» Жернова конфликта: Роль Афганистана в американо-иранском противостоянии

Опубликовано: 13.02.2020 11:02 Печать

Посольство Ирана

Автор: Анита АХМАДИ

Недавно американские официальные лица выразили озабоченность в связи с «вмешательством Ирана в ситуацию в Афганистане», заявив, что Тегеран пытается опосредованно нанести удар по интересам США в регионе, используя в этих целях группы своих сторонников.

На фоне роста беспокойства по поводу угрозы иранского вмешательства в Кабул прибыл генерал Фрэнк Маккензи, командующий силами США на Ближнем Востоке. Источники сообщают, что основной повесткой трехдневного визита генерала в афганскую столицу было рассмотрение предостережений и угроз, исходящих с иранской стороны. После встречи с представителями американских войск в Афганистане генерал приступил к анализу ситуации и оценке возможностей сдерживания вероятных действий Тегерана.

Одновременно с визитом этого высокопоставленного американского военного Кабул посетил известный иранский дипломат Эбрахим Тахериян, на встрече с афганским руководством выразивший озабоченность своей страны в связи с последними действиями США. На протяжении уже трех десятилетий Тахериян поддерживает контакты с лидерами и политическими движениями Афганистана и заслужил репутацию опытного эксперта в афганском вопросе. Спецпредставителю Ирана хорошо известна вся подноготная властных отношений в Афганистане. С учетом этого, Тахериян был удостоен особого приема в Кабуле. На встрече с президентом Афганистана Ашрафом Гани иранскому дипломату были оказаны почти президентские почести. С афганской стороны на этой встрече присутствовали кандидат в вице-президенты, советник по национальной безопасности, министр иностранных дел и государственный министр по делам мира. В свою очередь, Тахериян прибыл на встречу в сопровождении посла Ирана в Афганистане и нескольких членов Корпуса стражей исламской революции. В ходе своего трехдневного визита в Кабул иранский дипломат встретился с большинством видных лидеров Афганистана. Вслед за этим глава Миссии ООН по содействию Афганистану Тадамичи Ямамото отправился в Тегеран, чтобы призвать иранское руководство не вовлекать Афганистан в ирано-американское соперничество.

Поездки иранских и американских дипломатов и военных в Кабул указывают на то, что конфликт между двумя странами распространился на территорию Афганистана. США и Иран годами вели опосредованные войны в странах Ближнего Востока, в том числе в Ираке, Йемене, Сирии и Ливане, однако Афганистан оставался в стороне от этого противостояния. По всей видимости, распространению конфликта двух стран на территорию Афганистана поспособствовала гибель командующего подразделением «Аль-Кудс» при Корпусе стражей исламской революции Касема Сулеймани, убитого в результате ракетного удара американских ВВС в Багдаде.

Несмотря на текущее противостояние с США, Иран принадлежит к числу стран, поддержавших падение режима талибов в Афганистане. Во время своего правления в Кабуле «Талибан» представлял собой самую значительную угрозу для Ирана. В 1998 году талибы сожгли консульство Ирана в Мазари-Шарифе и убили по меньшей мере десятерых иранских дипломатов. Вслед за этим событием Иран выдвинул войска к афганской границе, вступил в прямое вооруженное столкновение с «Талибаном» и усилил поддержку фронта антиталибского сопротивления Афганистана. По признанию лидеров Северного альянса, тремя странами, которые в свое время оказали поддержку антиталибскому сопротивлению в Афганистане, были Иран, Россия и Индия.

Фактически Иран закулисным образом поддерживал ввод американских войск в Афганистан. Интересы Ирана и США связывали такие задачи, как борьба с терроризмом, производством и контрабандой наркотиков, а также стремление уменьшить влияние арабских стран в Кабуле.

Однако со временем американо-иранское сотрудничество в Афганистане переросло в оппозицию и вражду между этими странами. Стремясь установить контакты с «Талибаном», Иран предоставил убежище членам семей некоторых высокопоставленных талибских деятелей. С недавнего времени иранские власти перестали отрицать свои связи с «Талибаном», однако заявили, что не стремятся к сотрудничеству с талибами в военной сфере, а также в области поставок оружия и придерживаются принципов межгосударственных отношений. Однако местное руководство на юго-западе Афганистана неоднократно сообщало о взаимодействии Ирана с талибами в вышеперечисленных сферах.

Рычаги давления Ирана на Афганистан

Афганские иммигранты и проиранские шиитские группировки в Афганистане сыграли важную роль в борьбе с «Исламским государством» в Ираке и Сирии. Дивизия «Фатимиюн» считалась ударной силой Корпуса Стражей Исламской Революции в борьбе с «Исламским государством». Немалый вклад в создание и функционирование прокси-группировки КСИР внесли некоторые религиозные авторитеты и шиитские духовные лидеры Афганистана. Иранские официальные лица, включая аятоллу Хаменеи, неоднократно называли членов этого военизированного подразделения защитниками ислама и героями войны с «ИГ» на Ближнем Востоке. До сих пор Исламская республика Иран не стремилась использовать эту военно-религиозную силу на афганской территории, однако по мере усиления враждебности в ирано-американских отношениях растут опасения в том, что эта сила может быть использована Ираном в борьбе с США в Афганистане. Аналитики уверены, что дивизия «Фатимиюн» способна стать головной болью для Америки и ее союзников по афганской кампании. Однако идейная несовместимость «шиитских ополченцев» с талибами, игиловцами и прочими действующими военными группировками делает малоперспективным использование этой силы в Афганистане. «Шиитофобия» была философией «Исламского государства» и частью его повестки на Ближнем Востоке. По мнению игиловцев, последователи шиизма подлежат уничтожению. Талибы также не ладят с шиитами по причине своей приверженности салафито-ваххабитским взглядам и убеждениям, и присутствие последователей шиизма в рядах талибов не имеет подтверждений. Исходя из этого, дивизия «Фатимиюн» может действовать в Афганистане лишь в качестве независимой военной группы. С учетом идеологии и мировоззрения «Талибана» и «Исламского государства» создание коалиции и взаимодействия между «Фатимиюном» и данными группировками невозможно. Кроме того, доминирующее положение правительства и талибов на территории Афганистана делает самостоятельную деятельность «Фатимиюна» трудным и даже маловероятным делом.

