРА.
  11. Ходжи Мохаммад Мохаккик в 1980-х гг. вместе с Мазари и Халили был основателем организации «Наср», входил в ее руководство, в 1990-х гг. был одним из лидеров крыла ПИЕА, возглавлявшегося Халили. Мохаккик был уполномоченным ПИЕА в зоне Севера, являлся министром внутренних дел ИГА. Когда талибы заняли Бамиан, а Халили сбежал в Иран, отряды Мохаккика в составе «Северного альянса» продолжали борьбу против «Талибана». Во временной администрации и в переходном правительстве занимал пост министра планирования Афганистана, но накануне президентских выборов 2004 г. Карзай отправил его в отставку. Существует мнение, что причиной послужило намерение Мохаккика составить конкуренцию Карзаю, при том, что Халили решил поддержать Карзая. На президентских выборах 2004 г. Мохаккик баллотировался на пост президента Афганистана и получил 11,6 % голосов.
  12. Кохсар Я. Джонбеш-е хазараха ва ахле ташайю дар Афганистан. — Пешавар, 1999. — С. 142.
  13. Сейид Хусейн Анвари в 2004 г. являлся также губернатором Кабульской провинции.
  14. За исключением ДИРА Мохаммади Наби Мохаммади и ИПА Юнуса Халеса.
  15. Абдул Рашид Достум родился в 1953 г. в селении Хаджа Дукух провинции Джаузджан в крестьянской семье. Отец — узбек, мать — туркменка. Получил начальное образование и начал работать рабочим на газовых промыслах. В 1979 г. вступил в НДПА, состоял в отряде самообороны. В начале 1980-х годов сотрудничал с органами безопасности ДРА, прошел краткосрочную военную подготовку в Ташкенте. В 1983 г. — командир племенного батальона, затем возглавил созданную в Джаузджане, в основном из узбеков, территориальную бригаду, преобразованную в 1988 г. в 53-ю пехотную дивизию. В 1986 г. получил высшую награду ДРА — звезду Героя Афганистана. Подчиненная ему дивизия принимала активное участие в борьбе с вооруженной исламской оппозицией. Особо отличился при разблокировании автомагистрали Кабул-Хост и в подавлении мятежа министра обороны Шахнаваза Таная. Его подразделения называли «малишами» (племенные ополчения) и были составлены в основном из узбеков Джаузджана.
  16. См.: Давлатабад-е Б.А. Шинаснама-и ахзаб ва джараянха-йе сияси-йе Афганистан. — Кум, 1992. — С. 140-141.
  17. По сообщению одного из лидеров РОТА в беседе с автором настоящей статьи, активисты этой организации принимали непосредственное участие в организационном становлении НИДА.
  18. За свою военную и политическую карьеру генерал Достум часто менял своих союзников. После прихода моджахедов к власти в 1992 г., когда Хекматиар, требуя вывести подразделения Достума из Кабула, постоянно подвергал город обстрелу, последний пользовался особым расположением у Бурхануддина Раббани. Но уже в конце 1993 г. Достум перешел на сторону своего давнего и ярого противника Хекматиара, начав войну с Раббани. Свергнуть президента в результате предпринятого 1 января 1994 г. переворота не удалось, и вооруженное противостояние приняло затяжной характер. Когда в Кандагаре появились талибы, Достум начал сотрудничать с ними: подвергая бомбардировкам позиции правительственных войск, Достум в высокой степени содействовал военным успехам талибов. После установления власти талибов над столицей Достум снова перешел на сторону Раббани и Масуда.
  19. Абдул Малик родился в 1963 г. в Фариабе, этнический узбек. Мать — пуштунка из семьи выходцев из Кандагарской провинции. Братья А. Малека — Р. Пахлаван и Г. Пахлаван вначале были командирами отряда моджахедов, А. Малик также начал свою карьеру в этом отряде. В 1987 г. он перешел на сторону правительства ДРА. Не имея военного образования, А. Малик в племенном узбекском батальоне своего брата сразу получил звание младшего лейтенанта. В 1993 г. он был уже генерал-полковником и начальником управления внешних связей НИДА. После убийства Р. Пахлавана был одновременно назначен губернатором Фариаба.
  20. Сейид Мансур Надери родился в 1933 г. в Каяне. Один из пяти сыновей бывшего главы исмаилитов Афганистана Сейида Надир Шаха Каяни, унаследовавший от него это положение. В период правления Амина трое из его братьев были казнены. Сам С.М.Надери был подвергнут тюремному заключению. Освобожден после свержение Амина. В 1986 г. стал членом Революционного совета ДРА. После установления власти «Талибан» над севером Афганистана, Надери выехал за пределы страны, проживал в Ташкенте.
  21. Генерал-лейтенант Нурулхак Олуми, пуштун из клана мохаммадзаев, член парчамистского крыла НДПА. Военное образование получил в СССР и США. В 1985 г. — генерал-губернатор Кандагара и одновременно командир второго армейского корпуса, дислоцированного в Кандагаре. После победы моджахедов эмигрировал в Голландию.
