» АКЦЕНТЫ НЕДЕЛИ: Политический процесс в Афганистане 19-30 июня 2017 года

Опубликовано: 03.07.2017 18:44 Печать

1.Пекин пытается с помощью Кабула спасти Исламабад от американского прессинга. 24-25 июня министр иностранных дел Китая Ван И совершил рабочие поездки в Кабул и Исламабад. В ходе интенсивного сеанса челночной дипломатии глава китайского внешнеполитического ведомства, помимо продвижения двусторонних отношений, занимался «осуществлением посредничества для содействия улучшению отношений Афганистана и Пакистана и содействия процессу мирного урегулирования в Афганистане». Ван И встретился с президентом Исламской Республики Афганистан (ИРА) Мохаммадом Ашрафом Гани, главой исполнительной власти страны доктором Абдуллой Абдуллой, министром иностранных дел ИРА Салахуддином Раббани, секретарем Совета национальной безопасности (СНБ) ИРА Мохаммадом Ханифом Атмаром, а также советником премьер-министра Пакистана по иностранным делам Сартаджем Азизом. По итогам этих встреч было объявлено о том, что Афганистан, Китай и Пакистан договорились о трехстороннем региональном диалоге по вопросам региональной кооперации на уровне министерств иностранных дел: «Стороны согласны предпринимать совместные усилия для поддержания мира и стабильности в регионе, улучшать взаимодействие в вопросах безопасности, экономики и развития. Афганистан и Пакистан желают улучшить свои взаимоотношения, укрепить взаимное доверие и сотрудничество, в частности, в борьбе с терроризмом. Китай надеется, что Афганистан и Пакистан смогут поддерживать добрососедские отношения и готов предоставить необходимую для этих целей поддержку обеим сторонам. Афганистан и Пакистан создадут механизм урегулирования кризисов, а также обмена информацией для борьбы с терроризмом и другими проблемами в регионе. Кабул и Исламабад будут выстраивать отношения посредством диалога и консультаций, избегая создания излишней напряженности, которая может негативно повлиять на их отношения. Китай будет оказывать необходимую поддержку диалогу двух стран». «Таким образом, стороны договорились о создании диалогового механизма на уровне министерств иностранных дел для эффективного сотрудничества в различных сферах взаимного интереса, начиная с экономического сотрудничества, — отмечается в официальном пресс-релизе. — Стороны согласны, что мир и воссоединение являются путем к решению афганского вопроса, который не может быть решен насильственным путем. Китай и Пакистан поддерживают ведущую роль афганского правительства в этом процессе и готовы оказать (Афганистану) помощь на этом пути. Стороны так же призывают боевиков Талибана как можно скорее присоединиться к мирному диалогу». Участники встреч в Кабуле и Исламабаде пришли к выводу о том, что «для поддержания процесса примирения в Афганистане было бы целесообразно возобновить работу Группы для контактов Афганистана и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)». «Пекин в очередной раз пытается примирить Кабул и Исламабад, — комментируют итоги июньской челночной дипломатии Ван И афганские эксперты. – На самом деле, речь идет о стремлении принудить дипломатическими средствами афганское руководство к компромиссу с Пакистаном, причем, нет сомнений в том, что Пекин в данном случае играет в паре с Исламабадом, которого Ван И публично назвал «всепогодным партнером Китая». Афганистан такой оценки китайского дипломата не удостоился». По мнению эксперта Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, «повышенный интерес китайцев к снятию напряженности в афгано-пакистанских отношениях, скорее всего, связан с ужесточением американской позиции в отношении Исламабада и с предстоящим обнародованием новой стратегии США по борьбе с терроризмом в ИРА и регионе в целом»: «Эта стратегия, как полагают некоторые наблюдатели, будет предусматривать усиление военно-политического и экономического давления Вашингтона на Пакистан. Сторонниками такого давления выступают и многие афганские политики. Возможные санкции против Пакистана, как спонсора терроризма и союзника Талибана, не соответствуют интересам КНР, для которого партнерство с Исламабадом является важным элементом реализации стратегии «Нового Шелкового пути». В Пекине понимают, что возможные американские санкции против Пакистана станут также давлением на китайские планы в регионе. Чтобы купировать эту угрозу, китайцам важно изменить позицию официального Кабула, риторику которого успешно использует Вашингтон. Так, что, примиряя Кабул и Исламабад, Пекин, на самом деле, заботиться, прежде всего, о собственных интересах в регионе. Однако, для того, чтобы спасти Исламабад от возможного американского прессинга, китайцам необходимо очень быстро получить результат от своей челночной дипломатии. И, конечно, наиболее убедительным ее успехом стало бы получение согласия у лидеров Талибана на прямые переговоры о мире с официальным Кабулом. В этом случае, у США были бы выбиты из рук серьезные козыри, прежде всего, с точки зрения обоснования наращивания военного присутствия в ИРА и критики пакистанской политики».

