» Уроки истории

Опубликовано: 29.01.2009 08:44 Печать

Автор: КОСТЫРЯ Анатолий

Об авторе: Анатолий Арсентьевич Костыря — доктор исторических наук, профессор, научный консультант Украинского Союза ветеранов Афганистана (воинов–интернационалистов) (УСВА).

20-летие вывода Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) из Афганистана — серьезный стимул для анализа уроков истории на фоне антитеррористической операции международных сил в Афганистане (ISAF-далее ИСАФ). Определенная упрощенность изложения обусловлена стремлением не обронить основную нить рассуждений в нюансах и деталях.

Преследуемые ОКСВ и ИСАФ цели формально тождественны — стабилизация ситуации в Афганистане, поддержка для укоренения политически родственного режима в стране. Близка конфликтным содержанием социальная, политическая, религиозная, межнациональная, экономическая ситуация в стране пребывания. Сохранен главный мотив открытого и скрытого внутриафганского сопротивления — отторжение иностранного военного присутствия и центрального правительства, поддерживаемого «неверными». Практически не изменилась роль Пакистана в качестве тыловой базы сопротивления. Приближается к равенству срок пребывания на территории Афганистана ОКСВ (1979 — 1989 гг.) и ИСАФ (2001 — 2009). В принципе и результативность операций СССР и США немногим отличается, оценивая степень достижения обозначенных целей.

Однако кардинально разнятся международные параметры. Почти единодушное осуждение мировым сообществом ввода ОКСВ, дипломатические, экономические, гуманитарные репрессивные санкции на грани остракизма СССР и ДРА. Не умолчать о латентной, но от этого не менее эффективной коалиции государств во главе с США, оказывающей массированную, всевозможную поддержку на тот момент незаконным вооруженным формированиям (НОФ) антиправительственных мусульманских партий и организаций (АМПО) Афганистана.

Ситуация с ИСАФ иная, до наоборот. Полнейшие мировая поддержка и единоличная гегемония США, череда международных конференций, миллиардные донорские вливания в Афганистан. Если США и латентная коалиция значительно осложняли положение ДРА, СССР, ОКСВ в 1980-х гг., то сейчас у США отсутствует противодействующий межсистемный фактор. (Объективности ради отметим компенсацию дефицита межсистемного противостояния отсутствием подлинного единства в нынешней коалиции, особенно в отношениях между США и Англией, в частности в видении перспектив выхода из кризиса).

Нет у США и оснований для пропагандистских россказней о «руке Москвы», о международном терроризме, как следствии «распространения коммунизма». Еще сложнее свалить «на Москву» причины появления движения «Талибан», «Аль-Каиды» с Усамой бен Ладеном, «джихада», гигантского увеличения производства наркотиков и пр. «неприятные» для США факты и явления, порожденные ими же в качестве противовеса СССР и ОКСВ. Но это уже сюжеты ответственности перед историей и народной мудрости о сеющих ветер, но пожинающих бурю.

СССР под прикрытием Женевских соглашений 1988 г. вышел из афганского конфликта. США лишены такой возможности. Отсутствие реальных результатов в Афганистане урежет их гегемонию (в свое время СССР лишился ролей сверхдержавы и субъекта геополитики), «взорвет» однополюсный мир со значительным количеством «осколков», разлетящихся по планете новыми конфликтами. Возникнет большой вопрос о целесообразности существования НАТО в качестве коллективного гаранта американского «нового порядка» и мира во всем мире. Несомненно, снивелируются миротворческие позиции ООН, усилятся роль международных исламистских организаций и интеграционные процессы в их среде. Ведь после вывода ОКСВ уверовали воинствующие исламисты в то, что террором и диверсиями можно побеждать и сверхдержавы.


Видимо, понимание глобальности последствий неудачи движет США в поисках путей выхода из военно-политического кризиса как в Афганистане, так и вокруг него. Пунктирно обозначим некоторые, освещавшиеся на этом сайте, предлагаемые способы и формы преломления ситуации, взглянув на них также через призму уроков истории.

