» По следам Джирги мира. Пиар-ход в традициях кризиса демократии

Опубликовано: 27.02.2019 23:23 Печать

Лойя Джирга

Автор: ХАНОВА Наталия

Об авторе: Наталия Ханова, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

Вопрос урегулирования афганского конфликта посредством переговоров с вооружённой оппозицией является предметом активного обсуждения в политических кругах страны на протяжении почти десяти лет. В последние годы усилия иностранных государств подарили Афганистану надежду на диалог с движением «Талибан» (запрещено в России), однако до сих пор талибы не намерены поддерживать контакты с официальным правительством республики. Тем не менее, недавно президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани выдвинул инициативу проведения Лойя Джирги – мероприятия, с которым представители официального Кабула связывают планы открытия прямых переговоров с повстанцами.

Ожидается, что в собрании примут участие около двух тысяч человек, представляющих различные группы населения и провинции страны. Открытие Лойя Джирги назначено на 17 марта, и предполагается, что мероприятие продлится в течение по меньшей мере четырёх дней.

О планах созыва собрания народных представителей глава государства объявил 11 февраля, менее чем за полтора месяца до предполагаемой даты открытия джирги. Тем не менее, впоследствии спецпредставитель президента в регионе по вопросам примирения Омар Даудзай выразил уверенность в продуктивности грядущего собрания, несмотря на краткий срок, отведённый на подготовку. Государственный деятель выразил уверенность в том, что в ближайшие несколько месяцев афганское правительство сможет приступить к переговорам с вооружённой оппозицией без необходимости привлечения внешних сил в качестве посредников.

Примечательно, что готовящееся собрание станет не единственным общенациональным собранием в истории Исламской республики Афганистан, посвящённым вопросам национального примирения. Первое подобное мероприятие, получившее название Джирги мира, состоялось в июне 2010 года, в период президентства Хамида Карзая.

На крупном мероприятии присутствовали 1600 человек – старейшин, улемов, представителей различных провинций страны, в том числе женщин. Афганское руководство предложило движению «Талибан» возможность участия в обсуждении вопросов мирного урегулирования в случае отказа от боевых действий и признания демократических ценностей, однако повстанцы ожидаемо не приняли этих условий. Вскоре после открытия Джирги мира здание, где проходило мероприятие, подверглось ракетному обстрелу, и впоследствии талибы взяли на себя ответственность за атаку.

Вопреки попыткам сорвать Джиргу мира собрание прошло продуктивно. После общенационального мероприятия в широком формате были развёрнуты усилия по привлечению талибов к диалогу, а также программа реинтеграции боевиков – таким образом афганское общество продемонстрировало свою готовность к мирному урегулированию многолетнего конфликта, вне зависимости от отношения антиправительственных группировок к данному вопросу.

Вышеупомянутые усилия по продвижению диалога с талибами растянулись почти на десятилетие, при этом их интенсивность была нерегулярной – после крупных терактов попытки привлечения талибов к переговорам сменялись наступательными операциями, и мирный процесс переживал паузу. Результаты программы реинтеграции боевиков также оказались сомнительными – многие из участников впоследствии возвращались к вооружённой борьбе с правительством. До сих пор движение «Талибан» не продемонстрировало готовности взаимодействовать с официальным Кабулом.

Тем не менее, на протяжении последнего полугодия в мирном процессе наметились подвижки. На данный момент талибы участвуют в переговорах с иностранными государствами, осуществляя диалог с США на постоянной основе, а в феврале в Москве состоялась беспрецедентная межафганская встреча при участии повстанческого движения и представителей легальной оппозиции. Безусловно, продвижение мирного процесса было бы невозможным без активной иностранной поддержки, однако Джирга мира входила в число первоначальных усилий, создавших предпосылки для диалога с вооружённой оппозицией, утвердивших курс на переговоры как средство урегулирования конфликта.

В настоящее время диалог с вооружённой оппозицией является общепризнанной необходимостью для афганских политических кругов. В стране существует несколько ведомств, созданных в целях продвижения мирного процесса – Высший совет мира, сформированный при Хамиде Карзае, а также недавно образованные консультационная коллегия по вопросам примирения и переговорная группа для ведения диалога с талибами. Механизмы реинтеграции бывших боевиков существуют со времён открытия программы примирения, также развернувшейся в годы президентства Карзая. Таким образом, от грядущей Лойя Джирги вряд ли следует ожидать каких-либо фундаментальных новшеств в административном плане.