2.«Исламское государство» в Афганистане объявило войну Талибану и России. В конце июня представители «Вилаята Хорасан» (афганского отделения «Исламского государства», ИГ) сделали два заявления, объявив войну движению Талибан и Российской Федерации. Как сообщило 26 июня информационное агентство ANI, сведения о том, что сторонники ИГ объявили о ведении боевых действий против талибов, появились в средствах массовой информации ИРА со ссылкой на одного из командиров «Вилаята Хорасан»: «Высокопоставленный командир ИГ заявил, что «талибы предают ислам» и призвал сторонников халифата расправляться с боевиками Талибана и захватывать их имущество. Кабульские эксперты, комментируя ситуацию, напоминают, что талибы и боевики «Исламского государства» начали враждовать еще в 2015 году: «С тех пор сторонники двух группировок ведут борьбу, как с помощью пропаганды и переманивания друг у друга боевиков, так и ведя открытые боевые действия. Вполне вероятно, что очередное объявление джихада со стороны боевиков ИГ предвещает новую волну вооруженных столкновений с талибами в различных районах Афганистана, что приведет к еще большей дестабилизации обстановки. Заложником таких междоусобных войн становится, прежде всего, гражданское население в сельской местности – на протяжении последних двух лет зафиксировано множество случаев, когда боевики враждующих группировок в ходе передела территорий расправлялись с местным населением». Почти одновременно с объявлением войны Талибану, лидеры «Вилаята Хорасан» через специально снятый видеоролик заявили о начале джихада против России и пригрозили совершить теракты на российской территории. В видеоролике ИГ также присутствуют сцены казни боевиками халифата нескольких мужчин, которые по-русски сказали о том, что являются агентами российских силовых структур (после этого признания одни из них были обезглавлены, другие убиты выстрелами в затылок). Судя по высказываниям представителей ИГ, объявление ими джихада России является местью за российскую военную операцию в Сирии и за попытки внедрения своих агентов в ряды боевиков «Вилаята Хорасан». Некоторые кабульские эксперты обратили внимание на то, что заявление сторонников ИГ было сделано вскоре после того, как российские представители сообщили о гибели халифа «Исламского государства» Абу Бакра аль-Багдади в результате воздушного удара ВКС РФ: «В этом смысле объявление ИГ джихада России является местью за смерть аль-Багдади». По сообщению одного из американских интернет-порталов, ссылающегося на источники и экспертов в спецслужбах США, «афганский филиал ИГ (ISIS), известный как ISIS Khorasan, неустанно вербует в свои ряды молодых русских и русскоязычных мусульман из Центральной Азии»: «По оценкам афганских и американских спецслужб речь идет о нескольких сотнях человек. Не удивительно, что российская разведка пыталась проникнуть в ряды ИГ в Афганистане или привлечь агентов для сбора информации об этой террористической сети. Но вмешательство России в регионе выходит далеко за рамки озабоченности Москвы в отношении ИГ». Пакистанский военный аналитик, бригадный генерал в отставке Махмуд Шах заявил СМИ, что «Россия, Пакистан и Китай нашли общего врага в лице ИГ»: «ИГ теперь имеет оплот в нескольких районах в восточной афганской провинции Нангархар, которая граничит с Пакистаном. Но, похоже, террористическая группировка пытается расширить свое присутствие на севере Афганистана, граничащем с центрально-азиатскими республиками, и именно поэтому русские и китайцы хотят уничтожить ИГ в Афганистане». Кабульские эксперты, комментируя ситуацию, выразили опасения по поводу возможных террористических атак ИГ на объекты, принадлежащие России: «Если видеоролик ИГ с угрозами в адрес Москвы не просто пиар, то нельзя исключать попыток нападения смертников ИГ на российское посольство в Кабуле. Учитывая, что до сих пор ИГ успешно совершало теракты с участием смертников в афганской столице, где, судя по всему, располагает эффективной агентурой, угроза для российской дипломатической миссии представляется вполне реальной. В перечень целей террористов может также попасть российская военная база в Таджикистане и отдельные ее военнослужащие».