1-2. Увеличение группировки войск и удары по тылам талибов и аль-каидовцев в Пакистане. Округленно к 50 тыс. контингента ИСАФ США планируют добавить еще 30 тыс. человек. Получается численность ОКСВ на январь 1980 г. Увеличение ее до 105 тыс. в 1985 г. к цели не приблизило. Генерал В.Варенников, руководитель оперативной группы МО СССР в ДРА в 1985-1989 гг. в своих мемуарах утверждает, что 40-я армия несомненно могла разгромить моджахедов, но «для этого потребовалось бы увеличить в три-пять раз количество наших войск и развернуть боевые действия авиации по базам и центрам подготовки отрядов оппозиции на территории Пакистана». «Уверен,- пишет Варенников, — что такая задача была бы выполнена успешно в течение нескольких месяцев. Но она вызвала бы больше жертв с обеих сторон, в том числе и среди мирного населения, а это не отвечало ни нашим интересам, ни интересам народа Афганистана» (Незабываемое. Кн. 5 М., 2001. С. 417).

Помнится, что, имея полумиллионный контингент, США не добились успеха во Вьетнаме в 1964-1973 гг. Нынешние ковровые бомбардировки афганских кишлаков создали такое напряжение, которого не было при ОКСВ, воевавшем, по мнению многих афганцев, честно – «автомат на автомат». Следовательно, увеличением числа военнослужащих основная цель вряд ли достигается. Недавние случаи огневого воздействия ИСАФ по лагерям и базам в Пакистане мгновенно обострили двух- и многосторонние отношения. Поэтому, готовящаяся «Вазиристанская операция» еще неизвестно какого объема бумерангом вернется через «линию Дюранда».

3. Перевооружение, укрепление Афганской национальной армии (АНА). В отказе от адаптированной к геопогодным условиям Афганистана вооружения и техники России и Беларуси, навязывании стандартов, образцов США и НАТО видится стремление практичных «янки», во-первых, «отбить» часть денег, выделяемых Афганистану. Во-вторых, задействовать старый колониальный метод управления — в случае непослушания заблокировать поставку запчастей и модернизацию. Не вызывает сомнений и противодействие Пакистана и других «соседей» Афганистана созданию боеспособной, современной АНА. Но самое главное — это также эскалация военного способа решения проблемы.

4. Замена лидера. В ряде работ о советской спецоперации отмечается, что замена Х.Амина с его азиатской харизматичностью на Б.Кармаля, таковой не имеющего, имела серьезные последствия. Даже при возрастающем сопротивлении Х.Карзая некритичному следованию в фарватере США, его замена чревата дополнительными расколами в афганской политической элите, которых и так предостаточно.

5. Создание отрядов ополчения. При этом ссылка идет на опыт деятельности подобных формирований в Ираке. Однако важно вспомнить опыт Саурского периода, когда ставка делалась на отряды самообороны, развитие милиционного сегмента вооруженных сил. Пропорционально росту числа отрядов увеличивалась численность вооруженных и подготовленных самооборонцев, пополнявших ряды НВФ.

6. Укрепление местных органов власти. Ряд авторов, выделяя уроки спецоперации СССР, указывают на важность (после разгрома НВФ) незамедлительной передачи власти гражданским администрациям. Как известно, опыт насаждения на местах организационных ядер из посланцев Кабула успеха не имел, особенно в кишлачной зоне страны. За 9 лет в долине реки Панджшер ОКСВ провел 12 операций, но оргядра так и не закрепились, выдавливаясь или уничтожаясь НВФ сразу после ухода войск.

7. Макимизация миротворческой отдачи традиционных мер по умиротворению конфликта. Международная конфликтология в качестве завершающей стадии конфликта рассматривает шестую фазу — фазу урегулирования через постепенную деэскалацию, снижение уровня интенсивности, поиск взаимных компромиссов, переоценку и корректировку национально-государственных интересов. (Однако трудно найти компромисс в борьбе за власть, тем более при кардинально разном ее понимании лидерами основных группировок — светская или шариатская форма).