Как и в случае с Джиргой мира, представители официальных властей выразили намерение пригласить на мероприятие талибских делегатов. Представители Высшего совета мира высказывали мнение, что США собираются привлечь к участию катарское представительство «Талибана» в ходе очередного раунда переговоров в Дохе, однако непреклонность повстанческого движения в этом отношении позволяет сделать вывод о том, что Кабул выдаёт желаемое за действительное.

Напомним, что на рубеже 2018 – 2019 годов представители «Талибана» уже отказались от нескольких запланированных ранее встреч с представителями США, после чего предупредили американскую сторону о возможном прекращении переговоров в случае уклонения Вашингтона от интересующей движение повестки. Недовольство движения вызвал уход США от обсуждения вывода войск из Афганистана и обращение к темам, расценивающимся талибами как не заслуживающие внимания. Политика «Талибана» свидетельствует о том, что к числу таковых был отнесён и вопрос прямых переговоров с афганским правительством. Попытка обсуждения данной темы после вынужденной паузы в переговорах со стороны США была бы рискованным и неосмотрительным шагом.

При подготовке Лойя Джирги официальный Кабул стремится представить мероприятие как всеафганское собрание, а не результат президентской инициативы. В одном из недавних заявлений Омар Даудзай подчеркнул, что вопросами организации Лойя Джирги занимается неправительственная комиссия, ни один из 50 членов которой не является представителем официальных властей. Тем не менее, подобное информационное освещение мероприятия уже не сможет помешать восприятию Лойя Джирги как собрания по инициативе руководства страны.

Ряд афганских политических и общественных деятелей, в том числе экс-президент Хамид Карзай, поприветствовал подготовку к Лойя Джирге. Тем не менее, другие оппозиционеры обвинили Ашрафа Гани в проведении всеафганского совета в целях пиара, попытке завоевать голоса избирателей посредством спекуляций на теме переговоров. Напомним, что 20 июля в Афганистане готовятся президентские выборы, и в начале года Ашраф Гани баллотировался на второй срок. На протяжении последних недель афганский лидер прилагает усилия для продвижения своей кандидатуры, а также принимает меры для ограничения влияния соперников на избирательный процесс – в частности, об этом свидетельствуют смещения с постов госслужащих из блоков других кандидатов. Таким образом, президентский указ об отставках членов избирательных комиссий, авторитет которых был подорван в ходе прошлогодних парламентских выборах, и подготовка Лойя Джирги в этом отношении можно назвать явлениями одного ряда.

Президентство Ашрафа Гани начиналось с политического кризиса вокруг неопределённых результатов выборов 2014 года и на протяжении последующих пяти лет оставалось политически спорным. Правительство национального единства было создано в целях урегулирования кризиса, растянувшегося на месяцы. Абдулла Абдулла, в то время главный соперник Ашрафа Гани, получил пост главы исполнительной власти, но его пост не был закреплён в конституции страны, что по-прежнему остаётся причиной административных разногласий, в том числе в рамках подготовки к президентским выборам. Политическая нестабильность побуждала оппозицию и гражданское общество требовать проведения Лойя Джирги в целях внесения изменений в существующее законодательство, однако, вопреки соглашению о Правительстве национального единства, в течение двух лет со времени подписания документа собрание не состоялось.

На данный момент вопросы, делавшие необходимым рассмотрение вопроса внесения поправок в конституцию, утратили свою актуальность. Тем не менее, Лойя Джирга по-прежнему остаётся для афганского населения проявлением и свидетельством демократии, возможностью влиять на политику страны в условиях недоверия к правительству, значительно возросшего после парламентских выборов 2018 года, которые сопровождались массовыми сообщениями о фальсификациях и послужили причиной для критики со стороны иностранных держав. Не исключено, что во многом перспектива всеафганского совета получила одобрение по инерции – в частности, за проведение Лойя Джирги в целях пересмотра законодательства в предшествующие годы президентства Гани ратовал Хамид Карзай.

