» Саид Масуд: Афганистан должен избежать монополии США на инвестиции в горную промышленность

Опубликовано: 08.10.2017 16:53 Печать

На недавней встрече президентов Афганистана и США, состоявшейся на полях Генеральной Ассамблеи ООН, главы государств обсудили возможности инвестиций в разработку афганских месторождений. По оценкам специалистов, совокупная стоимость залежей полезных ископаемых, расположенных в различных районах страны, составляет около триллиона долларов, и новый американский лидер Дональд Трамп проявил заинтересованность в сотрудничестве с Афганистаном в горнопромышленной сфере. Ранее заинтересованность в инвестициях на данном направлении проявили Китай, Индия и Канада.

Некоторые источники утверждают, что решение Трампа о продлении присутствия в Афганистане связано именно с его интересом к афганским месторождениям. Согласно анонимным отчётам, советники президента США рекомендовали ему заняться разработкой колоссальных природных ресурсов Афганистана, которые могут быть использованы в производстве инструментария для новых технологий.

В специальном интервью порталу «Афганистан.Ру» экономист и профессор Кабульского университета доктор Саид Масуд рассуждает о причинах заинтересованности США в разработке афганских месторождений и оценивает вызовы, которые может повлечь за собой американская монополия на инвестиции в афганские горнодобывающие программы.

Афганистан.Ру: Господин Масуд, как известно, на недавней встрече президентов США и Афганистана обсуждались перспективы инвестиций в разработку афганских минеральных месторождений. Что, по Вашему мнению, привлекло внимание американской стороны к афганским ресурсам?

С.М.: Сейчас объем внешних инвестиций в афганскую экономику практически равен нулю, и руководство страны пытается привлечь внимание иностранных инвесторов, но в этом отношении все не так просто. Есть много проблем, которые мешают нам предпринимать шаги в этой области, и одна из них состоит в повышенном внимании к афганскому вопросу со стороны государств региона и мира.

Я опасаюсь, что решение предоставить огромные неразработанные минеральные ресурсы Афганистана в распоряжение американцев станет отправной точкой, которая в еще большей степени побудит соседние страны к вмешательству и получению аналогичных возможностей для инвестиций. Иран, Пакистан, Индия, Китай и Россия мгновенно отреагируют на американские инвестиции в месторождения Афганистана и вступят в игру. У вышеперечисленных государств немало сторонников в рядах правительства и оппозиции, и это может повлечь за собой провал проекта инвестиций. Именно по этой причине наблюдаются сложности с реализацией проектов медного месторождения Айнак, Лазуритового коридора, железорудного месторождения Хаджигак, CASA-1000 и ТАПИ.

Для осуществления инвестиций в афганские природные ресурсы необходимо сильное внутреннее управление. В отсутствие подобного здорового и правильного управления инвестиции приведут к обратному результату, как это и происходило на протяжении последних шестнадцати лет. Афганский вопрос не ограничивается только внутренними и региональными рамками – это международная тема. Любой проект в нашей стране сможет быть успешным лишь в том случае, если в нем будут объединены афганские национальные, региональные и международные интересы. Если этого объединения не произойдет, возникнет противоречие интересов, которое приведет к провалу проекта.

Афганистан.Ру: На чем, по Вашему мнению, может быть основано или построено подобное единство интересов?

С.М.: Главным пунктом для нас должно стать избавление от монополизма и формирование национального государства в рамках национальных интересов. Такое государство до сих пор не сформировано. Мы до сих пор не обзавелись стабильной экономической стратегией. Все решения принимаются кабинетом министров, которым фактически руководит президент. Никто не может противодействовать решению президента, каким бы оно ни было. Все, что исходит из кабинета министров, на 99% является отражением личной точки зрения президента. Доктор Ашраф Гани выдвигает план, а остальные его утверждают, не имея никакой возможности для высказывания собственного мнения. Именно поэтому в один день мы дружим с Пакистаном, в другой – враждуем. В один день сближаемся с Индией, а на следующий день все возвращается назад.