Предлагаются в качестве средств и способов воздействия на конфликтные ситуации три модели урегулирования конфликта: гегемонистская, статусная и ролевая, дипломатические, юридические, экономические, гуманитарные, морально-психологические, военно-силовые меры как поощрительного, так и репрессивного характера. Вряд ли будет ошибкой утверждение об апробированности почти всех мер в Афганистане.

8. Поиск нетрадиционных способов выхода из кризиса. Нет недостатка в понимании отсутствия стабилизирующей перспективы при военном варианте решения афганского кризиса. Это доказала спецоперация СССР. Отсюда предостаточно заклинаний о необходимости поиска и реализации «нетрадиционных» решений. Зададимся банальным вопросом: «А каких таких «нетрадиционных» решений, планов и вариантов, способных преломить ситуацию в Афганистане и вокруг него?».

Полное единодушие в ИСАФ и единодействие мирового сообщества невозможно без ущемления «руководящей роли» США, что и стало бы нетрадиционным вариантом. Они, естественно, на это не пойдут. Стремясь не утратить единоличную гегемонию, США «не одобряют» стремление ШОС и ОДКБ на повышение активности и эффективности соучастия в умиротворении в Афганистане. Западный менталитет и мышление не в состоянии всеобъемлюще адекватно охватить весь комплекс афганских проблем. Схожую с Афганистаном социопсихологическую основу имеет Иран, который на общности смог бы сыграть эффективную роль в восстановления и модернизации Афганистана. Однако американская «аллергия» на Иран, возникшая еще в феврале 1979 г. и усиленная нынешним иранским президентом, делает проблематичной реализацию и этого варианта. Далек он от воплощения в практику с учетом противодействия Пакистана и других государств. Не промахнуться бы США опять. Ведь на весах более значительные вещи, чем компромиссы с ШОС, ОДКБ, Ираном.

Возвращение к монархии, восстановление лидирующей роли пуштунов? Каким способом?

Анализ содержания немногих научных, мемуарных работ, выделяющих некоторые уроки военно-политической спецоперации СССР в Афганистане, свидетельствует о детальном освещении военного параметра и фрагментарном — международного и политического. Это не случайно. Все чаще в мировых СМИ звучат сюжеты о неучтенных США «советских ошибках». Что это, безответственное отношение к урокам трех англо-афганских войн и советской спецоперации? Но известен возросший интерес Пентагона к боевому опыту ОКСВ.

Все значительно проще и сложнее в фокусе диалектического взгляда на проблему. Человечество не научилось и не умеет жить в мире. Из минувших войн, конфликтов извлекали и извлекают уроки, в первую очередь прагматичные военные, усовершенствуя механизмы и инструментарий уничтожения противника. А на периферии остаются проблемы предотвращения войн и вооруженных конфликтов, разблокирования, локализации и умиротворения возникших, поддержания и упрочения мира. В подтверждение достаточно сопоставить объем разработок двух наук — полемологии (теория войн) и паксологии (теория мира). Афганистан, к сожалению, не стал исключением. Однако даже полный разгром талибов, «Аль-Каиды», поимка ее главаря совсем не будет означать победы над терроризмом в любых других измерениях, кроме краткосрочного военного. Остаются нетронутыми донные, залегающие в пластах веков, социально-экономические корни. Они питают международный терроризм, воинствующий исламский фундаментализм, наркотерроризм.

Так учит история чему-нибудь и кого-нибудь? В свете изложенного — вопрос скорее риторический, к сожалению. Главная причина в агрессивном мышлении, видящем путь к умиротворению через уничтожение противника, его капитуляцию и закрепление победы, достигнутых политических целей в мирном договоре. Кроме этого «классического» решения задач, почти не просматриваются иные варианты. Ускорение их поиска и реализации — проблема архиактуальная не только для Афганистана.


Фото: bbc.co.uk

История

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОРГУН Виктор
МОХАММАД Дауд
ХАСАН Шерхасан
ХАНОВА Наталия
КОСТЫРЯ Анатолий
ДАНИШ Фахим
Все авторы