Некоторые афганские политики также расценивают грядущую Лойя Джиргу как ответ на межафганскую встречу в Москве, послужившую причиной недовольства Кабула. В силу нежелания талибов вести диалог с правительством Гани на мероприятии присутствовали видные политики-оппозиционеры, против переговоров с которыми талибы не возражали. В частности, на московских переговорах присутствовали экс-президент Хамид Карзай, кандидат в президенты Мохаммад Ханиф Атмар и претендент на пост вице-президента Хаджи Мохаммад Мохакик. Ещё один кандидат в президенты Гульбеддин Хекматьяр лично не присутствовал на мероприятии, но направил на встречу своих представителей.

Представители официального Кабула, в том числе глава государства, подвергли московскую встречу резкой критике, подчеркнув, что принятые на мероприятии соглашения не будут иметь юридической силы. МИД Афганистана направил жалобу в Совет Безопасности ООН, заявляя, что выдача разрешений на выезд за рубеж талибским делегатам, входящих в санкционные списки, без учёта позиции афганского правительства была неправомерна. В итоге заявление Ашрафа Гани о подготовке межафганского совета на территории республики было воспринято как попытка монополизировать мирный процесс.

Стоит отметить, что мнения афганских политических кругов по вопросу грядущей Лойя Джирги разделились. Если Хамид Карзай поприветствовал проведение мероприятия, то Гульбеддин Хекматьяр скептически оценил его возможные результаты, подчеркнув, что всеафганский совет вряд ли сможет привести к ощутимым продвижениям мирного процесса в краткие сроки, в особенности с учётом того, что решения участников собрания по закону имеют характер рекомендаций для правительства. В свою очередь, политик Атта Мохаммад Нур, присутствовавший на московской встрече, назвал грядущую Лойя Джиргу профанацией, и заявил о своём отказе от участия в мероприятии. Не исключено, что и другие участники межафганского диалога в Москве последуют его примеру.

Вопросы у афганской общественности вызывают краткие сроки подготовки Лойя Джирги. В частности, Омар Даудзай уже заявлял о том, что мероприятие будет подготовлено менее чем за месяц, в то время как на организацию предыдущих всеафганских собраний в среднем уходило примерно полгода. Данное замечание послужило причиной закономерных сомнений в качестве организации мероприятия и проработанности программы. С учётом более реалистичных оценок времени на подготовку, с высокой вероятностью Лойя Джирга состоится позже назначенного срока, ближе к проведению президентских выборов.

Не исключено, что на уровне официальных заявлений мероприятие будет представлено в качестве собрания при участии представителей «Талибана». Несмотря на то, что повстанческое движение не намерено поддерживать инициативы Кабула, для участия в переговорах, скорей всего, будут приглашены лица, занимавшие должностные посты в годы талибского режима. На данный момент они поддерживают нынешний государственный строй, участвуют в политической жизни страны, к примеру, занимают посты в Высшем совете мира, и со времён президентства Хамида Карзая играют роль «ручных талибов», представляя движение на мероприятиях, в которых не желают участвовать его нынешние приверженцы. Для повстанческого движения, изначально негативно относящегося к инициативам правительства, подобный шаг может послужить поводом для новых пропагандистских заявлений, но вряд ли приведёт к ощутимым последствиям в идеологическом плане.

От Лойя Джирги не следует ожидать значительных достижений в плане продвижения мирного процесса уже в силу того, что движение «Талибан» не заинтересовано в присутствии на мероприятии. До смены правительства страны участие талибов в переговорах с Кабулом исключено, хотя, как показала московская встреча, повстанческое движение не исключает возможности политических переговоров с оппозицией. Тем не менее, для афганской общественности, негативно относящейся к правительству, Лойя Джирга как символ традиционной демократии может поспособствовать повышению рейтинга Ашрафа Гани, но вряд ли сыграет весомую роль накануне президентских выборов.

Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ЭБАДИ Сагар
ФЕНЕНКО Алексей
КОСТЫРЯ Анатолий
ХАСАН Шерхасан
НЕКРАСОВ Вячеслав
ПЛАСТУН Владимир
Все авторы