» Возвращение Дустума: интрига противостояния с Гани нарастает

Опубликовано: 25.07.2018 09:57 Печать

Абдул Рашид Дустум

Автор: Игорь СУББОТИН

Первый вице-президент Афганистана генерал Абдул Рашид Дустум, вернувшийся в страну после года пребывания в Турции, достиг согласия с президентом Ашрафом Гани не по всем вопросам. Об этом свидетельствует отсутствие критики главы государства в первых заявлениях, сделанных генералом после завершения предполагаемой ссылки. Современная история Исламской Республики помнит участие Дустума в самых невероятных политических альянсах, поэтому прогнозировать его поведение во внутренней жизни Афганистана крайне сложно, предупреждают в экспертной среде.

Вопросы к Гани остаются

По возвращении в Афганистан лидер «Национального исламского движения Афганистана» поддержал версию пресс-службы Гани, которая утверждала, что генерал вернулся на родину после лечения. Вероятно, это дает основания полагать, что в ходе переговоров со вторым вице-президентом Сарваром Данишом, который по поручению Гани ездил в Анкару к Дустуму, были достигнуты определенные договоренности. Однако отсутствие каких бы то ни было признаков изменений в планах Дустума по поводу его участия в создании оппозиционного блока «Путь спасения Афганистана» (помимо сторонников Дустума, туда входят партии «Национальное единство» и «Исламское общество», где основную роль играют лидеры этнических таджиков) говорит о том, что генерал и президентский дворец смогли договориться далеко не обо всем.

Нерешенным остается и вопрос с одним из ближайших соратников Дустума – начальником полиции одного из уездов провинции Фарьяб Низамуддином Кайсари, объявившим джихад сторонникам «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Ему предъявили обвинения по 20 пунктам. Среди них – предполагаемая причастность к убийствам, к организации военных преступлений, в том числе расправы над гражданским населением. Его заключение вызвало массовое протестное движение в ряде северных провинций. Демонстранты предъявляли жесткие требования к правительству национального единства. В середине июля на одной из манифестаций они пообещали создать «свое собственное, независимое правительство». Впоследствии протесты привели к параличу работы госорганов. Работа портов Акина и Шир-хан была заблокирована. Однако после призыва Дустума к протестующим прекратить выступления, протесты прекратились.

Политическая непредсказуемость

О том, что Дустум покинул Афганистан, стало известно в мае 2017 года. По одной из версий, которая озвучивалась близкими генерала, вице-президент выехал в Анкару под давлением родственников, настаивающих на необходимости его лечения за границей. Однако отъезд лидера «Национального исламского движения Афганистана» произошел на фоне крупного скандала, в центре которого оказались его телохранители. Против них были выдвинуты обвинения в ряде преступлений – таких, как удерживание в заложниках и применение пыток. Сам генерал, являющийся лидером этнических узбеков, проходил по этому делу как свидетель. Тем не менее, его скорый отъезд из Афганистана был широко интерпретирован афганским общественным мнением как политическая ссылка неугодного президентскому дворцу оппозиционера.

В экспертной среде полагают, что от самого Дустума можно ожидать чего угодно: генерал известен своей политической непредсказуемостью. «Анализ статистики афганских выборов показывает, что узбекские и хазарейские общины Афганистана голосуют дисциплинировано, – заявил в разговоре с порталом «Афганистан.Ру» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. – При этом, если голоса хазарейцев разделяются в пользу двух-трех политиков-хазарейцев, то узбеки голосовали за одного лидера – Дустума. Вопреки ожиданиям ситуация после 2014 года сильно не изменилась. Поэтому роль Дустума с приближением очередного электорального цикла (парламентские и президентские выборы) растет. Современная история Афганистана помнит вступление Дустума в самые невероятные политические альянсы, поэтому прогнозировать его поведение крайне сложно. Однако полагаю, что генерал будет учитывать то, как с ним обошлись после президентских выборах 2014 года».

Интересы Турции

В 2017 году наблюдатели много говорили о возможном формировании трехпартийного альянса между губернатором Аттой Мохаммадом Нуром, вторым заместителем главы исполнительной власти Хаджи Мохаммадом Мохакиком, а также генералом Дустумом. Переговоры этих оппозиционеров, в частности, проходили в Турции в июне 2017 года – в то время, когда там находился Дустум. Тогда представители «Национального исламского движения Афганистана» сообщили прессе, что целью нового альянса может стать разработка программы политических реформ, стабилизация обстановки в Афганистане и совместная подготовка к президентским выборам. Утверждалось, что встреча политических оппонентов Кабула прошла не без помощи Турции. «Руку Анкары» наблюдатели видели и за возвращением генерала в Афганистан. Не стоит и упоминать, что сама история «изгнания» Дустума в Турцию была опутана паутиной слухов о том, что турецкое руководство согласилось принять генерала только на определенных – выгодных Анкаре – условиях.

«Не секрет, что и официальная Анкара испытывает большой интерес к тем событиям и процессам, которые происходят в Афганистане, – пояснил порталу «Афганистан.Ру» турецкий политолог Керим Хас. – Безусловно, речь прежде всего идет о вопросах безопасности, внимание к которым в последнее время немного снизилось из-за конфликта в Сирии и проблем, которые, в том числе и Турции, приходится решать на Ближнем Востоке. Терроризм, растущий наркотрафик, фактически существующий коридор между Пакистаном, Афганистаном и странами Центральной Азии по «переброске» боевых сил различных террористических организаций, в том числе через Турцию, Сирию в Афганистан — все эти вопросы в том или ином виде не могут не оказывать отрицательное влияние на вопросы безопасности, в том числе и Турции».

Эксперт также отмечает: «С другой стороны, именно Афганистан и центрально-азиатский коридор рассматриваются региональными и глобальными игроками как важнейший транзитный пункт, что не может не вызывать экономический интерес и у Турции, в том числе в виду близости к этому региону. К тому же, именно афганские беженцы, число которых превышает 170 тыс., составляют вторую в количественном измерении группу после вынужденных переселенцев из Сирии, и скорость потока лишь усиливается. Так, по данным турецкого МВД, лишь в первые 3 месяца 2018 г. количество афганских беженцев составило 30 тыс. Можно определенно утверждать, что и этот вопрос влияет на вопрос внутренней безопасности Турции».

Выборы

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
ОКИМБЕКОВ Убайд
САБИР Фахим
ФЕНЕНКО Алексей
Анита АХМАДИ
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
Все авторы