» Растущее Присутствие России в Афганистане Способствует Региональному Соперничеству с Западными Державами

Опубликовано: 02.03.2002 17:32 Печать

Автор: Игорь Торбаков

Так как Россия постоянно увеличивает свое наземное присутствие в Афганистане, аналитики и политические стратеги дискутируют по поводу стратегических приоритетов Москвы в регионе. Все еще непонятно, говорят комментаторы, какова позиция России по формированию пост-талибского временного правительства в Афганистане. Более определенно то, однако, что эндшпилем Афганистана является подогрев растущего соревнования между Россией и ее западными союзниками.

Некоторые российские наблюдатели проводят параллели между недавними развитиями в Афганистане и политической атмосферой, которая существовала до падения нацистского Берлина во Второй Мировой Войне. Члены анти-талибской коалиции, подобно их предшественникам, которые сформировали Большую Тройку во время Второй Мировой Войны, публично заверяют друг друга во взаимном доверии и клятве координировать свои действия в Афганистане, замечают аналитики в Москве. В действительности, однако, каждый игрок стремится усилить свою собственную позицию на суше, зная, что чем больше физическое присутствие страны в Афганистане, тем огромнее роль, которую данная страна будет играть в определении будущего разоренной войной страны.

Россия недавно отправила 12 военных транспортных самолетов на военную базу Баграм возле Кабула. Самолет ИЛ-76 привез две группы российских специалистов, которые, как говорят российские средства массовой информации, немедленно приступили к выполнению заданий, «данных напрямую Кремлем». Первая группа неясно определена как «специальная миссия». Было приказано основать российское дипломатическое представительство в Кабуле и «решить другие вопросы, каающиеся его полнокровной деятельности.» Другая группа приступила к организации центра гуманитарной помощи.

Согласно сообщениям в российской прессе, как Министерство Обороны, так и Министерство Иностранных Дел отказались дать детали по количеству войск, сопровождающих «специальную миссию». Российские официальные лица ссылались на «причины безопасности» по поводу их молчания. Выступая на встрече Совета Безопасности России в Москве, президент Владимир Путин сказал, что он отдал приказ по воздушной перевозке, следуя просьбе афганского президента и лидера Северного Альянса Бурхануддина Раббани.

Прибытие российских войск в Кабул, кажется, застало западных союзников Москвы врасплох. Кажется, это также заставило их понервничать. Северный Альянс, заметила резко лондонская газета Таймз, «не поднял и писка (по поводу прибытия российских сил), не принимая во внимание тот неистовый вопль, который он испустил, когда 100 британских солдат прибыло для обеспечения безопасности аэродрома (Баграм).» Официальные лица США описали движение России как «расстроенную ноту», которая создала определенные трения. Госсекретарь Колин Пауэл призвал своего российского коллегу Игоря Иванова уговорить Москву воздержаться от дальнейших движений в Афганистане, которые могли бы обострить напряженность в американо-российских отношениях.

Однако, согласно спикеру Министерства Обороны России, военные будут продолжать посылать транспортный самолет для доставки «дополнительной гуманитарной помощи» в центральные провинции Афганистана. А пока, даже российская пресса поднимает некоторые вопросы о природе этой помощи. Влиятельная московская ежедневная газета Коммерсант писала 28 ноября, что 20 направленных в Кабул транспортных самолетов приземлились на авиабазе возле Ташкента для дозаправки. Цитируя узбекский военный источник в Ташкенте, газета говорит, что, по крайней мере, два полностью вооруженных российских воздушно-десантных полка улетели в Афганистан. Авиабаза ожидала прибытия более 10 транспортных самолетов из России, добавил Коммерсант.

Официальные представители Министерства Обороны отрицали факт отправки российских парашютно-десантных войск в Афганистан. Только «строительные материалы и команды военных строителей» были привезены в Кабул, сказал спикер министерства полковник Николай Дерябин.

Российские политики все же не отрицают, что геополитическое соперничество между Москвой и Вашингтоном находится в полном разгаре в Афганистане. «Будет непростительно позволить США решать все вопросы мирного урегулирования Афганистана,» заявил председатель Комитета Международных Отношений Государственной Думы Дмитрий Рогозин на обсуждении за круглым столом, организованным Русским Журналом.

Несмотря на желание Москвы играть значительную роль в государтвенном строительстве Афганистана, российские аналитики и политики должны еще достичь консенсуса по форме пост-талибского временного правительства.

Значительное число российских политиков говорит, что России следует поддерживать правительство, в котром доминирует Северный Альянс. «Полагаясь на Раббани и Северный Альянс, Россия стремится обезопасить свое присутствие в регионе,» прямо пишет московский политический еженедельник Профиль. По мнению профессора Института Востоковедения Салеха Алиева, Россия может возлагать свои надежды только на Раббани. «Недавние события продемонстрировали, что нет причин для него (Раббани) проявлять недружественные чувства в отношении стран СНГ,» говорит Алиев. «Его единственной поддержкой во время недавних лет были бывшие республики Советского Союза, и ему предопределено историей водить дружбу с его давними врагами.»

Другие московские эксперты говорят, что правительство, в котором доминирует Северный Альянс, будет этнически вызывающим разногласия, и, таким образом, в конечном счете, не в лучших интересах безопасности России. Таджики, узбеки и хазары доминируют в Северном Альянсе. Такое правительство будет эффективно исключать пуштун – самую большую этническую группу Афганистана.

Во время недавнего обсуждения за круглым столом в Москве некоторые ученые-политики предположили, что «создание афганского правительства без пуштун похоже на попытки сформировать российское правительство, базирующееся на чувашах или мордвин (этнические группы).»

Согласно Уралу Шарипову, старшему научному сотруднику Института Востоковедения в Москве, ключевым фактором, который гарантирует стабильность афганской государственности, является пуштунский суверенитет по всей территории Афганистана. «Следует помнить», пишет Шарипов в Независимой Газете, «что любое правительство, в котором не доминируют пуштуны – даже если оно довольствуется возможной поддержкой мировых держав – не будет способно утвердить себя в Кабуле.»

Какой бы заключительной формой не стало промежуточное правительство в Афганистане, дух соревнования ясно пропитывает российскую политику в регионе. По словам заместителя председателя Комитета Международных Отношений Госдумы Константина Косачева, «даже если России … не удастся внедрить своих доверенных лиц в афганское правительство, то это, в результате, не приведет к вытеснению нас из страны.»

Российский фактор, полагает Косачев, будет играть роль противовеса в западной экспансии большей части Центральной Азии. Имея огромные культурные различия, а также из-за американских и британских бомбардировок, Запад будет всегда восприниматься на Востоке как «что-то иностранное и враждебное,» говорит Косачев.

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ГЕРАСИМОВА Алевтина
Анита АХМАДИ
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
ФЕНЕНКО Алексей
НЕССАР Омар
КОРГУН Виктор
Все авторы