» «Талибан» проверяет границы: Санкции ООН как предлог для срыва встречи в Исламабаде

Опубликовано: 19.02.2019 20:56 Печать

Движение Талибан

Автор: ХАНОВА Наталия

Об авторе: Наталия Ханова, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

18 февраля на территории Исламабада должны были состояться переговоры между представителями США и движения «Талибан» (запрещено в России), однако за день до ожидаемого мероприятия повстанческая группировка объявила о невозможности выезда своей делегации в Пакистан. Несмотря на то, что в заявлении талибы сняли с себя ответственность за отмену встречи, фактически именно повстанческое движение решилось подобным образом оказать давление на вторую сторону переговоров.

Ссылки по теме

Представители повстанческого движения пояснили, что причиной отмены поездки в Исламабад являлось присутствие имён их делегатов в санкционных списках ООН и США. «Чёрные списки», формирующиеся в рамках усилий по противодействию террористической угрозой, накладывают на фигурантов ограничения, связанные с международными поездками и финансовыми операциями.

Стоит отметить, что Совет безопасности ООН уполномочен выдавать разрешения на выезд за рубеж для лиц, входящих в списки, в рамках усилий по продвижению мира. Без создания временных исключений не были бы возможны ни деятельность представительства «Талибана» в Катаре, сформированного в качестве инструмента урегулирования конфликта, ни многочисленные иностранные визиты делегатов данного полуофициального ведомства.

Ранее талибы не отказывались от проведения переговоров с иностранными государствами под предлогом санкционных списков, и Совет безопасности ООН также не публиковал каких-либо сведений о неожиданном отказе. На протяжении последних месяцев 2018 года талибская делегация участвовала в международной встрече московского формата, а также в переговорах с США в Объединённых Арабских Эмиратах. В начале февраля представители «Талибана» вновь посетили Москву для присутствия на межафганской встрече. На протяжении всего времени участия повстанческого движения в подобных мероприятиях Совбез ООН не предпринимал попыток ужесточить свою политику в отношении талибских иностранных визитов.

Резонанс вокруг участия в переговорах фигурантов санкционных списков возник на фоне протестов афганского правительства, к настоящему времени подавшего две жалобы в Совет безопасности в связи с данным вопросом. Примечательно, что первое из обращений было подано 4 февраля, за день до межафганского диалога в Москве, но не привело к отмене мероприятия.

По словам представителей официального Кабула, Совет безопасности ООН выдавал талибским делегатам разрешение на выезд из Катара с одобрения Правительства Афганистана, однако в случае с московской встречей консультации с афганским руководством не производились. Тем не менее, участие Кабула в решении данного вопроса подлежит сомнению.

Поездка талибской делегации на межафганскую встречу была уже не первым визитом повстанческого движения в Москву. В ноябре 2018 года талибы присутствовали на встрече московского формата, результаты которой вызвали смешанную реакцию в афганском обществе.

На данный момент международная московская встреча остаётся единственным мероприятием, в котором приняли участие представители и официального Кабула в лице делегатов Высшего совета мира, и движения «Талибан». Беспрецедентность мероприятия также состояла в том, что для талибов оно предоставило первую возможность выступления на международной конференции, открытого представления своих взглядов для мировой общественности.

Прямых переговоров между талибами и официальным правительством ИРА в рамках мероприятия, однако, не состоялось. Афганская общественность была недовольна тем, что повстанческому движению удалось привлечь большее внимание и лучше представить свою программу, в то время как Высшему совету мира не удалось перейти к прямому взаимодействию с вооружённой оппозицией.

Впоследствии постоянный представитель Афганистана в ООН Махмуд Сайкал впервые объявил о присутствии в числе талибских делегатов нескольких фигурантов санкционных списков. Дипломат объявил о нарушении норм, предписанных международной организацией, однако реакции со стороны ООН не последовало. Таким образом, заявление постоянного представителя послужило свидетельством того, что афганская сторона не получает подробной информации по вопросу организации и переговоров с «Талибаном» и не имеет решающего голоса при вопросе выдачи разрешений.

Некоторые источники из афганских политических кругов возлагают ответственность за отмену февральских переговоров на пакистанскую сторону, однако подобная версия выглядит неправдоподобной. Встреча представителей США и «Талибана» на территории Исламабада должна была послужить доказательством заинтересованности Пакистана в урегулировании афганского конфликта. В настоящее время американо-пакистанские отношения переживают непростой период – прошлой осенью президент США Дональд Трамп принял решение о приостановлении и сокращении военной помощи ИРП, расценив усилия пакистанской стороны по содействию региональной американской стратегии как недостаточные. Вашингтон перенял позицию Кабула, объявив о том, что восточный сосед Афганистана не прилагает должных усилий для противодействия террористической угрозе и вовлечению талибов в афганский мирный процесс.

Развитие международных усилий по содействию афганскому урегулированию подарило Пакистану возможность улучшить свою репутацию в глазах США, соседей по региону и мирового сообщества, сделав вклад в продвижение диалога с «Талибаном». Американская сторона по-прежнему рассчитывает на участие Исламабада в мирном процессе – об этом свидетельствует тот факт, что в рамках ежемесячных серий визитов спецпредставитель США Залмай Халилзад на постоянной основе посещает не только Афганистан, но и Пакистан, в то время как список остальных стран, входящих в маршруты поездок, регулярно меняется.

Отмена визита делегации «Талибана» в Исламабад послужила причиной для срыва ещё двух мероприятий: отдельные двусторонние переговоры с талибами собирались провести пакистанский премьер-министр Имран Хан, а также кронпринц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд, прибывший с визитом в Пакистан. Таким образом, фактический отказ талибов от переговоров в Исламабаде послужила для пакистанской стороны упущенной возможностью в плане налаживания международных отношений и повышения регионального авторитета.

