» Афганская мода: традиции и новые веяния

Опубликовано: 30.10.2019 22:13 Печать

Автор: Ольга ТКАЧЕНКО

Как говорится в русской пословице, аналоги которой есть во многих странах, человека встречают по одёжке. До недавнего времени в большинстве стран костюм был жёстко связан с социальным статусом, и даже в европейских странах, несмотря на кажущуюся демократизацию моды, намётанный глаз легко выделит в облике встречного одежду и аксессуары известных брендов, национальные или религиозные нотки, консервативность или стремление к эпатажу.

Мода немедленно реагирует на изменения настроений общества, а по мнению некоторых историков моды, даже предвосхищает их — вспомним строгие, тяготеющие к униформе силуэты с накладными наплечниками, популярные в Европе тридцатых годов. Интерес к традиционному платью, заимствования элементов костюма и аксессуаров у других народов, использование религиозной атрибутики, усиление либо ослабление различий мужского и женского костюма — всё это и многое другое делает одежду своеобразным, но точным зеркалом общества, его настроений, чаяний, менталитета.

В этой статье, не претендующей на всеохватность, мы попытаемся немного лучше узнать народ Афганистана, проследив за изменениями афганской моды и некоторыми связанными с ней казусами.

Традиционный афганский костюм

Нелюбопытный иностранец, услышав слово «афганцы», вероятно, представит себе угрюмых бородатых мужчин в тюрбанах и молчаливых женщин, с головы до ног покрытых синими бурками. Однако традиционная афганская одежда, особенно женская, сильно отличается от кадров военной кинохроники.

Базовые элементы афганского костюма, вероятно, старше ислама и уходят корнями в культуру древних тюркских, арабских и камбоджийских кочевых племён. Это удобная одежда, не стесняющая свободы движений, свободная и достаточно закрытая, чтобы защитить от жаркого климата, знойного ветра и песка. Народный афганский костюм состоит из широких штанов свободного покроя (шаровар), рубахи по колено или щиколотку либо платья у женщин, жилета, различных шапочек или платков (по отдельности или вместе), прикрывающих голову. Поверх может надеваться халат, лёгкий либо стёганый, или широкая шерстяная накидка. Детская одежда выглядит приблизительно как взрослая, отличаясь от неё только размером. Из мужских головных уборов в Афганистане популярны тюрбаны, а также тюбетейки нескольких разновидностей. Они могут быть как простыми и дешёвыми, так и полностью расшитыми нитями, бисером и полудрагоценными камнями. Также благодаря экс-президенту Хамиду Карзаю в моду снова вошли высокие каракулевые шапки, которые раньше считались слишком консервативными.

Говоря о любимых цветах афганцев, стоит назвать красный, символизирующий счастье, удачу и радость жизни, зелёный — священный цвет во всех мусульманских культурах, синий — цвет неба и добываемого в Афганистане с незапамятных времён лазурита, а также фиолетовый — цвет богатства и процветания. Среди афганцев встречаются практически любые цвета кожи, глаз и волос, но у большинства из них эффектная, контрастная внешность, которая только выигрывает от соседства с яркой, многоцветной одеждой.

Поскольку Афганистан — мультикультуральная страна, скажем несколько слов о сходстве и различиях в одежде различных афганских народностей.

Пуштуны, самая многочисленная группа афганских племён, имеют богатые традиции производства тканей из овечьей и верблюжьей шерсти и хлопка, а также вышивки и ковроткачества. Костюмы для повседневной работы выполнены из тканей неярких оттенков, от серого до тёмно-синего и чёрного, и вышивка на них либо отсутствует, либо минимальна. Платья для свадеб и других особых случаев создают из ярких тканей, богато украшают вышивкой и даже золотым шитьём. В вышивке могут использоваться как цветные нити, так и шнур либо маленькие зеркальца. Пуштунские женщины носят золотые либо серебряные украшения и стеклянные бусы.