Разумеется, Иран располагает многими рычагами давления, с помощью которых он может бросить вызов США. Присутствие на иранской территории по меньшей мере трех с половиной миллионов афганских мигрантов позволяет Тегерану использовать этот фактор для осуществления собственных целей и планов. Иран является одним из крупнейших торгово-экономических партнеров Афганистана. Ежегодный объем товарообмена между двумя странами приблизился к 4 миллиардам долларов.

Кроме того, Иран обладает значимым культурным, историческим и социальным влиянием в Афганистане. Около 25% афганского населения исповедуют шиизм, и Иран поддерживает с ними весьма тесные связи. Разумеется, контакты ИРИ с жителями соседнего государства не ограничиваются только последователями шиизма. Иран прилагает усилия для налаживания отношений со всеми политическими слоями и социальными группами Афганистана. Глубокие связи между Ираном и политической прослойкой Афганистана стали особенно заметными после убийства генерала Касема Сулеймани. Подавляющее большинство афганских политических лидеров, в том числе экс-президент Хамид Карзай, глава исполнительной власти Абдулла Абдулла, кандидат в президенты Мохаммад Ханиф Атмар, шиитские лидеры Мохаммад Карим Халили и Хаджи Мохаммад Мохаккик направили иранскому правительству письма с соболезнованиями, выразив сочувствие Ирану в связи с гибелью командующего подразделением «Аль-Кудс».

Широкое партнерство двух стран предоставляет Тегерану благоприятную платформу для свободной реализации его целей и планов в Афганистане.

Позиция Кабула в конфликте между Тегераном и Вашингтоном

Ряд американских военных баз, расположенных на территории ИРА, находятся на ирано-афганской границе. При этом, когда ирано-американские отношения находились на грани военного столкновения, Кабул объявил, что не позволит использовать территорию Афганистана против другой страны.

В период Правительства национального единства политика нейтралитета, которой руководствовался Афганистан в отношении стран региона, в особенности Ирана, претерпела изменения. Подобное нарушение внешнеполитического баланса привело к тому, что государства региона пересмотрели свои взгляды в отношении поддержки центрального правительства Афганистана. Конец нейтралитета во внешней политике Афганистана стал благоприятным шансом для талибов, которые смогли расширить свои отношения со странами региона.

На протяжении последних пяти лет между официальными лицами Ирана и Афганистана происходили неоднократные прения. При последнем из таких инцидентов, последовавшем за «издевательством» президента Ирана над выборами в Афганистане, на уличной акции в Кабуле советники афганского президента обвинили иранское правительство во вмешательстве в дела Афганистана и оскорблении народа их страны. Один из советников президента обратил внимание на наличие в Иране политзаключенных и преследование журналистов.

Президент Афганистана также негативно отреагировал на высказывания своего иранского коллеги Хасана Роухани. В одной из своих речей в президентском дворце Арг Ашраф Гани обвинил Иран в «хищении» культурных, самобытных и исторических ценностей Афганистана.

Помимо этого, между Кабулом и Тегераном продолжаются споры по ряду экономических и политических вопросов. В заголовки новостей время от времени попадает тема «водного конфликта» между двумя странами. Обсуждение проблемы производства и контрабанды наркотиков, связей Тегерана с талибами и культурной политики ИРИ в Афганистане всегда заканчивается напряженной политической и дипломатической риторикой в каждой из двух стран. С учетом этого, сохранение нейтралитета Кабула в текущем конфликте между Ираном и США представляется маловероятным. Вдобавок ко всему, Афганистан тесно сотрудничает с Вашингтоном по стратегическим вопросам и в области безопасности.

В условиях, когда США стремится к соглашению с «Талибаном» и уходу из Афганистана, нагнетание напряженности в отношениях с ИРИ, безусловно, оказывает влияние на цели Вашингтона в регионе и Афганистане. США вывели Иран из афганской игры. ИРИ является единственным соседом Афганистана, мнение которого игнорируется на мирных переговорах с «Талибаном». Со своей стороны, Иран также не опускает руки и укрепляет отношения с талибами. Усиление соперничества между США как стратегическим партнером Кабула и Ираном как влиятельным соседом Афганистана оказывает свое воздействие на текущую нестабильную и турбулентную ситуацию. Уменьшить степень уязвимости Афганистана, оказавшегося меж двух жерновов противостояния, может только взвешенная и нейтральная политика.

Иран НАТО

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ПЛАСТУН Владимир
АЗИЗ Залмай
МОХАММАД Дауд
САБИР Фахим
МЕХДИ Михяуддин
ДАНИШ Фахим
Все авторы