Встреча в Исламабаде изначально носила внеплановый характер в графике переговоров между «Талибаном» и США, и санкционные списки не могут сыграть роль даже формальной предпосылки для отмены следующего раунда: предполагается, что диалог будет продолжен 25 февраля в Дохе, где находится талибское представительство. Однако, поскольку инициатива отмены переговоров исходила от повстанческого движения, не исключено, что и грядущая катарская встреча находится под угрозой срыва.

На рубеже 2018 – 2019 годов в переговорах между США и «Талибаном» уже наблюдался перерыв, вызванный недовольством талибской стороны. В декабре повстанческое движение отказалось от запланированной ранее международной встречи в Саудовской Аравии, на которой наряду с США планировалось присутствие принимающей стороны, а также ОАЭ и Пакистана, а в начале января отменило двустороннюю встречу в Катаре.

Более того, представители «Талибана» опубликовали заявление, в котором выразили недовольство переговорной стратегией США. Движение обвинило Вашингтон в подмене темы переговоров, уходе от обсуждения вопроса вывода войск и рассмотрение тем, представляющихся талибам менее значимыми. «Талибан» предупредил США о возможном прекращении диалога, но в итоге американской стороне удалось добиться возобновления переговоров.

В случае с встречей в Исламабаде талибская сторона решилась на более осторожные действия, справедливо полагая, что повторный отказ от переговоров не произведёт должного эффекта. Недовольство Кабула, обеспокоенного невовлечённостью правительства ИРА в диалог с вооружённой оппозицией, подало повстанческому движению повод для заявления об ущемлении своих прав. Таким образом талибы не только дали понять, что ждут от второй стороны более решительных действий, но и представили своё желание о снятии санкций с деятелей движения как объективно необходимое условие переговоров.

Примечательно, что аналогичный, но ещё более дерзкий шаг был предпринят талибской стороной при формировании делегации для переговоров в соответствии с рекомендацией Залмая Халилзада. В список участников переговорной группы, составленный талибами, был включён Анас Хаккани, приходящийся младшим братом заместителю нынешнего главы «Талибана», лидеру печально известной группировке Хаккани.

За прошедшие несколько десятилетий сеть Хаккани, названная по имени руководящего клана, получила печальную известность как талибская группировка, ответственная за наиболее радикальные атаки движения, теракты против мирных жителей и представителей религиозных меньшинств.

Анас Хаккани, арестованный на территории Бахрейна в 2014 году, по итогам судебного процесса в Афганистане был признан виновным в сборе финансовых средств на подготовку терактов и других преступлениях, а по итогам процесса был приговорён к смертной казни. После того, как осенью 2018 года в Пакистане получил свободу лидер и один из основателей «Талибана» мулла Абдул Гани Барадар, Анас Хаккани стал, вероятно, самым известным и влиятельным из числа деятелей движения, находящихся в местах лишения свободы.

На данный момент Анас Хаккани по-прежнему находится в заключении в тюрьме Баграм, и его дальнейшая судьба по-прежнему остаётся предметом напряжённых переговоров. В интересах мирного процесса афганские власти не спешат приводить приговор в исполнение, в то время как талибы настаивают на невиновности Анаса и требуют его освобождения.

Включение Хаккани-младшего в состав делегации наряду с муллой Барадаром и другими деятелями катарского представительства, стало ярким свидетельством того, что талибы считают возможной подобную уступку со стороны США и официального Кабула. Тем не менее, впоследствии пресс-служба президента Афганистана исключила возможность освобождения узника, осуждённого за тяжкие преступления, в рамках содействия мирному процессу.

С высокой вероятностью попытки движения «Талибан» добиться новых уступок от США и международного сообщества будут продолжены. Тактика повстанческого движения на данный момент является своеобразной проверкой границ. Помимо исполнения непосредственных требований, талибы рассчитывают определить, на что готовы другие стороны ради продолжения диалога. Несмотря на демонстративное нежелание вести переговоры с нынешним афганским правительством, повстанческое движение постоянно отслеживает его реакции, чтобы оценить своё влияние и ситуацию в целом – с одной стороны, и использовать полученную информацию в пропагандистских целях – с другой.

В сложившейся ситуации «Талибан» продолжит выдвигать требования, на данный момент видящиеся неприемлемыми для партнёров по диалогу, в частности, вывод иностранных войск. С другой стороны, некоторые запросы со стороны повстанческого движения оказалась выполнимой в настоящее время или в более отдалённом будущем – в частности, таким шагом стало освобождение муллы Барадара, впоследствии подключившегося к работе катарского представительства движения.

С высокой вероятностью стороны осознают неготовность к радикальным преобразованиям в рамках мирного соглашения – если США считают неприемлемым поспешный вывод войск, то талибы демонстрируют категорическое нежелание признавать нынешнее правительство Афганистана даже в качестве партнёра по диалогу. Таким образом, взаимодействие сторон переговоров происходит в рамках сравнительно узкой области, в частности, решения вопросов обмена пленными. Межафганские переговоры в Москве стали новой ступенью к расширению диалога, и несмотря на то, что взаимодействие без участия официальной делегации ИРА вызывает настороженную реакцию Кабула, перспектива президентских выборов и смены правительства страны даёт надежду на дальнейшие шаги к восстановлению мира в Афганистане.

Вооруженная оппозиция

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ПЛАСТУН Владимир
МОХАММАД Дауд
МОЖДА Ахмад Вахид
ПОЙЯ Самеулла
МЕНДКОВИЧ Никита
НЕКРАСОВ Вячеслав
Все авторы