» Кризис в Афганистане: ключ к решению – в руках региона

Опубликовано: 22.11.2017 15:55 Печать

В центре внимания конференции «Политический и межэтнический кризис в Афганистане. Вызовы и возможности для стран региона», которая прошла 20 ноября в здании ЦСИ при президенте Таджикистана, находились факторы, которые влияют на динамику афганского конфликта, а также пути его решения. Участниками научного мероприятия, организаторами которого выступили Московский центр Льва Гумилева и общественный фонд «Диалог цивилизаций», стали исследователи, дипломаты и чиновники из России, Таджикистана и самого Афганистана.

Выступая на конференции, эксперты не обошли стороной такую масштабную для Афганистана проблему, как наркотики. Так, директор российского Центра Льва Гумилева Павел Зарифуллин поставил экономическую зависимость Исламской Республики от производства запрещенных веществ в один ряд с политической напряженностью, которая связана преимущественно с предстоящими выборами. «Как в России «две беды – дураки и дороги», так и в Афганистане, из длинного списка «бед» можно вычленить две основные – наркотики и выборы, — заметил аналитик. — В 2017 году в Афганистане было произведено рекордное количество опиума, по данным мониторинга Управления ООН по наркотикам и преступности, который осуществляется с 1994 года. В этом году для выращивания мака было использовано 328 000 гектаров земли, что почти на половину больше, чем в предыдущем «рекордном» 2014 году».

По тем данным, которые привел Павел Зарифуллин, в этом году опий выращивали в 24 из 34 провинций Исламской Республики, хотя в 2016 году их число составляло 21. «Миллиардные вливания западных стран в локальные проекты по борьбе с производством наркотиков привели к обратному эффекту, — полагает директор Центра Льва Гумилева. — К примеру, за последние 10 лет в «производственную зону» Гельманда США и Великобритания, в надежде на сокращение финансирования талибов, вкладывали от $12 до $18 млн в год в проекты, направленные на быстрое и значительное сокращение культивирования опийного мака». Это усилило культивирование опия в бывших пустынных районах, где урожайность начала превышать проектное сокращение уже в 2011 году, заключил эксперт. «Существует множество причин для укрепления «наркотической» экономики в Афганистане, в первую очередь – это политическая нестабильность, отсутствие государственного контроля на большей части территории страны, незащищенность населения и коррупционная составляющая в правительстве», — отметил Павел Зарифуллин.

При этом, с точки зрения аналитика, нельзя не учитывать, что с ростом производства мака в афганских провинциях усиливаются и антиправительственные настроения, поскольку возвращение государственного контроля приведет к возобновлению запрета на выращивание опиума и откинет местное население за черту бедности.

Другой акцент Павел Зарифуллин сделал на той обстановке, которую создает подготовка к выборам в Афганистане. «Парламентские выборы и выборы в уездные советы должны состояться в 2018 году, — напомнил эксперт. — Президентские выборы должны состояться в 2019 году. В связи с этим в стране накаляется обстановка, что еще больше затрудняет подготовку. Недавно сформированный оппозиционный правительству координационный совет политических сил, в состав которого вошли представители практически всех ведущих политических формирований страны, потребовал полной замены членов выборных комиссий, что приведет к невозможности проведения выборов в назначенный срок». Производство запрещенных веществ и укрепление оппозиционных настроений эксперт считает определяющими факторами, которые могут привести к распространению насилия в стране. В этой ситуации, полагает аналитик, только возможность проведения справедливых выборов, приход к власти нового некоррумпированного правительства, рост альтернативной экономики с участием стран региона позволят сократить финансовые ресурсы вооруженных группировок и вывести страну из кризиса. «Однако вопрос как привести к власти некоррумпированных лидеров, и как следствие сократить культивирование мака в стране, в текущих условиях по-прежнему остается неясным», – отметил Павел Зарифуллин.

Безусловно, в данных условиях для разрешения кризиса важна консолидация усилий всех ключевых региональных игроков. Так, депутат парламента от провинции Бадахшан Залмай Муджадиди в своем выступлении призвал Россию, Китай, Иран, Индию и Турцию интегрировать свои усилия по борьбе против экстремизмом в Афганистане. «Война, которая продолжается в Афганистане имеет далеко идущие последствия не только для самого Афганистана, но и для всего Центрально-азиатского региона, — заметил политик. — К сожалению, страны, которые публично выступают против терроризма, негласно поддерживают террористические группировки, такие как ИГИЛ и «Талибан» (группировки запрещены в РФ – «Афганистан.Ру»), преследуя свои экономические и политические цели. В Афганистане нет никаких предпосылок для военного присутствия западных государств, кроме экономических интересов». Депутат заметил, что силы НАТО находятся в Афганистане в течение 16 лет, однако страна по-прежнему не развивается.

