» Юнус Кануни: Талибы ждут выхода последнего американского солдата, чтобы победоносно войти в Кабул

Опубликовано: 05.03.2019 23:30 Печать

Юнус Кануни

Мохаммад Юнус Кануни является заместителем главы избирательного блока «Мир и умеренность» Мохаммад Ханифа Атмара, а также одним из лидеров партии «Джамиат-и-Ислами». В период президентства Хамида Карзая господин Кануни занимал посты председателя нижней палаты парламента и вице-президента страны. В эксклюзивном интервью «Афганистан.Ру» господин Кануни поделился своим мнением относительно мирных переговоров, предстоящих президентских выборов, текущей обстановки в стране и перспектив партии «Джамиат-и-Ислами».

Афганистан.Ру: Уважаемый господин Кануни, благодарим Вас за предоставленную возможность задать Вам ряд вопросов. По Вашему мнению, каких результатов следует ожидать от мирных переговоров с учетом нескольких раундов встреч между представителями США и «Талибаном» и прошедшего в Москве заседания «Межафганского диалога»?

Ю.Кануни: Мир – это насущная потребность всех наших граждан. По этому вопросу достигнут национальный консенсус. Однако в процессе примирения имеется одно недостающее звено – ему мешает сокрытие содержания переговоров. Сегодня ход переговоров неясен ни для правительства, ни для политиков за пределами страны. Между США, «Талибаном», Пакистаном и некоторыми близкими к Пакистану странами идет игра компромиссов. И правительство, и народ Афганистана остались за скобками этих переговоров. Это обстоятельство тревожит как власти Афганистана, так и иностранных политиков. Мы все хотели бы ясности в этом недостающем звене. Мы обеспокоены тем, куда нас заведет это примирение. Будет ли оно означать присоединение исламского движения талибов (запрещено в РФ) к Исламской Республике Афганистан? Или же наоборот – усилия направлены на то, чтобы Исламская Республика влилась в Исламский эмират? От ответа на эти вопросы будет зависеть будущая судьба народа Афганистана. Какова будет судьба Конституции и достижений последних 18 лет? Что ожидает в будущем нацию и большой блок сил сопротивления, которые воевали с талибами? Что будет с оружием и воинскими частями талибов, «Исламского государства», «Аль-Каиды» (запрещены в РФ) и прочих террористических организаций? Примирение внутри страны сопровождается многочисленными трудностями. В то же время, трудно добиться мира без достижения регионального консенсуса. В вопросе о мире не обойтись без международного согласия. В этом процессе также много неясностей, высказывается много обеспокоенностей и имеется серьезная потребность в предоставлении ясной информации народу Афганистана.

Афганистан.Ру: С ускорением процесса мирных переговоров все чаще поднимается вопрос об отмене грядущих президентских выборов. С учетом этого, считаете ли Вы, что выборы будут отменены, и на политической сцене Афганистана появится переходное правительство?

Ю.К.:Талибы, по крайней мере, уже не верят в восстановление Исламского эмирата. Но они не хотят иметь никакого дела с нынешним правительством. Это главное препятствие и главный неразрубленный узел в процессе примирения. Несмотря на все разногласия, мы всегда говорили, что правительство является официальным органом, и без участия правительства достижение примирения невозможно. Но неправильные методы американских переговорщиков вселили в движение «Талибан» ложные ожидания. Сегодня талибы считают, что они победили в войне, и что США в любом случае уйдут из Афганистана. Поэтому «Талибан» не готов идти на уступки. Переходный механизм – это требование талибов. Но на московском заседании Межафганского диалога никакой речи о временном правительстве не было. Обсуждение этой темы была отложено до следующих встреч.

С другой стороны, не следует слишком легко относиться к избирательному процессу. Выборы – это требование Конституции, и мы должны подойти к ним подготовленными. С учетом трудностей, с которыми сталкивается процесс примирения, не думаю, что еще до выборов мы достигнем компромисса, который приведет к отмене выборов.

Афганистан.Ру: По мере интенсификации переговоров о мире появляется все больше разговоров о роспуске армии и потере достижений, которые были достигнуты за последние 18 лет. Президент Гани, ссылаясь на высказывания талибов, заявляет о своем несогласии с процессом примирения, в котором участвуют США и «Талибан». По Вашему мнению, имеются ли у Гани необходимые рычаги для того, чтобы противостоять этим переговорам?