  22. Ш.Танай родился в 1952 г., пуштун из провинции Пактии. Окончил военное училище, а также 9-и месячные курсы в СССР. Командовал батальоном спецназа, Центральным военным корпусом, в 1984 г. был назначен начальником Генштаба, а в 1988 г. возглавил Министерство обороны. 6 марта 1990 г. возглавил неудачный путч против Наджибуллы, после которого сбежал в Пакистан и по некоторым данным жил на правах гостя Межвойсковой разведки Пакистана (ISI). В Афганистан появился уже в составе военных отрядов движения «Талибан», воевавших против различных отрядов модджахедов и против правительственных войск. Не исключено, что ядро партии составляют его сторонники из числа бывших военных Вооруженных сил РА, представлявшие фракцию «Хальк». См. интервью с ним на стр.
  23. А.Р. Джалили родился в 1938 г. в провинции Кунар. Окончил Кабульский университет, получил степень магистра по микробиологии в США, а кандидата наук — в СССР. Трудовую деятельность начал преподавателем сельскохозяйственного факультета Кабульского университета. В 1969 г. прошел стажировку в Объединенной Арабской Республике. После Апрельской революции работал ректором Кабульского университета, министром просвещения, в 1979 г. — министром сельского хозяйства и земельной реформы. В октябре 1979 г. был избран членом Политбюро ЦК НДПА, а после свержения режима Х. Амина (с 27 декабря 1979 по 16 марта 1990 гг.) находился в тюрьме. — Афганистан. Краткий биографический справочник. Составитель Г.П. Ежов. — М., 2004. — С. 100. См. также: Ди Афганистан каланай. — Кабул, 1358 (1979). — № 44. — С. 585.
  24. Родился в 1941 г. в Кандагаре, пуштун. Работал наборщиком в Кандагарской типографии, в 1958 г. был назначен и.о. директора этой типографии. В 1959 г. — сотрудник газеты «Тулуе афган» в Кандагаре, член НДПА (фракция «Хальк»). Партийную работу начал с должности секретаря Кандагарского провинциального комитета НДПА. В 1977 г. был избран членом объединенного ЦК НДПА. После Апрельской революции — член Ревсовета, замминистра культуры, секретарь Кабульского городского комитета НДПА. Осенью 1978 г. — посол в Пакистане. Его брат был участником вооруженного выступления против Амина в 1979 г. в дивизии Ришхура, за что был казнен. Сам А.Р. Ариан был арестован. После свержения режима Х. Амина работал на таких должностях как зам. премьер-министра, министр юстиции, генеральный прокурор. В январе 1983 г. — председатель Комиссии партийного контроля при ЦК НДПА. Избирался зам. председателем Ревсовета, членом парламента, председателем комиссии по международным делам Сената. После неудачного путча Ш. Таная в марте 1990 г. ушел в подполье, предположительно — выехал за пределы страны. — Афганистан. Краткий биографический справочник. Составитель Г.П. Ежов. — М., 2004. — С. С. 42.
  25. А.К. Ранджбар высшее образование получил в СССР, там же защитил кандидатскую диссертацию по экономике Афганистана. В конце 80-х гг. занимал пост вице-президента Академии наук Афганистана, а с 1989 г. — помощник президента Наджибуллы по вопросам работы местных советов и джирг.
  26. Родился в 1951 г. в Кабуле, пуштун. Выпускник лицея «Хабибия» (1969). Окончил американский университет в Бейруте (Ливан), получил степень бакалавра и магистра, затем переехал в США, изучал политические науки в Миннесоте, подготовил докторскую диссертацию и работал в течение двух лет в «Континенталь банке» в Чикаго. С 1987 по 2002 гг. — профессор политических наук университета Провиденс, сфера его научных интересов — политика на Среднем Востоке, международные отношения, политэкономия, теория революции. А. Ахади был гражданином США (отказался от него в связи с избранием его на пост министра финансов ИРА), член «Афган меллат» с 1969 г., с 1995 г. возглавляет ее. Занимал пост председателя Национального банка Афганистана во временной администрации и в переходном правительстве Афганистана.
  27. Гулам Мохаммад Фархад родился в 1901 г. в Майдане (провинция Вардак). Учился в лицее Хабибия, в 1921 г. был направлен в Германию, где учился на инженера-электрика в Мюнхенском техническом университете. После возвращения в Афганистан работал преподавателем лицея «Наджат», начальником электротехнического отдела завода «Машинхана», начальником Управления электроэнергии Министерства общественных работ, был президентом компании «Электроэнергия». В 1948 г. был избран мэром Кабула.
  28. Актуальные вопросы афганской революции. — М.: Наука, 1984. — С. 507.
  29. Аманжол И. Афганская палитра: партии, движения и политическая элита// Саясат-Policy. — Алматы, 2004. — № 10 (октябрь). — С.12.


Источник: «Афганистан и безопасность Центральной Азии». Вып. 2/ под ред. А.А. Князева. Бишкек-2005

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОРГУН Виктор
НЕССАР Омар
ПОЙЯ Самеулла
КАЗАНЦЕВ Андрей
МОЖДА Ахмад Вахид
ДАНИШ Фахим
Все авторы