» Аналитическая записка № 5: О возможных сценариях выборов президента Афганистана

Опубликовано: 28.09.2018 18:44 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

1.Ухудшение социально-экономической ситуации в Исламской Республике Афганистан (ИРА), набирающая силу политическая дестабилизация и резкое обострение проблем с безопасностью в стране свидетельствуют об ослаблении политических позиций действующего афганского президента Мохаммада Ашрафа Гани. В совокупности с падением рейтинга доверия к главе государства (по разным оценкам, он не превышает сегодня 20-25%) негативные социально-экономические и политические тенденции делают проблематичным успешное участие Ашрафа Гани в президентских выборах 2019 года. Тем не менее, сам Гани уже заявил о намерении выдвинуть свою кандидатуру на второй президентский срок.

2.Хотя большинство экспертов считают Ашрафа Гани «американским кандидатом», представляется, что в Вашингтоне еще не принято окончательного решения о его поддержке. Более того, на наш взгляд, вероятность такой поддержки является минимальной, так как переизбрание Ашрафа Гани на посту президента будет также означать сохранение (воспроизводство) всех негативных последствий его первого президентского срока. Недавний раскол в команде Гани (отставка секретаря Совета национальной безопасности (СНБ) ИРА Мохаммада Ханифа Атмара), дает основания полагать, что в случае переизбрания нынешнего главы государства правительство второго срока Ашрафа Гани будет существенно слабее и еще менее эффективным, чем в 2015-2018 годах. При этом уровень и качество проблем, вызовов и угроз, с которыми Гани и его администрации придется иметь дело, напротив, будет повышаться. Маловероятно, что Соединенные Штаты и президента Дональда Трампа устроит такая перспектива.

3.Анализ афганского политического процесса и некоторых решений Вашингтона, связанных с ИРА, дают основания предположить, что американцы могут рассматривать сразу несколько сценариев своего участия в выборах президента Афганистана. И далеко не все эти сценарии предполагают участие Ашрафа Гани в качестве главного кандидата. Более того, на наш взгляд, президент Дональд Трамп будет до последнего стараться избежать поддержки кандидатуры Ашрафа Гани, что связано с несколькими обстоятельствами.

  • Во-первых, Гани показал свою неэффективность на посту главы Афганистана. Ни одна из заявленных им социально-экономических задач (восстановление экономики, создание рабочих мест, поддержка бизнеса, борьба с нищетой и коррупцией и т.д.) так и не были решены на практике. При этом резко снизилось качество управления страной, утрачен контроль над значительной частью районов Афганистана, правительственные силы безопасности потеряли инициативу в борьбе с Талибаном и другими террористическими группами.
  • Во-вторых, Ашраф Гани оказался неспособен решить проблему налаживания мирного диалога с талибами.
  • В-третьих, на время президентства Гани пришелся фактический провал новой афганской стратегии Дональда Трампа, заявленной в конце августа 2017 года. И хотя вина лично Ашрафа Гани представляется в этом минимальной, тем не менее, объективно он ассоциируется сегодня с провалом трамповской стратегии (не оправдал высокого доверия нового американского лидера).
  • Наконец, в-четвертых, Ашраф Гани является назначенцем Барака Обамы – личного врага Дональда Трампа. Учитывая особенности психологии и темперамента Трампа, маловероятно, что он не захочет убрать «обамовского ставленника» с крайне важного для Белого дома внешнеполитического участка, попутно свалив на связку Обама-Гани провалы американской политики в ИРА. Однако, при всем при этом, нельзя полностью «списывать со счетов» Ашрафа Гани, который при определенных обстоятельствах все же может быть поддержан Вашингтоном на выборах в качестве нелюбимого, но вынужденного кандидата.

4.На наш взгляд, сегодня можно вести речь о четырех основных сценариях президентских выборов в Афганистане.