У мужчин национальный костюм состоит из просторных штанов партуг, на которые идёт 6-7 метров ткани, рубахи камиз и жилета васкат, поверх которых надевается длинный запашной халат. В зависимости от погоды он может быть шёлковым, хлопчатобумажным или стёганым ватным. Поверх для тепла может надеваться квадратная накидка большого размера (чадор или пату), которая закалывается на одном плече. Голову защищает от зноя чалма (люнги или паграй) — прямоугольник ткани длиной 5-10 метров, либо паколь — шерстяная круглая шапочка в виде берета светлых либо тёмных тонов. Яркие цвета для паколя исключены. Ансамбль дополняет обувь  — кожаные сандалии чабли либо грубые ботинки кауш. В холодное время года под них надевают носки. Крестьяне часто носят примитивную версию обуви — стельки из жёсткой кожи, закреплённые на ногах верёвками, либо ходят босиком.

Пуштунские женщины носят хлопковые шаровары, часто контрастного цвета по отношению к верхней одежде, и длинные свободные рубахи камиз либо платья, присборенные на талии, с мелким повторяющимся орнаментом. Среди цветов одежды особенно популярны зелёный и красный. Рукава платья могут выполняться из разных материалов. Наряд тоже дополняется жилетом васкат и традиционным платком-хиджабом. В холодное время года поверх может носиться длинная безрукавка. На ноги надеваются сандалии или туфли с острыми либо загнутыми вверх носами — пайзор, также часто украшенные вышивкой.

Кочевая пуштунская группа племён Кочи, чьи ювелирные изделия получили всемирную известность, носит сходные с вышеописанными костюмы, однако выполненные в более тёмных цветах, с очень широкими рукавами и пышными юбками у женщин, богато украшенные разнообразными амулетами, кистями и подвесками. Яркая, броская вышивка на костюмах Кочи сделала их популярными далеко за пределами Афганистана.

Хазарейцы появились на территории современного Афганистана в 13-м столетии нашей эры. На Западе этот субэтнос получил известность после выхода книги «Бегущий за ветром» афганского писателя Халеда Хоссейни.

Мужской костюм хазарейцев состоит из штанов (традиционно их шили из шерстяной ткани баррак), хлопковой рубахи камиз и халата кафтан, предположительно заимствованного из Индии. Одной из отличительных черт национального костюма является полностью вышитая яркими цветами тюбетейка. Поверх неё надевается тюрбан. Зимой на плечи набрасывается широкая шерстяная накидка сали-хазараги. Часто костюм дополняет широкий пояс камари или поясная сумка. Выходцы из более холодных гористых районов Афганистана, хазарейцы также известны яркими вязаными носками с орнаментом (джурабы).

Хазарейские женщины носят широкие шаровары, цветные рубахи и халаты. Для особых случаев шьются платья с длинными, широкими рукавами, доходящие до колен, с сильно расклешёнными юбками. Современные хазарейские платья отличаются более узкими рукавами. Из цветов распространены зелёный, красный, синий и оттенки фиолетового. Отличительной чертой женского хазарейского костюма является спадающая на лицо вуаль — её также может украшать вышивка — и головной убор, несколько напоминающий русский кокошник, поверх которого повязывается два платка.

Под таджиками в Афганистане понимают жителей, говорящих на языке дари и не относящих себя к пуштунам либо хазарейцам. В основном они проживают в больших городах, в западных и северо-восточных провинциях. Мужской таджикский костюм состоит из штанов изор и рубахи длиной до колена, обычно белого цвета. Поверх надевается узорчатый халат чакман — обычно в светлых и более сдержанных тонах, чем у контрастной пуштунской вышивки. На ногах носят кожаные башмаки чорук.

Женская одежда состоит из широких штанов, в отличие от традиционных афганских — прямого кроя и пастельных оттенков, и длинной цветной рубахи. Вышивка менее популярна, чем в пуштунском костюме, и акцент делается на сочетании тканей с различными рисунками. Женщины-таджички любят украшать себя массивными серебряными украшениями, сделанными в броском, узнаваемом стиле. Порой они разделяют волосы на отдельные пряди, которые пропускаются сквозь длинные вышитые тканевые трубки и ниспадают с плеч в качестве дополнительного аксессуара.

