» Русский «Маленький Афганистан»

Опубликовано: 05.07.2002 00:00 Печать

В то время, как бомбы падают на Афганистан, в России тысячи беженцев, бывших ранее основой режима, руководимого в 1979 — 1986 гг. Бабраком Кармалем (Babrak Karmal), а позднее, до 1992 года — Наджибулой (Nadzhibula), смотрят на эту войну, вспоминая свой горький опыт.

Бывшие высокие руководители и идеологи Национально-Демократической Партии Афганистана (коммунистической), кажется, многое вынесли из пережитого ими и даже вполне могли бы играть какую-нибудь роль при восстановлении своей разоренной страны, если бы антитеррористическая коалиция под предводительством Соединенных Штатов, вспомнила о них в момент составления вместе всех частей головоломки стабильного будущего. В настоящее время, эти «экс-коммунисты», которые сами себя определяют как «интеллектуалов» Афганистана, признают, что их интересы не лоббируются даже в России, стране, которая оказывает поддержку и поставляет вооружение Северному Альянсу.

«Мы — элита Афганистана, и мы сохранили себя именно с сознанием этого», — говорит Мохамед Гулам (Mohammad Ghulam), бывший губернатор провинции, а ныне — президент Коммерческого Афганского Центра в Москве, организации, вокруг которой собирается афганская диаспора России. Это центр располагается в одной из гостиниц на юге Москвы — «Севастопольская» — которая теперь больше известна по именем «маленький Афганистан». Ее комнаты переделаны в ателье по пошиву одежды и ремонту часов, склады специй и даже в редакцию газеты и журнала, телевизионную студию, школу и зал ритуальных услуг.

«Наша коммерческая структура позволяет нам существовать как коммуне», — говорит Гулам, который считает себе «защитником прав человека». В России проживает приблизительно 150 тысяч афганцев. «В маленьком Афганистане работает от трех до пяти тысяч человек, бывших военных, медиков, журналистов, руководителей, инженеров и агрономов…» — говорит Гулам. Бывший 42-летний губернатор провинции обучался когда-то в Высшей Партийной Школе СССР.

Преставители афганской диаспоры в Москве хотят вернуться на родину, но только когда там установится мир. «Мы уже достаточно повоевали. Мы не хотим больше участвовать ни в какой войне», — подчеркивает Гулам. Абдул Джабар (Abdul Dzhabar), в прошлом — генерал-лейтенант, подтверждает его слова. Джабар говорит, что он «воевал против всех», от моджахедов до талибов; он один из 15 тысяч афганских офицеров, которые, по утверждению Гулама, находятся в настоящее время на территории России.

«Мы не участвуем в этой войне, несмотря на те предложения, которые поступали к нам, как со стороны Северного Альянса, так и стороны талибов», — говорит бывший губернатор. Эти предложения влючали в себя возможности от «создания независимой армии до открытия новой линии фронта». «Мы отклонили их, потому как сражались уже достаточно», — добавляет он, не вдаваясь в детали. Среди тех, кто, по заверениям Гулама, посетил его после 11 сентября, был и военный атташе Посольства Соединенных Штатов в Москве. Дипломат, уточняет он, интересовался военными аспектами.

Гулам, пуштун, был вынужден бежать из страны в 1993 году, после совершения на него покушения. Россия не предоставила ему не политическое убежище, хотя он утверждает, что хотел бы получить его, а вид на жительство, которое он вынужден возобнавлять каждый год.

Неуверенность, с которой живет большинство его соотечественников, мешает им обустроиться здесь окончательно, и превращает их в легкую добычу органов милиции. Быть может, именно поэтому для большинства из них Россия — это некий перевалочный пункт, а не конечная цель.
В маленьком Афганистане есть люди, которые не хотят, чтобы их фотографировали, боясь не получить политического убежища в других странах.

Среди тех, кто хочет вернуться на родину — Фаруг Фарда (Faroog Farda), журналист, который в своей стране занимал пост вице-президента Молодежной Организации Афганистана, а сегодня является главным редактором газеты Naweed-E-Rooz. Фарда просыпается ранним утром, чтобы отобрать в Интернете новости, которые он затем публикует в ежедневнике в четыре страницы.

Если в результате политической эволюции высшие посты в России смогли занять бывший коммунист Борис Ельцин или бывший сотрудник Комитета Безопасности Владимир Путин, почему это невозможно в Афганистане? Так рассуждает Гулам. Афганские коммунисты также изменились. «Коммунистическая идея больше не существует, и мы смотрим на мир с другой точки зрения. Мы приверженцы демркратии и рыпочной экономики. Наша партия, членами которой являлись полтора миллиона человек, состарилась и перестала быть приемлимой для Афганистана и для нас, потому что ее статус и программа не были реальными».

Бывшие коммунисты обсуждали возможность формирования одной или нескольких партий, которые могли бы принять участие в выборах будущего, и считают, что у них очень хорошие перспективы.

Во время переходного периода, считает Гулам, должно существовать объединенное правительство, сплочившееся вокруг короля и в котором могли бы участвовать все этнические группы. «Что же касается нас, то в нашем распоряжении есть все неоходимые кадры — от солдата до министра», — отмечает он.

Неприязнь к Северному Альянсу
Руководители маленького Афганистана испытывают неприязнь к Северному Альянсу. «Ни талибы, ни Северный Альянс не могут привести Афганистан к демократии», — отмечает Аман Ашкрез (Aman Azhkres), актер, ранее занимавший высокий пост на афганском телевидении. Ашкрез, одетый в вызывающе желтый пиджак, отвечает за культурную жизнь центра. «Было бы лучше, если бы Россия не концентрировала своих усилий в поддержке Северного Альянса, который контролирует не более 5% территории страны и к тому же аявляется искусственным союзником моджахедов, объединившихся с ним для противостояния талибам». Неприязнь по отношению к Северному Альянсу высказывает и Шах Зар Левал (Sha Zar Lewal), бывший вице-министр «народностей и трибу», который получил техническое образование в Москве. Жертва внутреннего конфликта между Наджибуллой и его соратниками, он был освобожден из тюрьмы в 1992 году, после двухлетнего заключения. В 1993 году он приехал в Москву, скрываясь от талибов. Ему помогли его бывшие коллеги из Московского Строительного Института, в котором он в семидесятых годах защитил докторскую диссертацию. Сегодня он работает на фирме, занимающейся планировкой садов и парков, у него есть российское гражданство, потому что он женат на русской. «Моджахеды», — говорит он, — «разграбили всю страну, если смотреть на материальную сторону. Талибы разграбиди ее с моральной точки зрения, а те, кто мог бы сегодня управлять Афганистаном, продают одежду на вещевых рынках в Росссии», — заявляет он.

Общество

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
МОХАММАД Дауд
КАМЕНЕВ Сергей
ХАСАН Шерхасан
КОНАРОВСКИЙ Михаил
КАЗАНЦЕВ Андрей
Все авторы