Ю.К.: Слухи о роспуске армии появились из-за интервью Аббаса Станикзая (глава талибского офиса в Катаре – прим. Афганистан.Ру). После наших контактов, талибы скорректировали свои высказывания. На встрече в Москве мы поддержали наши достижения, особенно, армию и Вооруженные Силы. Следует различать политику отдельных личностей и государственное устройство. Государственная система принадлежит всему народу Афганистана. Нельзя разваливать государственный строй и подвергать его вызовам. Талибы отказались от своих заявлений относительно армии, и это может быть показателем некоторого изменения их позиции. Есть определенные условия, и есть определенные возможности. Вместо фанатичного проведения кампаний, заключающихся в пересмотре способов ведения политики, правительству следовало бы воспользоваться имеющимися в его распоряжении внутренними и внешними возможностями. Проблема правительства заключается в том, что оно думает только о себе и своей команде. Тех политиков, которые воспринимают государственный строй как свою кровную ценность, правительство ставит в один ряд с талибами, и это его главная ошибка. Между тем, политики, в основном, из числа руководителей Правительства национального единства считают нынешнее государственное устройство своим детищем и принесли немало жертв ради этого строя и достижений последних 18 лет. Я думаю, что нынешнее правительство запуталось и не в состоянии воспользоваться возможностями Конституции и государственного устройства Исламской Республики. При этом, правительство также не смогло добиться регионального и международного консенсуса в вопросе о поддержке Конституции и существующего строя Афганистана.

Афганистан.Ру: Какие главные препятствия стоят на пути процесса примирения?

Ю.К.: Первым и основным препятствием является отсутствие серьезных намерений у движения «Талибан». Талибы превратно воспринимают ситуацию с уходом последнего солдата из Афганистана, считая, что она даст им возможность разговаривать с народом Афганистана с позиции силы и в положении победителя.

С другой стороны, правительство также не представило никакого альтернативного пути, который мог бы способствовать разрешению проблемы мира. К сожалению, мы оказались в тупике. Мы предлагаем правительству и главам политических движений как можно скорее сесть за стол переговоров и выработать единую стратегическую позицию, на основе которой можно было бы выступить в поддержку конституционного строя Исламской Республики и противостоять «Талибану». Важнее всего было бы, чтобы президент пересмотрел свой четырехлетний политический курс, который привел к нынешнему кризису, и обратил внимание на риски, которые угрожают государству и народу Афганистана. Если он будет следовать прежнему курсу, то есть вступать в конфронтацию и с политиками, и с народом Афганистана, и с талибами, и с регионом, и со всем миром, то ему вряд ли удасться преодолеть трудности.

Афганистан.Ру: Вы принимали участие в работе Межафганского диалога в Москве. Также планируется Ваше участие в будущих встречах в Дохе и Ташкенте. Влияют ли эти встречи на изменение мышления «Талибана»? Заметили ли Вы какие-нибудь изменения во взглядах и поведении талибов?

Ю.К.: Я стараюсь сосредотачиваться на положительных аспектах. Надеюсь, что во взглядах талибов произойдут коренные стратегические изменения. До сих пор мы видели два подхода к проблеме. При этом, подход отдельных личностей всегда является очень обнадеживающим и искренним. Но существенных изменений во взглядах талибов по стратегическим вопросам до сих пор не наблюдается. Талибы по-прежнему отстаивают идею Исламского эмирата и выступают за прежние методы. К этому вопросу следует подходить осторожно. Мы стараемся сделать так, чтобы их взгляды изменились, поскольку и ситуация, и само время претерпели изменения. Мы уже не находимся в 90-х годах. В стране выросло новое поколение. Сформировалась нация. Возврат к государству талибов, к их мышлению и методам невозможен. Я надеюсь, что посредством диалога, который является единственным способом для изменения сознания, мы сделаем так, что наши будущие решения будут исходить не из интересов личностей, должностей, ситуаций или политических движений, а из интересов угнетенного народа Афганистана.

Афганистан.Ру: Будет ли правительство участвовать в переговорах политиков с талибами в Дохе и Ташкенте?

Ю.К.: Политики проводят совещания с президентом с тем, чтобы в будущем в Дохе Исламская Республика Афганистан была представлена единой делегацией. Встреча в Дохе запланирована на 25 марта. Надеюсь, что в этот раз внутренние и внешние политические круги Афганистана вступят в диалог с «Талибаном» с единым видением ситуации, основываясь на принципах государственного устройства и Конституции страны и в более представительном составе.

Афганистан.Ру: В результате недавних отставок в Избиркомах к руководству этими ведомствами пришли новые люди. Вы удовлетворены этими заменами?