Сценарий 1: «Выборы без мира с талибами». Этот сценарий может быть реализован, если США не сумеют убедить лидеров Талибана отказаться от продолжения вооруженной борьбы и интегрироваться в политическую систему ИРА. Другими словами, это сценарий для нынешнего политического состояния Афганистана. На наш взгляд, в таком случае неожиданным фаворитом выборов президента Афганистана, который получит поддержку американцев, станет доктор Абдулла Абдулла. Причин тому несколько.

  • Во-первых, доктор Абдулла за последние несколько лет доказал умение работать в команде и готовность к компромиссу с Вашингтоном (самый красноречивый пример — когда Абдулла в 2014 году согласился отказаться от президентского кресла в пользу Гани под воздействием США). Сегодня доктор Абдулла – один из немногих афганских политиков, которые публично выступают против призывов депутатов Волуси джирги (парламента ИРА) разорвать договор о стратегическом партнерстве с Соединенными Штатами.
  • Во-вторых, доктор Абдулла в силу особенностей своего этнического происхождения (отец – пуштун, мама – таджичка) может объединить вокруг себя не только конструктивную часть пуштунских политиков (тех, кто готов сотрудничать с американцами), но и большую часть непуштунского электората. Доктор Абдулла – президент Афганистана – это пощечина талибам, которые откажутся от шанса самим войти во власть в стране легальным путем. И приз афганским таджикам, которые в случае получения доктором Абдуллой статуса «главного кандидата», немедленно покинут все оппозиционные коалиции, чтобы отдать за него свои голоса. Кстати, любопытно, что национальность доктора Абдуллы в официальных документах ИРА определяется сегодня как «пуштун». Источники в Кабуле говорят, что «так подсказали» неглупые американские советники, тем самым, создав для доктора Абдулы пространство для широкого этнополитического маневра, в том числе, на президентских выборах.
  • В-третьих, в отличие от Ашрафа Гани, доктор Абдулла в психологическом плане будет более симпатичен для Дональда Трампа: ведь доктор Абдулла пострадал от действий Барака Обамы и его команды в 2014 году, когда был вынужден уступить их давлению и отказаться от победы на президентских выборах в пользу Гани. Теперь у Трампа есть возможность не только «восстановить справедливость», но и привести к победе в Кабуле афганского политика, отвергнутого его предшественником.

5.В этой связи представляется любопытным недавний отказ Ашрафа Гани поехать в Нью-Йорк на 73-е заседание Генеральной Ассамблеи ООН. Как сообщили афганские СМИ, причиной этого, в свою очередь, стал отказ Дональда Трампа встретиться на полях саммита с нынешним афганским президентом. В результате вместо Гани в США отправился доктор Абдулла, который не только выступил на высокой международной трибуне, но и выложил в социальных сетях свое фото с Дональдом Трампом и его супругой. Несмотря на очевидный протокольный характер фотографии, можно не сомневаться, что доктор Абдулла занесет ее в свой стратегический политический актив, тем более, что Ашраф Гани такого фото в своем портфолио не имеет.

6.Следует также напомнить, что в течение весны-лета 2018 года доктор Абдулла совершил целый ряд важных политических визитов по европейским странам и государствам региона. В частности, он побывал в Великобритании, где встретился с высшими британскими чиновниками и авторитетными политиками. Некоторые кабульские источники назвали этот визит «президентскими смотринами», тем более, что в ходе неофициальных встреч вопрос о возможном участии доктора Абдуллы в выборах президента ИРА поднимался. И, судя по имеющейся информации, вероятность этого афганский политик не отрицал.

7. Сценарий 2: «Выборы после мира с талибами». Этот сценарий, на наш взгляд, возможен в случае, если США все же удастся в течение ближайшего года посадить талибов за стол переговоров и склонить их к участию в легальном афганском политическом процессе. Если это произойдет, то, по нашим оценкам, в качестве главного кандидата на пост президента ИРА может быть предложен нынешний представитель США по продвижению мирного процесса в Афганистане Залмай Халилзад, имеющий афганское происхождение.

