» После Кабульской конференции: Почему талибы молчат

Опубликовано: 15.03.2018 18:00 Печать

Движение Талибан

Автор: МОЖДА Ахмад Вахид

Об авторе: Вахид Можда, известный афганский политолог. – специально для «Афганистан.Ру»

В настоящее время афганские и мировые СМИ обсуждают предложение о примирении с «Талибаном», выдвинутое президентом Ашрафом Гани 28 февраля в ходе заседании конференции «Кабульского процесса». Заслуживает внимания молчание, с которым это предложение было встречено талибами. Некоторые аналитики расценили это молчание как свидетельство изменения в настроениях «Талибана» и заинтересованность талибов этим предложением. Другие сочли, что причиной молчания движения является непрочность его нынешней позиции: поскольку в рамках новой стратегии Дональда Трампа Пакистан и талибы подверглись давлению, последним не остается ничего другого, кроме как принять данную инициативу, чтобы избежать угрозы уничтожения.

С точки зрения «Талибана» этот план не принес ничего нового, и, реагируя на него, талибы заявили, что «президент проигнорировал их основное требование, то есть определение даты вывода иностранных войск из страны». Фактически президенту Афганистана известно, что для приведения «Талибана» за стол переговоров подобные программы являются бесполезными, и опыт легализации Исламской партии Афганистана, в прошлом являвшейся повстанческой группировкой, невозможно повторить в случае с талибами. Тем не менее, данное предложение действительно обладало беспрецедентным характером, поскольку президент на международной конференции официально признал «Талибан» оппозиционной политической группой и предложил движению возможность участвовать в распределении власти. Вероятно, именно эту часть данного плана талибы сочли своей победой и предпочли до поры до времени хранить молчание.

Ранее правительство Афганистана никогда не выдвигало конкретного плана примирения с талибами, даже во времена создания Высшего совета мира. Порой от движения требовали сложить оружие и сдаться, а в другие времена талибам предлагали отказаться от насилия и добиться политической власти демократическим путем в существующей политической системе.

Однако в целом мнение афганских властей сводилось к тому, что «Талибан» не является независимой политической группировкой и полностью контролируется правительством Пакистана. В бытность президентом Хамид Карзай неоднократно заявлял о необходимости оказать давление на Исламабад с тем, чтобы пакистанские силы уничтожили центры «Талибана» на своей территории. Глава государства полагал, что в этом случае талибы были бы вынуждены подчиниться требованиям правительства Афганистана. Но поскольку США уклонялись от давления на Пакистан, отношения между американской стороной и Карзаем начали охладевать. В итоге президент объявил, что ключ к миру в его стране находится в руках США и Пакистана, и пока в Афганистане не будет установлен мир, он не станет подписывать соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности с американской стороной. Таким образом, указанный документ был подписан в 2014 году с преемником Карзая.

Поначалу новый президент Ашраф Гани поначалу избрал путь, отличный от карзаевской стратегии, и приложил усилия для сближения с Пакистаном, чтобы побудить Исламабад привести талибов за стол переговоров. Но этого не случилось. Обнародование известия о смерти муллы Мохаммада Омара, основателя и лидера «Талибана», не позволило Пакистану привлечь представителей повстанческого движения к четырехсторонним переговорам при участии Афганистана, Китая и США, что привело к резкому ухудшению афгано-пакистанских отношений.

Если говорить об участии Высшего совета мира в решении данного вопроса, то в 2012 году ведомство опубликовало на английском языке дорожную карту, которая, как представляется, была разработана при помощи и с согласия Пакистана. Примечательно, что датой начала мирного процесса в документе было названо начало 2012 года, в то время как сам план был опубликован лишь в ноябре того же года.

«В 2015 году «Талибан», «Исламская партия» и другие вооруженные группировки сложат оружие, из состояния воюющих группировок трансформируются в политические группы и, в соответствии с Конституцией, будут играть активную роль в политическом процессе, включая участие в выборах, – утверждалось в тексте дорожной карты. – Политическая система Афганистана будет демократической и основанной на равенстве системой, в которой для достижения своих целей будут участвовать все стороны в мирном сосуществовании друг с другом и путем участия в политическом процессе в соответствии с Конституцией». Также программа предполагала полный вывод иностранных войск из Афганистана и передачу всех полномочий по обеспечению безопасности в стране местным силам.