3.В Афганистане назвали дату очередных парламентских выборов. На пресс-конференции 22 июня в Кабуле глава Независимой избирательной комиссии (НИК) ИРА Наджибулла Ахмадзай сообщил, что очередные выборы депутатов Волуси джирги (нижней палаты национального парламента) пройдут 7 июля 2018 года. В этот же день состоятся также выборы депутатов уездных советов в провинциях страны. «Полномочия нынешнего созыва Волуси джирги закончились еще в июне 2015 года, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Таким образом, депутаты национального собрания задержались в своих креслах сверх положенного срока на три года. Хотя неоднократный перенос даты очередных выборов объясняли сложной ситуацией с безопасностью, на самом деле, это было связано со сложными политическими интригами внутри правящего класса. Сегодня ситуация с безопасностью в стране не лучше, чем была два года назад, и она вряд ли станет более спокойной через год. Поэтому, теоретически, нельзя исключать того, что и летом будущего года парламентские выборы опять не состоятся». «На пресс-конференции 22 июня глава НИК ИРА признал, что ситуация с безопасностью, в связи с которой выборы были перенесены, по-прежнему остается непростой, и правительство должно приложить усилия для того, чтобы решить эту проблему», — сообщают афганские СМИ. По словам Наджибуллы Ахмадзая, «Центризбирком ИРА учел опыт проведения предшествующих избирательных кампаний и готовится к организации нового голосования, руководствуясь принципом независимости выборов». Пока же председатель НИК обратился к населению страны с призывом оказать содействие работе избирательных комиссий, в том числе процессу регистрации избирателей. «Главной проблемой предстоящих парламентских выборов, наряду с безопасностью, станет поиск необходимого финансирования, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – Не случайно на пресс-конференции 22 июня Наджибулла Ахмадзай призвал «правительство национального единства» помочь с финансированием выборов. Очевидно, что без иностранной финансовой помощи эту задачу не решить. Скорее всего, такая поддержка будет оказана, тем более, что Афганистан по требованию международного сообщества уже провел ряд реформ в сфере избирательного законодательства». Как сообщили афганские СМИ, Совет национальной безопасности (СНБ) ИРА уже запросил помощь у миссии ООН в Афганистане в связи подготовкой к выборам, а также для того, чтобы привести этот процесс в соответствие с международными стандартами. Миссия ООН выразила готовность сотрудничать с Афганистаном, а ее руководитель Тадамити Ямамото приветствовал объявление НИК ИРА даты очередных парламентских выборов. «Народ Афганистана ясно выразил свое желание провести достойные доверия и репрезентативные выборы. Мы приветствуем назначение реалистичной даты их проведения с целью улучшить и сделать прозрачным избирательный процесс», — сказал специальный представитель миссии ООН в Афганистане.

4.В Афганистане пытаются создать «Северный альянс 2.0». В конце июня в Турции состоялись переговоры лидеров трех оппозиционных афганских политических партий, представляющих интересы таджикских, хазарейских и узбекских групп. В переговорах приняли участие исполнительный секретарь партии «Джамиат-и-Ислами» (Исламское общество Афганистана, ИОА), губернатор провинции Балх Атта Мохаммад Нур, второй заместитель главы исполнительной власти ИРА Хаджи Мохаммад Мохакик, возглавляющий партию «Хизб-и-Вахдат» (Партия исламского единства Афганистана, ПИЕА), а также первый вице-президент ИРА генерал Абдул Рашид Дустум, глава партии «Джунбиш-е-Милли» (Национальное исламское движение Афганистана, НИДА). Представитель «Джунбиш-е-Милли» Башир Ахмад Тахейн, комментируя факт встречи, сказал, что «три партии скоро сформируют коалицию на фоне сложившейся ситуации эскалации насилия, которое неприемлемо для афганской нации»: «Три лидера планируют организовать дальнейшие встречи и предпринять практические шаги, чтобы найти решение для разрешения ситуации, которая резко ухудшилась в последние дни». «Формальным поводом для встречи в Турции трех известных афганских политиков стало их участие в церемонии помолвки старшего сына первого вице-президента страны Батура Дустума, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – На самом же деле речь идет о попытке создания «Северного альянса 2.0» — политического объединения непуштунских партий. Очевидно, что такая попытка связана, во-первых, с серьезным политическим кризисом в Кабуле, который начался с конца мая и продолжается до сих пор, во-вторых, с появлением сильного игрока на «пуштунском полюсе» в лице лидера «Хезб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) Гульбеддина Хекматияра и, в-третьих, с предстоящими парламентскими и президентскими выборами». Кабульские эксперты по-разному оценивают попытку реанимировать проект «Северного альянса». По мнению одних наблюдателей, союз трех оппозиционных лидеров является перспективной политической инициативой: «Есть объективная потребность в сильном непуштунском политическом объединении