» Тадж-Бек: 30 лет спустя

Опубликовано: 24.12.2009 17:49 Печать

Тридцать лет назад – 27 декабря 1979 года – советские войска вошли в Афганистан. В канун этой даты в афганском обществе большой резонанс получили только что обнародованные новые подробности событий 30-летней давности. Портал «Афганистан.Ру» считает целесообразным ознакомить своих читателей с наиболее интересными вспоминаниями.


Так, ряд афганских средств массовой информации опубликовали воспоминания одного из немногих свидетелей драматических событий, предшествовавших вхождению частей Советской армии в Афганистан. Речь идет о штурме дворца Тадж-Бек – резиденции тогдашнего главы афганского государства Хафизуллы Амина. А автор воспоминаний –  Наджиба Зерай, дочь бывшего члена Политбюро ЦК НДПА Салеха Мохаммада Зерая. 


27 декабря 1979 года Наджиба Зерай и ее мать были приглашены на прием к жене Хафизуллы Амина во дворец Тадж-Бек. В воспоминаниях дочери Салеха Зерая отмечается новая деталь – по ее словам, в тот драматический день во дворце Тадж-Бек, помимо узбекских поваров, находилась некая русская женщина. «Когда жена Амина показывала нам дворец, мы столкнулись с русской блондинкой в коридоре», — вспоминает Наджиба Зерай. – «Супруга Амина сказала, что она проверяет пищу, которую готовят афганские повара для Амина». Это замечание позволяет предполагать, что Хафизулла Амин, опасавшийся отравления, больше доверял агентам КГБ, чем своим соотечественникам-афганцам.


Как рассказывает Наджиба, после того, как гости (мужчины, согласно афганской традиции, находились в другом зале дворца) поели суп, им «ужасно захотелось спать». Девушка вскоре уснула вместе с другими гостями. Проснулась она уже от грохота, очевидно, взрыва. Все гости немедленно вышли в коридор. «Я увидела шокировавшее меня зрелище, — вспоминает Наджиба Зерай. – В коридоре в пижаме стоял Хафизулла Амин». Кругом велась стрельба.


Наджибе и ее матери, которая была беременна, удалось выжить лишь благодаря охранникам Амина. По ее словам, кто-то из охранников Тадж-Бека откликнулся на просьбу матери Наджибы и успел до начала операции внутри дворца вывести женщин в сарай, находившийся достаточно далеко от резиденции Амина.


«Когда прекратилась стрельба, — вспоминает Наджиба Зерай. — за дверью сарая послышался голос военного, говорившего на дари с сильным таджикским акцентом. Он сказал: «Мы будем считать до четырех, выходите», и начал считать. Когда мы вышли, то у двери сарая встретили около десяти военных, которые направили на нас свои автоматы».


По словам Наджибы, женщин повели из сарая в другое помещение: «Хорошо помню, как всюду валялись трупы, мама запрещала мне смотреть на них. Дворец уже был совсем не похож на то, что мы видели несколько часов назад».


Когда жена и дочь Салеха Зерая зашли в другую комнату, куда их привели военные, то увидели в ней «рыдающую жену Амина». «Она говорила моей матери: я стала вдовой», — рассказывает Наджиба. В этой комнате оказались все, кто остался жив после операции по захвату дворца Тадж-Бек. В этом помещении (которое, очевидно, использовалось в качестве фильтрационной комнаты – Прим.) также находилась жена старшего сына Амина Абдул Рахмана, державшая ребенка на руках. «Было примерно 3 часа ночи. Советские военные принесли нам поесть. Хорошо помню, как один афганский офицер, из числа штурмовавших дворец, подошел к жене Амина и сказал, что ее муж заслуживал этого», — вспоминает Наджиба Зерай.


Спустя несколько дней после штурма Тадж-Бека, члены семьи Салеха Мохаммада Зерая и оставшиеся в живых члены семьи Амина были переданы сотрудникам ХАД (афганской службе госбезопасности). Несколько дней пленников перевозили из одного места в другое для допросов. В конце концов, их отправили в Пули-Чархи.


Впрочем, в главной афганской тюрьме семья Зерая надолго не задержалась. То ли «шурави», то ли уже пришедшие к власти в Кабуле «парчамисты» решили пощадить пленников. «Мы готовились в тюрьме к тяжелым временам, — рассказывает Наджиба. — Однако спустя три дня к нам в камеру пришли двое молодых афганских офицеров, показали нам какую-то бумагу, и сказали, что мы свободны. Мы не поверили: ведь до этого, когда нас перевозили из одного места в другое, нам тоже говорили – мы вас освобождаем… Но, выходя из камеры на улицу, мы заметили серьезное отличие от предыдущих случаев: нас посадили в «Волгу», а не как раньше, в «УАЗик». Женщины вскоре оказались дома.


По словам Наджибы Зерая, переступив родного дома, они застали «интересное зрелище»: родственники, посчитав их мертвыми, проводили у них дома церемонию панихиды.


Заканчивая свой рассказ, Наджиба Зерай сравнивает приход «шурави» в Афганистан в 1979 году с приходом моджахедов в Кабул спустя три года после вывода советских войск: «Тогда (в декабре 1979 года – Прим.) наша семья чудом выжила, однако спустя 12 лет, при новых политических переменах, к нам домой пожаловали уже моджахеды, и тогда ни моя мама, ни находившиеся с ней дома двое ее детей, не смогли выжить».


Спустя 30 лет после ввода советских войск в Афганистан, участники спецоперации по захвату дворца Тадж-Бек также делятся воспоминаниями. А некоторые даже меняют свои оценки относительно драматических событий, случившихся в Кабуле в декабре 1979 года.


Так, некоторое время назад один из командиров советского отряда, штурмовавшего Тадж-Бек, через средства массовой информации Афганистана обратился к афганцам с просьбой простить его.


По словам этого офицера советского спецназа, в ночь штурма президентского дворца в Кабуле вместе с Хафизуллой Амином внутри Тадж-Бека были убиты около 8 человек, включая двух сыновей Амина, а также жену министра иностранных дел Афганистана. Как вспоминает сегодня бывший советский офицер, тела всех убитых были завернуты в ковер и похоронены на территории дворца Тадж-Бек.


По словам этого советского офицера-спецназовца, 30 лет назад, перед штурмом резиденции Хафизуллы Амина, им было приказано не оставлять во дворце никого в живых. Однако, позже, уже после штурма Тадж-Бека, спецназовцам был спущен новый приказ, — с оставшимися в живых «обращаться хорошо». Впрочем, этот приказ уже не мог изменить историю.


Фото: afghanistan.ru

История

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ПОЙЯ Самеулла
МОЖДА Ахмад Вахид
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
ОКИМБЕКОВ Убайд
КАЗАНЦЕВ Андрей
ТАРИН Мирвайс
Все авторы