В пользу такого предположения говорит следующее:

  • Лидеры талибов не признают легитимность нынешнего кабульского правительства и любых его чиновников. Они стремятся вести прямые переговоры с американцами и поэтому тот же Залмай Халилзад, как дипломатический представитель Вашингтона, для них представляется более подходящим партнером, чем любые функционеры из кабульских структур власти.
  • Если конкретные договоренности Халилзада с талибами будут достигнуты, то потребуется система гарантий их исполнения. Очевидно, что частью такой системы должен быть глава афганского государства. Однако, никого из действующих афганских политиков талибы в этом качестве не примут, а приходу к власти президента-талиба будут сопротивляться нынешние участники политического процесса в ИРА, прежде всего, представляющие непуштунские элиты.
  • В такой ситуации едва ли не единственным приемлемым для всех сторон вариантом может оказаться фигура Залмая Халилзада на посту президента, которому придется, правда, для этого отказаться от американского гражданства (талибы не потерпят во дворце «Арг» человека с двумя паспортами).
  • В случае достижения мира с Талибаном Залмай Халилзад как компромиссный президент Афганистана может оказаться отнюдь не временной фигурой: он будет еще долгое время необходим всем участникам нового афганского политического процесса – и как гарант соблюдения договоренностей, и как канал прямой связи с Вашингтоном.

8. Сценарий 3: «Безнадежный сценарий». Он предполагает откладывание на еще какой-то срок задачи национального примирения, а, следовательно, сохранение и «подморозку» сегодняшней ситуации. В этом случае Ашраф Гани получает шанс на переизбрание в 2019 году, тем более, если его команде удастся решить в октябре 2018 года задачу взятия под свой контроль национального парламента.

  • Как сообщают источники в афганской столице, администрация президента Гани якобы поставила в качестве «задачи минимум» избрание в Волуси джиргу не менее двух депутатов от каждой провинции ИРА. Это позволит сформировать в новом составе Национального собрания устойчивую пропрезидентскую фракцию в составе не менее 70 депутатов. По оценкам афганских экспертов, этого вполне достаточно, чтобы контролировать все ключевые решения парламента. Разумеется, с таким политическим аргументом Ашрафу Гани и его друзьям в Госдепартаменте и Пентагоне будет легче убеждать Дональда Трампа в том, что альтернативы нынешнему афганскому президенту нет.

9. Сценарий 4: «Серая лошадка». На наш взгляд, этот сценарий также не исключен в ходе предстоящих президентских выборов: он может быть вариантом Сценария 1, который предполагает политический маневр в ситуации невозможности договориться с талибами и необходимости мобилизации сложившейся политической модели ИРА. В этом случае США почти наверняка откажутся от поддержки Ашрафа Гани и сделают ставку на другого кандидата.

10.Представляется, что наиболее вероятным претендентом на эту роль станет бывший глава Совета национальной безопасности Ханиф Атмар, который сегодня является едва ли не самым активным и востребованным разными группами интересов афганским политиком.

11.Подстегнуть американцев к выбору кандидатуры Ханифа Атмара могут его тесные связи с целым рядом региональных государств: ведь если бывшего шефа СНБ не возьмут «на буксир» США, то это вполне могут сделать, например, Китай, Россия или Пакистан (а то и все они вместе взятые).

12.Особенностью предстоящих президентских выборов в Афганистане может быть разрушение монополии Вашингтона на внешнее манипулирование ими. До сих пор, как правило, американцы выступали в статусе главных операторов национальных афганских выборов, подбирая кандидатуры на роль победителей. Странам региона оставалось либо мириться с выбором Вашингтона, либо подвергать его последующей бесперспективной критике. В 2019 году, на наш взгляд, страны региона впервые могут проявить интерес к выборам президента Афганистана и поддержать на них симпатичных для себя кандидатов, либо даже выдвинуть единого «регионального» кандидата. В этом случае монополия США на роль главного архитектора афганской политической системы будет существенно скорректирована.

Выборы

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
САРХАД Зухал
ПОЙЯ Самеулла
СЕРЕНКО Андрей
ХАНОВА Наталия
ОКИМБЕКОВ Убайд
Все авторы