Нуристанцы до конца 19-го века обладали собственной религией и культурой, что отразилось и в народном костюме. Здесь возникло самостоятельное направление однотонной счётной вышивки, похожее на европейский стиль «блэкворк». Эта мелкая, орнаментальная работа выполняется очень тонкими нитями. Стоимость такой отделки может быть очень высока. В прошлом на территории провинции носили одежды из козьих шкур, короткие штаны, доходящие до колена, и чёрные высокие гольфы. Поверх надевалась длинная туника и отделанный серебром пояс. Традиционное для провинции женское платье открывало шею, что крайне необычно для Афганистана.

Костюмы узбеков, проживающих на севере Афганистана, отличаются использованием удивительных тканей икат, узор на которых создаётся не принтованием, а искусным переплетением предварительно окрашенных нитей, а также многоцветной вышивкой, закрывающей большую часть или всю поверхность ткани. Таковы узбекские тюбетейки и женские платья. Поверх штанов и туники (из узорчатой ткани либо вышитых) мужчины носят чапан — длинный халат. Голову прикрывает вышитая тюбетейка и традиционный тюрбан. Женщины выбирают штаны и платье, либо сшитые из узорчатых тканей, либо обильно вышитые, дополненные подходящим халатом. Голову и плечи укрывают платок либо традиционная чадра.

Упомянем также кандагарскую счётную однотонную вышивку хамак, традиционную для мужских рубах. Изготовление одной рубахи может занять у мастерицы до трёх месяцев, и швейные машинки до сих пор не могут сравниться с вышивальщицами по изяществу и деликатности работы. Такие изделия обычно берегут для особых случаев.

Достаточно для того, чтобы составить первое впечатление о разнообразии афганского народного костюма и поколебать визуальные стереотипы, сформированные околовоенной новостной повесткой?

Далёкому от восточных реалий человеку эти отличия могут показаться не слишком существенными (хотя и он будет поражён яркостью афганских свадебных платьев и ювелирными украшениями Кочи). Но представьте, что встретили мужчину, чьё пальто застёгивается на неправильную сторону или вышито по вороту прихотливым флористическим орнаментом, и вам будет легче оценить модное безумство афганского экс-президента.

Хамид Карзай как икона стиля

Можно долго спорить о политических итогах длительного президентства Хамида Карзая, но, согласитесь, не каждый современный лидер удостаивается определения «самый стильный человек мира» от ведущего дизайнера домов Гуччи и Ив Сен-Лоран, Тома Форда. Конечно, это не было случайностью.

Хамид Карзай – уроженец юга Афганистана, где традиционным головным убором является пуштунский тюрбан. Однако когда он пришёл к власти, то отдал предпочтение высокой каракулевой шапке, более привычной для туркмен, населяющих северо-западные провинции страны (для прессы он сослался на холодный климат, но согласимся, что тюбетейка и тюрбан тоже неплохо защищают от мороза). Мало того, поверх западного делового пиджака очевидно прозападный президент носил полосатый узбекский чапан!

Карзай рисковал выставить себя на посмешище, и афганская молодёжь действительно потешалась над ним в первые годы правления, но один из пуштунских старейшин отметил, что эклектичный костюм президента нравится иностранцам, а значит, может привлечь больше внимания и финансирования в полуразрушенный войнами Афганистан. Он оказался прав. Популярность каракулевых шапок, прекрасно сочетающихся с харизматичной улыбкой афганского лидера, вскоре возросла, а послы ООН, с его собственных слов, также загорелись идеей обзавестись чапанами. На первый взгляд эклектичный, костюм оказался зеркалом правления президента Хамида Карзая, вечной необходимости удерживать равновесие и хрупкое подобие мира между слишком разными этническими и политическими силами. Может быть, это и прочёл в его облике Том Форд?

В 2015 году, уже не будучи президентом, Хамид Карзай пожертвовал одну из своих каракулевых шапок и чапан Британскому музею. «Это всемирно известные символы национальной и культурной идентичности, и они станут прекрасным пополнением нашей коллекции», — заявила пресс-секретарь музея. Добавим от себя, что Хамид Карзай немало поспособствовал их всемирной известности.