Мы не должны формулировать национальные интересы Афганистана с оглядкой на национальные интересы внешних государств. Наши национальные интересы требуют, чтобы мы использовали инструменты и средства соседних стран, а также капиталы мирового сообщества и Запада. Я доверяю точке зрения таких личностей, как доктор Спанта, которые убеждены, что на первое место надо ставить не западные страны, а соседние и региональные государства, такие как Россия, Иран и Пакистан, но все же полагаю, что нам также следует иметь глубокие связи с мировыми державами. Следует предоставить долю каждому государству. Мы даже можем отдавать предпочтение некоторым странам, но мы не вправе игнорировать региональные государства. В прошлом было доказано, что чрезмерное предпочтение, отданное одной стране, обходится слишком дорого. И сейчас, если мы предоставим горнорудные проекты в распоряжение одних американцев, мы подтолкнем русских, китайцев, индийцев, иранцев и пакистанцев к противодействию этим проектам. Это нанесет ущерб национальным интересам Афганистана. Мы должны заключать не политические, а экономические сделки.

Трамп стремится добиться положительного торгового баланса для Америки и с этой целью оказывает весьма серьезное давление на Саудовскую Аравию, Южную Корею и европейские страны, принуждая их учитывать инвестиции и интересы Америки. Однако в отношении афганских месторождений предложение об инвестициях исходило не от Трампа, а от президента Афганистана.

Афганистан.Ру: Инвестиции в некоторые афганские проекты оказались неудачными. К таким неудачам можно отнести проект разработки медного месторождения Айнак, по которому существовала договоренность с китайцами. Работы по осуществлению проекта быстро продвигались вперед, но неожиданно все остановилось. Вы полагаете, что причиной неудач подобных проектов стала глобальная политическая конкуренция?

С.М.: Со стопроцентной вероятностью можно утверждать, что фактором, способствовавшим провалу проекта Айнак и других проектов в горнорудной области, стала глобальная конкуренция. Китаю не удалось продвинуть данный проект, несмотря на то, что он действовал заодно с Пакистаном. Сейчас в области инвестиций решающее значение имеет прибыль. Китайцы поняли, что в условиях царящей жесткой конкуренции им не удастся извлечь прибыль из данного проекта.

Правительство Хамида Карзая, случайно или запланировано, ввело в обиход любопытную игру с участием Китая и Индии. Эта игра предусматривала запуск нескольких важных проектов. Было решено, что медное местрождение Айнак будут разрабатывать китайцы, а железорудное месторождение Хаджигак – индийцы. Нефтегазовые месторождения на севере Афганистана были отданы китайцам, а строительство плотины «Салма» в Герате – индийцам. По условиям данной игры предполагалось, что пока одна из стран занимается практическим осуществлением того или иного проекта, другая страна уже работает над следующим.

Если такая игра ведется здоровыми, а не убийственными методами, она может быть очень эффективной. Конкуренция между странами способна вызвать качественный рост нашей экономики. К несчастью, мы этого не делаем. Мы падаем на колени то перед Западом, то перед Востоком, и, к сожалению, до сих пор не сумели найти правильного баланса для своих внешних связей. Этот баланс надо выработать. Он появится тогда, когда мы будем придерживаться современной стратегии. Такая стратегия до сих пор не создана. Также отсутствует и политический курс. Поэтому иностранные инвестиции в нашу страну после вывода иностранных сил и прихода Правительства национального единства стремятся к нулю. Если американцы будут инвестировать в нефтегазовые месторождения на севере, это стимулирует русских и китайцев. Если они вложат свои капиталы в проекты на востоке и юге, это ощутят Пакистан и Китай. Наш регион опасен и чувствителен.

Трамп так же, как большинство западных политиков, до сих пор не понимает, что собой представляет Афганистан. Действия Трампа похожи на действия Брежнева. Он смотрит на все через амбразуру экономики. Согласно одной английской мудрости, экономист, смотрящий на мир сквозь призму экономики, не кто иной, как безумец. Кроме того, мы забываем, что у нас есть отечественные инвесторы, которые могли бы работать с небольшими месторождениями.

Афганистан.Ру: Почему тема афганских месторождений, которая до сих пор оставалась без внимания, неожиданно привлекла к себе внимание американцев?