Ю.К.: Корректировка избирательного законодательства и то, что кандидаты в президенты принимали участие в выборе членов Избиркомов – это положительное изменение. Способ голосования также был вполне разумным. Все почувствовали себя участниками этого процесса. В Избиркомы пришли уважаемые люди. До этого момента все происходило хорошо. Беспокойство вызывают разговоры о подкупах, угрозах и вмешательстве властей. Надеюсь, что правительственные чиновники воздержатся от вмешательства в выборный процесс и позволят Избиркомам вести независимую работу.

Афганистан.Ру: Что, по Вашему мнению, останется от Правительства национального единства и кабульских политических договоренностей по итогам выборов 2014 года с учетом изменений, произошедших на уровне руководства государственными ведомствами?

Ю.К.: От Правительства национального единства осталась только вывеска. Это правительство было сформировано на основе соглашения между двумя командами. Но сейчас вся власть находится в руках одной команды. Вторая команда полностью изолирована от управления страной. Она не участвует ни в принятии, ни в согласовании решений. Такое положение стало основным фактором, способствовавшим возникновению сегодняшнего кризиса. Для устранения подобной монополии, обеспечения реального участия второй команды в управлении страной и противодействия целой серии самоуправств должны быть предприняты разумные меры. Наличие одной атакующей команды и второй команды, занимающей пассивную позицию, привело к тому, что Правительство национального единства и верховенство закона в том значении, которое вкладывалось в эти слова, больше не существуют.

Афганистан.Ру: В последние годы позиции и стратегии государств региона в отношении афганского кризиса изменились. Некоторые страны, прежде поддерживающие правительство Афганистана в вопросе борьбы с терроризмом, теперь проявляют симпатию к «Талибан». Что привело к такому изменению взглядов региональных государств?

Ю.К.: Это горькая реальность. С точки зрения внешнего влияния движение «Талибан» разделяется на разные фракции. Имея свое влияние на те или иные фракции талибов, страны региона с учетом своих интересов и политического курса оказывают воздействие на их поведение. К сожалению, афганскому правительству не удалось добиться общерегионального согласия в вопросе об общих и легитимных интересах Афганистана и региона. В прошлом за талибами стояла одна соседняя страна. Сегодня «Талибан» так или иначе поддерживают по меньшей мере три соседних государства. Это свидетельствует о слабости внешней политики нашей страны и ее неспособности убедить страны региона и добиться международной поддержки в вопросах, представляющих общий интерес.

Афганистан.Ру: Судя по тому, что некоторые региональные государства уже высказались в поддержку команды «Мир и умеренность», внешние игроки активно следят за ходом электорального процесса в Афганистане. Каков рейтинг Вашей команды на международном уровне? Как Вы думаете, удастся ли вам на предстоящих выборах вытеснить Гани из президентского дворца?

К счастью, в нашей команде собралось много влиятельных политиков, и поэтому мы смогли упрочить свой статус в международном рейтинге. Большинство стран – не только одна-две страны Евросоюза, но и многие более удаленные государства – полагают, что команда «Мир и умеренность» является хорошей альтернативой как по причине наличия в ней известных личностей, так и по причине ее программы и теплого приема нашей команды со стороны афганского народа. Благодаря политическому, этническому и религиозному разнообразию наша команда является лидером президентской гонки и может конституционным путем, на прозрачных выборах добиться изменений в стране.

Афганистан.Ру: Господин Кануни, Вы являетесь одним из лидеров партии «Джамиат-и-Ислами». На президентских выборах видные деятели Вашей партии примкнули к различным избирательным командам. Это привело к неразберихе и неопределенности в рядах самой партии и бывшего Северного альянса. Смогут ли члены партии вновь собраться вместе?

Ю.К.: Выборы – это временное явление. Ранее с приближением выборов тоже происходили некоторые неурядицы, но они вскоре были улажены и взяты под контроль. Во время первых, вторых и третьих выборов ситуация была кардинальной другой, чем сегодня. Несмотря на отдельные разногласия, к счастью, я не вижу серьезных проблем в лагере Северного альянса. Особенно, в вопросе о примирении, где все в одинаковой степени испытывают тревогу и осознают угрозы. Мы надеемся, что в будущем станем свидетелями позитивных перемен. Предвыборные споры – это естественное явление. Они не так уж важны и серьезны. Мы надеемся, что после выборов все расхождения и неурядицы будут улажены.

Афганистан.Ру: Благодарю Вас, господин Кануни.

Выборы

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ГЕРАСИМОВА Алевтина
САРХАД Зухал
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
КОНДРАТЬЕВ Алексей
КАЗАНЦЕВ Андрей
ПАНФИЛОВА Виктория
Все авторы