Здесь неискушённый читатель, вероятно, сочтёт, что традиционный костюм очень важен для жителей Афганистана как символ национальной идентичности. Однако большую часть двадцатого века дела обстояли совсем не так.

Первые король и королева Афганистана

Десятый эмир и первый король Афганистана Аманулла провозгласил полную независимость страны ровно столетие назад, в 1919-м году. Он сразу же стал известен своими реформами, направленными на модернизацию (справедливости ради, аналогичный курс тогда был взят во многих мусульманских странах). В частности, Аманулла уравнял женщин в правах с мужчинами, отменил ограничения на одежду, создал школы с совместным обучением для мальчиков и девочек. Его супруга, королева Сорайя Тарзи, происходила из семьи известного афганского писателя и общественного деятеля Махмуд-бека Тарзи, получила прекрасное домашнее образование и отличалась скорее европейскими, чем традиционно афганскими взглядами на роль женщины в обществе. Она стала открыто появляться с мужем на приёмах и заседаниях кабинета министров, посещала раненых в госпиталях, присутствовала на военных парадах — с согласия и одобрения Амануллы-хана. В иностранных поездках королева Сорайя носила европейскую одежду, пренебрегая чадрой, а самая известная фотография и вовсе изображает её в европейском вечернем платье десятых годов прошлого века, с полностью открытыми руками и глубоким декольте. 2 октября 1928 года на заседании Государственного совета король Аманулла публично снял чадру с Сорайи и предложил всем женщинам последовать её примеру. Этот поступок, как и фото королевы из западных СМИ, использовали в агитации против падишаха клерикальные круги, что привело к восстанию против короля Амануллы и его отречению от власти. Остаток жизни королевская чета прожила в изгнании.

Не будем утверждать, что мода повернула колесо истории. Вероятно, куда большую роль в печальной истории первого афганского монарха сыграли налоги. Но, к сожалению, гардероб королевы дал серьёзный козырь политическим противникам короля Амануллы.

Многие реформы Амануллы были предсказуемо отменены после его отречения. Однако спустя несколько лет к власти пришёл Мохаммад Захир-шах, который неторопливо и последовательно взял аналогичный курс. Как легко предположить, это коснулось и моды.

Коронация Захир-шаха состоялась в 1933 году. Ему было суждено исключительно долгое (особенно по афганским меркам) сорокалетнее правление. Пусть не так радикально, как король Аманулла, но всё же он продолжил курс на эмансипацию женщин. Хумайра Бегум, супруга нового монарха, также была феминисткой, одной из основательниц женского движения в Афганистане. В 1959 году она, как и королева Сорайя до неё, появилась на публике без чадры. На одной из фотографий она запечатлена с непокрытой головой, в длинном, но европейского фасона платье, открывающем руки до локтей, шею и ключицы.

Неудивительно, что при Захир-шахе афганская мода, особенно в городах стала всё больше напоминать европейскую. Фото- и видеохроника Афганистана 50-60-х гг. прошлого века запечатлела студенток в мини-юбках и коротких платьях, с головами, прикрытыми лёгкими платками, или вовсе без них, с европейскими короткими стрижками. В 1969-м году известнейшее модное издание “Vogue” открыло миру афганского дизайнера Сафию Тарзи, сочетавшую в своём творчестве восточные и западные силуэты и, пожалуй, не посрамившую бы ни один европейский модный показ.

Но интересна и обратная тенденция. За несколько лет до того, как в Афганистане начались разрушительные гражданские войны, на Западе набрало силу движение хиппи — и в то самое время, когда афганские студентки стригли волосы и наряжались в строгие, скроенные по фигуре платья, западные «дети цветов» отпускали волосы и открывали для себя удивительную афганскую вышивку и ювелирные украшения. Однако если хиппи и добились каких-то успехов в своих антивоенных выступлениях (как знать, может быть, без «детей цветов» всё было бы намного хуже?), то не на территории Афганистана.

Следующими афганскими «модными законодателями» (если такое наименование уместно в этом контексте) стали моджахеды.