В дорожной карте предусматривалось пять шагов, которые должны были быть пройдены с 2012 по 2015 год. Местом проведения переговоров должна была стать Саудовская Аравия, а Пакистану была отведена ключевая роль в привлечении талибов за стол переговоров. Однако поскольку в данном документе содержалось обещание вывода иностранных войск из Афганистана, этот план остался лишь на бумаге.

Основными условиями, которые ставит «Талибан» для начала переговоров с правительством Афганистана, являются определение даты вывода иностранных войск из Афганистана и аннулирование договора о безопасности с США. После этого должен стартовать внутриафганский диалог между «Талибаном» и правительством ИРА. Одновременно с началом переговоров в Афганистане устанавливается режим прекращения огня и прекращаются любые военные действия иностранных сил, присутствие которых до полного вывода из страны ограничивается пределами их баз. Талибы рассчитывают на то, что в рамках переговоров о формировании временного правительства будет достигнута договоренность о том, что районы, подконтрольные правительству и талибам, будут управляться единой администрацией, по согласованию сторон формируется орган, ответственный за наблюдение над прекращением огня, а заключенные будут освобождены из тюрем. Предполагается, что роль иностранцев в диалоге будет ограничиваться лишь функцией посредников. Изначально переговоры могут проводиться за пределами Афганистана, однако на последующих этапах по договоренности сторон должны проходить внутри страны. Для поддержки афганского мирного процесса талибы рассчитывают на организацию международной конференции, призванной положить конец опосредованным войнам в Афганистане и дать уверенность в продолжении экономической помощи стране. Ожидается, что подобная конференция также должна принять решение о судьбе иностранных боевиков, находящихся в рядах «Талибана».

Очевидно, что требования «Талибана» и афганских властей в значительной степени расходятся друг с другом, и молчание талибов в отношении мирной инициативы президента следует воспринимать как пренебрежение, а не как согласие. По этой же причине одновременно с конференцией «Кабульский процесс» талибы объявили о создании новых формирований своей группировки, то есть открыто заявили о том, что раньше делалось втайне, и это можно считать заявлением «Талибана» о готовности к новому этапу войны.

Большинство вновь сформированных групп составляют новые лица. В списках этих организаций почти не встречаются старые имена. После гибели Ахтара Мохаммада Мансура, руководившего «Талибаном» до мая 2016 года, ветераны движения уступили место следующему поколению. Таким образом, более молодые фигуры в рядах «Талибана» получили площадку и возможности для действий, что означало еще большую радикализацию движения. Формально «Талибаном» руководит маулави Хайбатулла Ахундзада, принадлежащий к старшему поколению, но фактически движением управляют такие молодые деятели движения, как Сираджуддин Хаккани и Мавлави Якуб.

С другой стороны, полное недоговоренностей и неясных моментов появление в Афганистане «Исламского государства» также заставляет талибов еще более осторожно относиться к выбору политического пути решения для выхода из войны. Повстанческое движение полагает, что любое потакание присутствию иностранных сил в стране будет означать развал движения «Талибан» и усиление «Исламского государства» [обе группировки запрещены в России – прим. «Афганистан.Ру»].

Внутри самой афганской власти также имеются многочисленные сложности. До сих пор не решена проблема взаимоотношений между центром и Балхом. Остаются неизменными разногласия между лидерами правительства, в том числе и по вопросам, являющимися намного более простыми, чем примирение с талибами. Между тем для того, чтобы призвать талибов к миру, требуется широкий национальный консенсус, и одной лишь словесной поддержки со стороны нескольких участников Кабульской конференции недостаточно для того, чтобы принудить талибов присоединиться к мирному процессу. И хотя официальный Кабул пытается представить присоединение «Исламской партии» Гульбеддина Хекматьяра к правительству в качестве успешного опыта достижения взаимопонимания и компромисса с вооруженной оппозицией, до сих пор не ощущается каких-либо сигналов того, что «Талибан» сочтет этот пример обнадеживающим.

Вооруженная оппозиция

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
ФЕНЕНКО Алексей
СЕРЕНКО Андрей
ЭБАДИ Сагар
ДУБНОВ Аркадий
КОСТЫРЯ Анатолий
Все авторы