» Война без сроков и победы: в чем интрига стратегии Трампа по Афганистану

Опубликовано: 24.08.2017 20:24 Печать

Трамп

Автор: Игорь СУББОТИН

Отказ от метода государственного строительства в Афганистане и обещание больше не «экспортировать» демократии за рубеж стали наиболее резонансными пунктами выступления американского президента Дональда Трампа, посвященного «афганской» стратегии. Глава Белого дома заявил, что контингент США будет вынужден остаться в Исламской Республике, однако ее мирное будущее, по уверению президента, целиком и полностью находится в руках афганцев. При этом Трамп не исключил договоренностей с «Талибаном» в отдаленной перспективе.

В начале своего спича Трамп сообщил, что пришел к трем выводам об основных интересах США в Афганистане. По его оценке, Америка должна стремиться к достойному и устойчивому результату своей политики в Исламской Республике. Быстрый вывод военного контингента вызовет непредсказуемые последствия, уверил Трамп. «Торопливый уход создаст вакуум для террористов, включая «Исламское государство» и «Аль-Каиду» (запрещены в РФ – «Афганистан.Ру»), который быстро заполнится так же, как и до 11 сентября. Как мы знаем, в 2011 году Америка поспешно и ошибочно вышла из Ирака. В результате завоеванные нами надежды оказались в руках террористов. Наши военные смотрели, как города, за освобождение которых они сражались и проливали кровь, были захвачены». В Афганистане США не могут повторить таких ошибок, заключил Трамп.

Угроза безопасности выходит далеко за пределы Афганистана, убежден президента США. «Сегодня в Афганистане и в Пакистане действуют двадцать признанных в Соединенных Штатах террористических группировок, — заявил глава Белого дома. – Это высочайшая концентрация в регионе и в мире. Пакистан часто предоставляет убежище посланникам хаоса, насилия и террора». По мнению Трампа, угроза для региона велика еще и оттого, что Пакистан и Индия обладают ядерным оружием, и их отношения несут в себе потенциал конфликта. «Мы больше не можем молчать о пакистанских убежищах для террористических организаций, представляющих угрозу для региона и для тех стран, которые находятся за его пределами», – сообщил Трамп. Он пообещал, что пакистанской стороне предстоит выбрать – получить выгоду от сотрудничества с Америкой в вопросе сохранения безопасности или проиграть, продолжив прежнюю политику.

Стержневой составляющей новой американской стратегии станет отказ от ограничения военной миссии по срокам. «Я неоднократно говорил, насколько контрпродуктивно то, что США заранее объявляют даты, – напомнил американский президент. – Мы не будем говорить о численности войск или о наших планах по дальнейшей военной деятельности. Ситуация на земле, а не произвольные расписания, будет определять нашу стратегию с этого момента. Враги Америки никогда не должны знать о ее планах». При этом глава Белого дома заявил: другим основополагающим элементом новой стратегии станет слияние различных инструментов власти — дипломатических, экономических и военных. «Когда-нибудь, после эффективных военных усилий, вероятно, будет возможно политическое урегулирование, которое включает в себя элементы «Талибана» в Афганистане. Но никто не знает, когда это произойдет», – заявил Трамп

Соединенные Штаты не намерены отказываться от помощи афганскому правительству, в то же время уверил американский лидер. «Но в конечном счете, народ Афганистана должен взять на себя ответственность за свое будущее, за управление своим обществом и за достижение мира, – отметил Трамп. – Мы являемся партнером и другом, но мы не будем диктовать афганскому народу, как жить и как управлять своим собственным сложным обществом». Глава Белого дома пообещал больше не использовать военную силу для «экспорта» демократических ценностей в другие страны или переформатирование других государств по американскому образу и подобию. «Эти дни уже прошли, – уверил Трамп. – Вместо этого мы будем работать с нашими союзниками и партнерами для защиты наших общих интересов».

Разъясняя выступление американского президента, госсекретарь Рекс Тиллерсон дал понять, что в ходе афганской кампании могут быть применены различные военные меры. «Я не буду комментировать, что туда могло бы входить, – заявил глава Госдепа, отвечая на вопрос журналистов о том, включает ли план Трампа гипотетические удары по территории Пакистана. – Однако президент дал ясно понять: мы будем защищать американские войска. Мы будем атаковать террористов, где бы они ни находились. Мы предупредили людей: если вы укрываете и предоставляете укрытие террористам, будьте осторожны. Будьте аккуратны. Мы будем взаимодействовать с теми, кто обеспечивает убежища, мы попросим их перестать делать то, что они делают, и помочь нам. Потому что, на мой взгляд, лучшим благодетелем, помимо самого афганского народа, для достижения стабильности и мира в Афганистане, является народ Пакистана».

«Президент США обратился к нации по поводу Афганистана в терминах, которые были определенно его собственными, но с основным сигналом, идущим в мейнстриме американской политики национальной безопасности, – заявил порталу «Афганистан.Ру» старший научный сотрудник RAND Джеймс Доббинс, занимавший с 2013 по 2014 гг. пост спецпредставителя США по Афганистану и Пакистану. – Такое заявление могла бы сделать и Хиллари Клинтон, если бы прошлогодние выборы прошли по-другому. Президент говорил о выигрыше и предложил «план победы». Но победа была определена как отсутствие поражения, то есть как препятствование «Талибану» в достижении победы. Еще президент настоял на том, что его администрация не будет участвовать в государственном строительстве, но в то же время пообещал, что США продолжат обеспечивать военную и экономическую помощь афганскому правительству. Обама тоже отвергал государственное строительство, но не на практике».

Афганская стратегия Трампа отличается от стратегии его предшественника в нескольких ключевых аспектах, отмечает аналитик. «Во-первых, он сказал, что американские обязательства в Афганистане будут обусловлены ситуацией, нежели сроками, – указал Доббинс. – Это именно то место, где остановился Обама, правда, после долгого повторения «дедлайнов» по выведению войск. Трамп определил эти условия как уничтожение ИГ, разгром «Аль-Каиды» и предотвращение победы «Талибана». Последнее значительно превышало то, под чем готов был подписаться Обама. В действительности, в 2014 году он объявил конец американских операций и вычеркнул «Талибан» из будущих целей. Трамп также занял более жесткую линию по отношению к Пакистану и пригрозил сильнее привлечь Индию для того, чтобы уравновесить пагубное пакистанское влияние. Приведет это к тому, что Пакистан отстранится, или к тому, что он удвоит свою поддержку талибам, будет видно, однако жесткая президентская линия отражает долгое разочарование в американском разведывательном сообществе по поводу поведения Пакистана».

Эксперт указывает на то, что американский президент не упомянул в своем заявлении важных региональных акторов – Россию, Китай и Иран. Впрочем, на вопрос, направлена ли «афганская» стратегия Трампа против КНР, Доббинс ответил отрицательно.
В российской экспертной среде смотрят на озвученную стратегию США критически. «Отношение к ней скептическое, – заявил «Афганистан.Ру» заведующий Центром научно-аналитической информации Института востоковедения РАН Николай Плотников. – Это намерение решать все только силой. Там нет никаких посылов, возможностей для диалога и для поиска мирных путей решения афганской проблемы». Аналитик выразил убеждение, что вооруженный конфликт можно разрешить только путем переговоров, условия для которых может обеспечить мировое сообщество.

НАТО Россия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

СЕРЕНКО Андрей
КАМЕНЕВ Сергей
КОРГУН Виктор
Владимир ЕВСЕЕВ
ЭБАДИ Сагар
ГЕРАСИМОВА Алевтина
Все авторы