Паколь и бурка: символы борцов за веру

Слово «моджахед» буквально переводится как «борец за веру». Призывая к свержению просоветских правительств и партизанской войне, моджахеды, конечно, не могли пройти мимо национальной одежды. Паколь, скромный пуштунский берет, на долгие годы стал символом сопротивления. Что касается бурки — обязательной она стала лишь после прихода к власти «Талибана», но менее известно, что многие моджахеды разделяли это требование и пытались с переменным успехом внедрить традиционную исламскую одежду на подконтрольных им территориях. После того, как талибы пришли к власти, жёсткий дресс-код был введён для всех жителей Афганистана (заметим, не только женщин: мужчинам предписывалось носить традиционную одежду и бороду определённой длины).

Моджахеды невольно стали родоначальниками ещё одной модной тенденции (хотя и не относящейся к одежде). Поскольку самые консервативные боевики могли придраться не только к изображениям людей, но даже к традиционным изображениям цветов и животных, афганские производители ковров поначалу оказались в тупике… но быстро нашли выход. Так появились печально известные афганские ковры со сценами насильственных смертей, с танками, ракетами и гранатами в качестве орнаментов. Они вызвали заметный резонанс далеко за пределами Афганистана и породили определённый спрос, сохраняющийся по сей день. Несомненно, ковроткачество является искусством, а искусство так или иначе отражает жизнь, но эти ковры вызывают смешанные чувства. Следует ли воспринимать их как горький упрёк в адрес ведущих войны, или мастера описывали окружающую реальность, или просто пытались заработать? Наверное, и то, и другое, и третье.

После падения режима «Талибана» афганские женщины уже не обязаны носить бурку. Однако Афганистан остаётся одной из самых консервативных исламских стран, и многие женщины, особенно в сельских районах, продолжают следовать этому требованию — кто-то из религиозных соображений, кто-то ради безопасности… или ради ощущения, что никто не может вторгнуться в твоё личное пространство. Да, как ни парадоксально, некоторые женщины выбирают бурку, потому что чувствуют себя свободнее, когда их лицо скрыто от посторонних.

А всем ли очевидно, что бурка не обязательно должна быть синей (цвет, оберегающий от неприятностей и козней злых сил)? На юге Афганистана распространены зелёные бурки — священный цвет в исламе; на севере — белые. А что сказать о шёлковой бурке бордового или шафранного цвета, украшенной вышивкой в тон? Владелица такого наряда, хотя и скроет лицо, уж точно не останется незамеченной…

Как видим, модные нюансы могут придать различное звучание даже такому, казалось бы, однозначному предмету одежды. И здесь нельзя не вспомнить скандальное выступление певицы и политической активистки Арианы Саид.

«Теперь мы можем вернуться к более актуальным проблемам?»

Ариана Саид, певица и судья афганского телевизионного шоу «Голос», известная непримиримым отношением к положению женщины в Афганистане, 13 мая 2017 года выступила в Париже в наряде, провокационном даже по европейским меркам. Платье с длинными рукавами и леггинсами до щиколоток телесного цвета создавало иллюзию, что певица предстала перед публикой если не обнажённой, то, по меньшей мере, в прозрачном наряде, местами украшенном стразами.

Выходка Арианы вызвала волну возмущения в афганских СМИ и среди афганских пользователей Фейсбука.  Её называли «самой бесстыдной женщиной в истории Франции» и «позором Афганистана». 24 мая Ариана выложила в своём аккаунте видео, в котором сожгла скандальное платье, но оставила к нему длинный язвительный комментарий. За исключением телесного цвета, подчеркнула певица, в её двухслойном платье из плотной непрозрачной ткани не было ничего необычного. Аналогичные наряды, закрывающие всё тело, руки и ноги, носят добропорядочные афганские девушки и матери семейств. Но раз в Афганистане есть люди, полагающие, что её платье — самая большая проблема страны, то что же, Ариана Саид решит её!

