» Афганский пленник

Опубликовано: 20.03.2002 13:25 Печать

Советские войска покинули Афганистан в феврале 1989 года, оставив 15 тысяч убитых и сотни пропавших без вести В среду, 25 декабря, исполнилось 23 года со времени ввода советских войск в Афганистан. И почти 14 лет прошло с того дня в феврале 1989-го, когда, как было объявлено в официальных сводках, «последний советский солдат» покинул страну. Однако почти десятилетнее пребывание советского контингента в Афганистане оставило не только 15 тысяч погибших солдат, но и сотни пропавших без вести. И, как рассказывает в последнем выпуске программы «Гражданин мира» Сергей Закин, некоторые из них только сейчас возвращаются из небытия.

Наик-Мохмад живет в городе Кундузе на севере Афганистана. Двадцать лет назад, когда он оказался в этих местах в качестве армейского радиста, его звали Геннадий Цевма. Предыдущие 18 лет своей жизни он провел на Украине, в Донецкой области. «Меня в армию забрали и отправили в Афганистан. Ну и здесь меня в плен взяли, и я не смог вернуться на родину», — вот его краткая автобиография.

Все годы плена, а потом мирной, но уже афганской жизни Геннадий — Наик-Мохмад почти не говорил по-русски. Так было до прошлого марта, когда гуманитарную миссию ООН в Кундузе возглавил бывший офицер украинского спецназа Сергей Илларионов.

«Ко мне постучался в ворота афганец, чистый афганец, и не очень хорошо он говорил на русском и на украинском языке, но я понял, что это наш человек, — вспоминает Илларионов их первую встречу. — Он боялся называть свое имя, представился афганским именем, мы поговорили пару часов, и после этого он неделю не появлялся».

Потом у Сергея Илларионова были и другие встречи с бывшими соотечественниками. По далеко не полным сведениям, в Афганистане после вывода советских войск остались 72 бывших жителя Украины, и еще несколько сот бывших солдат из России и других республик.

Недавно газета «Таймс» опубликовала корреспонденцию из Афганистана, посвященную судьбам бывших советских солдат, не вернувшихся на родину. В этой заметке упоминался Сергей Илларионов. Я позвонил ему в офис ООН в Кундузе, и он согласился привезти для разговора Геннадия Цевму.

История Цевмы вполне типична для многих советских солдат, попавших в плен к моджахедам. После трех лет плена он принял ислам и стал жить в Кундузе, работая водителем. Последнее время занимается транспортировкой гуманитарных грузов для одной международной организации.

«Ну, меня через три года отпустили, и я жил здесь потихоньку. Дали жену, появились у меня дети. И я живу до сих пор», — рассказывает он, медленно и с трудом подбирая слова.

Детей у Геннадия трое. Как их зовут? «У них же афганские имена».

Дети Геннадия Цевмы говорят только на дари. Да и он сам сейчас говорит на дари более уверенно, чем по-русски или украински. До появления в Кундузе Илларионова он почти ничего не знал ни о том, где и как живут его родственники, ни о том, что происходило все это время на его родине.

Илларионов привозил Цевме русские и украинские газеты, беседовал с ним. И постепенно Геннадий, по его словам, «действительно созрел, чтобы ехать домой. И он хотел ехать домой». Сергей Илларионов связался с украинским посольством в Пакистане, и там выяснили, что родители Геннадия уже умерли, но брат до сих живет на прежнем месте. Он стал каждую неделю звонить домой из кундузского офиса ООН.

Тем временем были получены все визы и куплены билеты. Более того, губернатор Донецкой области даже выделил для семьи Геннадия квартиру по соседству с братом. Но ни брата, ни квартиры, ни Украины они так и не увидели. Геннадий Цевма с семьей приехал в Кабул, но перед самой посадкой в самолет жена испугалась и наотрез отказалась лететь. Никакие уговоры с привлечением официальных лиц разных стран ни к чему не привели.

Геннадию предложили поехать домой одному — хотя бы на месяц. Ему гарантировали право вернуться в Афганистан. «Ну здесь жену я на кого оставлю? Здесь у меня никого нету же. Кто ее будет кормить, кто ее будет беречь? — объясняет он свою ситуацию. — Ну, я хочу приехать на Украину, понимаешь. Хочу приехать, но нет у меня возможности. Жена не едет, и я застрял здесь в Афганистане сейчас».

Сергей Илларионов приводит в пример истории других бывших советских солдат, пропавших без вести за годы войны. Кто-то из них за последнее время вернулся насовсем, кто-то, побывав дома, приехал обратно в Афганистан. «Но это было их решение, и у них был шанс распорядиться собственной судьбой», — говорит Сергей.

Геннадий Цевма считает, что уже по крайней мере 20 лет у него такого шанса нет. И на вопрос, жалеет ли он о том, что в свое время попал в Афганистан, отвечает: «Ну да. Ну, здесь я должен уже жить, в Афганистане-то. Других вариантов у меня нету».

Россия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

СЕРЕНКО Андрей
КОРГУН Виктор
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
ПЛАСТУН Владимир
КОНАРОВСКИЙ Михаил
Владимир ЕВСЕЕВ
Все авторы