С.М.: Страны, которые приходили в Афганистан, не рассматривали нашу страну с точки зрения экономики. С экономической точки зрения Афганистан не та страна, которая могла бы заинтересовать западных и американских инвесторов. То же самое касается и Китая. Для русских мы также не представляли и не представляем никакого экономического интереса. Все эти государства оценивают Афганистан с геополитической точки зрения. Наш регион является местом, где соединяются Южная, Средняя, Центральная и Восточная Азия. Все влиятельные страны хотели бы иметь в своем распоряжении этот коридор. Один из американских экономистов сказал замечательные слова: «Держава, которая получит в свое распоряжение этот регион, будет держать в руках весь мир».

Также есть целый ряд внутренних факторов, благодаря которым мы не извлекаем выгоду из своих месторождений. Один из них состоит в том, что мы глубоко увязли во внутренних распрях. Руководство Афганистана не осознает, что это является жизненно важной проблемой. Лидеры страны тратят первые годы своего правления на то, чтобы укрепить свою власть. Такое положение дел сложилось еще при докторе Наджибе и продолжается до сих пор.

Во-вторых, мы не используем специалистов. Я уже говорил доктору Гани, что мы являемся страной безработных специалистов, где врач вынужден работать инженером, а экономист – юристом. Третий фактор заключается в том, что люди не хотят ничего делать самостоятельно и ожидают помощи извне. Мы превратились в рынок сбыта товаров из соседних стран, Ирана и Пакистана.

В-четвертых, есть стратегия под названием «разори соседа». К сожалению, этой стратегии придерживаются соседние с Афганистаном государства. Такие страны, как Иран и Пакистан, заинтересованы в том, чтобы их сосед вечно оставался рынком сбыта для их товаров.

Важным моментом является и то, что государственные чиновники, к сожалению, обманывают народ. Целых шесть лет говорили о предоставлении Индии железорудного проекта «Хаджигак», однако теперь индийцы утверждают, что этот контракт так и не был подписан.

Один афганский бизнесмен был готов вложить миллиард долларов в освоение месторождений Афганистана, но правительство оставило его просьбу без внимания. По той же причине остаются неосвоенными месторождения известняка, драгоценных камней, серебра и т.д. Один из бандитов незаконно и негласно освоил три золотоносных месторождения и полностью их истощил. Но с контрабандистами золота никто не хочет иметь дело, потому что они являются могущественными людьми. Я тоже не могу раскрывать их имена, так как одну из моих дочерей убили, и вторую также могут убить.

Каждое месторождение Афганистана принадлежит тому или иному крупному бандиту, на которого никто не может найти управу. Для этого необходимо иметь сплоченное национальное правительство. Во времена Карзая власть находилась в руках семи или восьми человек. Сейчас она поделена между двумя людьми. Анархия в структуре афганской власти достигла своего апогея. В результате – один политический курс нейтрализуется другим политическим курсом.

Афганистан.Ру: В заключение хотелось бы спросить, может ли разработка хотя бы части месторождений Афганистана решить экономические и социальные проблемы страны, в особенности проблему бедности?

С.М.: Из всех природных ресурсов Афганистана обеспечить экономическую стабильность страны могут только железо, нефть, газ и вода. Стоимость подземных минеральных ресурсов Афганистана оценивается приблизительно в три триллиона долларов. Между тем, если из этих трех триллионов долларов мы сможем правильно распорядиться хотя бы одним, этого будет достаточно для того, чтобы обеспечить идеальные условия жизни для 30 миллионов граждан страны. У нас есть 12% пахотной земли, а также 75 миллиардов кубометров воды, которые по весьма точным подсчетам способны накормить 175 миллионов человек. Таким путем мы можем создать базовую экономику и от нее перейти к экспортной. В вопросах развития нам следует использовать в качестве модели опыт таких стран, как Южная Корея, Китай и Иран.

Все зависит от самого афганского народа, который должен начать работать. Американцев мало заботит, удастся ли Афганистану достичь развития и прогресса или же нет.

Афганистан.Ру: Спасибо, господин Масуд.

Беседу вел Муджтаба Амири

Горная промышленность

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

НЕКРАСОВ Вячеслав
САБИР Фахим
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
МОХАММАД Дауд
ОКИМБЕКОВ Убайд
КОРГУН Виктор
Все авторы