«Я сожгла платье не потому, что пошла на поводу у критиков, а в надежде, что теперь они вернутся к обсуждению более актуальных проблем Афганистана!» — заявляет Ариана в конце ролика. Даже люди, осуждающие её методы, вряд ли станут отрицать, что её гневная речь не вызвала бы такого резонанса, если бы не то самое платье. Другое дело, что скандальными действиями всегда приобретаются не только сторонники, но и противники…

Скорее всего, Ариана Саид не слышала о русской поэтессе и писательнице Зинаиде Гиппиус, которая чуть больше столетия назад шокировала публику платьем телесного цвета, расшитым чёрными кружевами. А ведь нравы Серебряного века были куда свободнее афганских.

Наши дни

Что сказать о современной афганской моде? Афганистан был и остаётся аграрной страной, и деревня по большей части сохраняет удобный и многофункциональный традиционный костюм (как ни прискорбно, разбавленный низкокачественными импортными товарами). Несмотря на разрушительные войны, всё ещё живы традиции изготовления тканей, разнообразной вышивки, поражающей европейцев многоцветьем, и потрясающих ювелирных изделий Кочи, которая завоевала всемирную известность среди любителей этники. В больших городах можно встретить как традиционную, так и европейскую одежду. На жителях Кабула и Мазари-Шарифа можно увидеть и джинсы, и принтованные импортные ткани, и куртки западного образца, и модные стрижки (правда, в основном на мужчинах). Но большинство всё же отдаёт предпочтение традиционной афганской одежде.

Это, впрочем, не касается свадеб. Несмотря на красоту и яркость афганского свадебного костюма — представьте невесту в красно-зелёном наряде, расшитом золотом! — немало городских невест соблазняется европейскими свадебными платьями. Конечно, это возмущает консервативно настроенных афганцев (обычно европейские наряды, хотя и с длинной юбкой, открывают руки и шею), но до прямых запретов пока не дошло. Производители мусульманской одежды разрабатывают спортивные костюмы, соответствующие предписаниям исламской культуры, и находят покупателей в том числе среди афганского населения.

Пусть медленно, но афганские женщины осваивают новые для себя сферы, например, вождение автомобилей. И тем, кто рискнул сесть за руль, конечно, приходится отказываться от бурки — просто из-за плохого обзора.

Супруга нынешнего президента, уроженка Ливана, Рула Гани, в отличие от своей предшественницы Зинат Карзай, активно участвует в жизни Афганистана, появляется на публике с волосами, прикрытыми лишь платком, и сделала несколько скандальных заявлений, например, одобрив запрет никаба во Франции.

Развиваются несколько афганских брендов модной одежды и ювелирных изделий. Упомянем совместный западно-афганский проект «Аайенда» (в переводе с дари — «будущее»), в котором заняты сотни афганских ювелиров. Двое молодых афганцев, Рахиба Рахими и Халед Вардак, основали модный дом «Ламан», чьи изделия сочетают западные силуэты с национальными мотивами и, как особенно подчёркивают дизайнеры, удовлетворяют всем требованиям ислама. Зулейха Шерзад, афганский модельер с западным образованием, основала центр дизайна «Зариф», создающий одежду ручной работы по традиционным афганским технологиям. В Индии сложился рынок импорта афганской одежды и неповторимых ювелирных изделий Кочи, которые продолжают победное шествие по всему миру. Ройя Хашими, афганская эмигрантка, с 1998 года занимается пошивом западных свадебных нарядов в США, но несколько лет назад посетила Афганистан и наняла нескольких афганских рукодельниц для своего дополнительного производства.

Глобализация сокращает расстояния между странами — во всех смыслах. И пока афганские невесты примеряют европейские платья, по западным подиумам триумфально шествуют традиционные афганские шаровары, европейские модницы скупают потрясающую бижутерию Кочи, а в США и множестве других стран открываются магазины афганской одежды, чарующие посетителей богатством вышивки, ручной выделкой тканей, бесконечным разнообразием ювелирных мотивов, восходящих, может быть, к легендарной Бактрии, чьи традиции наряду с многими другими наследует Афганистан.

Культура

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ПОЙЯ Самеулла
МЕНДКОВИЧ Никита
КАЗАНЦЕВ Андрей
КОНАРОВСКИЙ Михаил
САРХАД Зухал
КОРГУН Виктор
Все авторы