«Силовыми методами НАТО не сможет принести мир в Афганистан, — убежден Залмай Муджадиди. — Ни в Ираке, ни в Сирии они не смогли добиться своей цели. Без помощи России и Ирана, сложно было бы разгромить сирийских экстремистов. Необходимо, чтобы мировое сообщество объединило усилия и координировало свои действия, только тогда возможна победа над глобальным терроризмом. Вклад каждой страны в процесс установления мира и возникновения предпосылок к экономическому росту Афганистана очень важен, Таджикистан также может повлиять на ситуацию как Россия или США». Для решения кризиса, с точки зрения политика, необходимо, во-первых, организовать регулярные региональные встречи центрально-азиатских государств и ключевых международных игроков, где каждая страна примет на себя часть ответственности за происходящее в Афганистане. «В противном случае, странам региона не избежать угрозы со стороны тысяч боевиков ИГИЛ, — полагает Залмай Муджадиди. — Спонсоры терроризма нацелены использовать эти группировки против наших соседей, поэтому наши соседи не должны относиться к событиям в Афганистане как к чему-то, что их не коснется. Во-вторых, наши соседи, Россия, Китай, Турция и Иран должны оказать политическое давление на Исламабад, чтобы Пакистан прекратил свое вмешательство во внутренние дела Афганистана».

В свою очередь, директор российского Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар, выступая, назвал основные факторы, влияющие на динамику афганского кризиса, разделил развитие ситуации постталибского периода в военно-политическом плане и социально-экономической сфере на три этапа и также указал на важность региональной интеграции. «На самом деле, почему реализация боннской дорожной карты не дала ожидаемого результата? С моей точки зрения западные авторы афганской стратегии были уверены, что если в Афганистане заработает конституция, государственные институты, будут избраны президент и парламент, появится гражданское общество, то автоматически решатся все проблемы, в том числе, проблемы безопасности, экономические трудности и т.д., — предположил аналитик. — На сегодняшний день очевидно, что они не учли в своей стратегии ни афганские традиции, ни сложную межрегиональную структуру».

Подходы к ситуации в Исламской Республике у Ирана, Китая, Индии и России совершенно разные, заметил эксперт. «Поэтому я поддерживаю идею о проведении региональной конференции, где будет выработан единый подход к афганской проблематике на уровне региона», — заявил Омар Нессар. По мнению аналитика, политические силы современного Афганистана можно разделить на две группы: моджахедов и технократов. В развитии политического процесса при этом важную роль играет этно-племенной фактор, считает эксперт. «После 2001 года межэтнические противоречия плавно перешли из бытового уровня в политическую плоскость. Афганские политики на выборах разыгрывают в основном этническую карту и из года в год эта тенденция усиливается. Поэтому, судя по всему, в ближайшее время влияние этнического вопроса на политические процессы в Афганистане будет только расти», – отметил Омар Нессар. По мнению директора ЦИСА, Афганистан находится на пути поиска оптимальной модели своего развития. «Это поиск и фиксирование баланса интересов между различными этническими группами внутри страны, между интересами внешних игроков, включая интересы глобальных игроков и странами региона, наконец, между проектами «консервативной реакции» и «западной модернизации», продвигаемыми различными политическими силами», — заключил аналитик.

Участники конференции не смогли обойти стороной такой фактор, как присутствие «Исламского государства». Так, таджикский профессор, доктор филологических наук Абдунаби Саторзода отметил: «Многие, в частности сами афганцы, склонны преуменьшать значение появления боевиков ИГИЛ на территории Афганистана, считая игиловцев теми же самыми талибами, которые сменили белый флаг на черный. В настоящее время в Афганистане действительно появилось большое количество различных антиправительственных группировок, которых все для упрощения называют антиправительственными элементами или “талибами”».

Причиной того, что многие инициативы, которые было выдвинуты на международных переговорных площадках, так и не были реализованы, профессор назвал фрагментированность движения «Талибан». «Причиной тому именно большая фрагментация «талибов» на отдельные автономные бандитские формирования без единого руководства и четкой политической программы, которые выполняют «спонсорские заказы», — полагает Абдунаби Саторзода. — И пока эти различные спонсоры не сядут за стол переговоров с афганским правительством, и не договорятся между собой, ситуация в Афганистане не изменится. В случае начала переговорного процесса со спонсорами, все остальные вопросы, такие как политическое устройство и экономическое становление Афганистана, разрешатся сами собой».

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

Игорь СУББОТИН
МЕХДИ Михяуддин
КОСТЫРЯ Анатолий
КОНДРАТЬЕВ Алексей
ФЕНЕНКО Алексей
ГЕРАСИМОВА Алевтина
Все авторы