накануне очередного большого электорального цикла в Афганистане. Этот проект наверняка поддержат различные группы таджиков, узбеков и хазарейцев, озабоченные усилением пуштунского лагеря. Если амбиции участников проекта «Северный альянс 2.0» удастся держать под контролем, то эта коалиция может взять крупный пакет голосов на парламентских выборах и сможет выдвинуть сильного кандидата в президенты в 2019 году». Другие кабульские эксперты скептически оценивают перспективы нового «Северного альянса»: «Скорее всего, это временное объединение. Лидеры трех партий слишком амбициозны и непредсказуемы, чтобы можно было всерьез рассчитывать на их долгосрочное партнерство. Есть основания полагать, что участники нового альянса всего лишь хотят надавить на президента Мохаммада Ашрафа Гани, чтобы получить от него персональные преференции. Как только Гани удовлетворит некоторые просьбы, например, того же Мохаккика, он выйдет из альянса с Нуром и Дустумом. Можно предположить, что и у Нура есть определенные личные требования для дворца «Арг», выполнение которых приведет к его выходу из оппозиционной коалиции. Скорее всего, команда Ашрафа Гани будет первое время просто наблюдать за проектом «Северный альянс 2.0», используя его появление в своих интересах, в частности, для продолжения мобилизации пуштунских политиков и избирателей. По мере приближения парламентских выборов, дворец «Арг» может начать раскалывать оппозиционный союз, вступая в сепаратные переговоры с отдельными его участниками. Если, конечно, новый «Северный альянс» сам к тому времени не развалится». Кабульские наблюдатели обратили внимание на то, что Дустум, Нур и Мохаккик, которые занимают сегодня статусные должности в системе госвласти, не объявили об уходе в отставку: «Это дает основания полагать, что три политика активно используют оппозиционную риторику, но при этом не собираются переходить в непримиримую оппозицию. Следовательно, их поведение можно рассматривать, как сигнал о готовности к политическим переговорам и торгам. В этом случае, команде Гани не стоит торопиться, тем более, что, объявив о создании «альянса трех», Дустум, Нур и Мохаккик поставили перед фактом не только дворец «Арг», но и остальных известных непуштунских политиков, которые также имеют свои интересы и амбиции. Этих политиков поставили перед выбором – или присоединиться к «альянсу трех» (признавая, тем самым, их лидерство), или же создавать еще одну коалицию оппозиционеров. И то, и другое объективно выгодно команде Ашрафа Гани – в первом случае это приведет к внутренней неустойчивости проекта «Северный альянс 2.0», во втором случае – к соперничеству, как минимум, двух непуштунских коалиций и ослаблению оппозиционного поля в целом. Накануне парламентских выборов это имеет важнейшее значение».

5.Президент Мохаммад Ашраф Гани активизировал диалог с общественными лидерами и бизнес-сообществом. Во второй половине июня афганский президент провел встречи с руководителями общественных организаций и ведущими предпринимателями страны. По оценкам кабульских экспертов, все эти встречи являются частью стратегии дворца «Арг» по урегулированию политического кризиса, спровоцированного терактами и массовыми беспорядками. Вечером 19 июня Ашраф Гани встретился с активистами общественных организаций и представителями гражданского общества. Как сообщают афганские СМИ, «общественники высказали главе государства свою озабоченность обстановкой в сфере безопасности и экономики, пожаловались на финансовые проблемы и поделились своими оценками по поводу общественно-политической ситуации»: «В ответ президент ИРА пообещал в ближайшее время на крупном публичном мероприятии объявить новый план по обеспечению безопасности Кабула и всей страны. Он напомнил, что Афганистан уже 40 лет находится в очень сложном положении, и сейчас вновь столкнулся с тяжелым кризисом. По словам Гани, Афганистан нуждается в цивилизованной политической культуре, а афганские политики — в умении слушать друг друга. Президент подчеркнул, что враги Афганистана не хотят, чтобы в стране было сильное государство, хотя для сильного общества необходимо и сильное государство. Гани призвал гражданское общество быть вместе с президентом и правительством в эти сложные дни». Как сообщили «Акцентам недели» участники встречи 19 июня, «в ходе беседы президента с гражданскими активистами и общественными деятелями обсуждался самый широкий круг вопросов — от экономики и взаимоотношений с Пакистаном, до внешней политики, внешнеэкономической деятельности и межнациональных отношений»: «Ашраф Гани, в частности, отверг, как несостоятельные, обвинения некоторых сил, утверждающих, что у власти в Афганистане якобы находится только один народ, и только он представлен в правительстве. Президент предложил общественникам провести рейды по посольствам, министерствам и другим госучреждениям, чтобы самим посчитать, представители каких этносов работают в органах власти». «Этнический баланс необходимо соблюдать и ничьи права нарушаться не должны», — сказал Гани. По его словам, «попытки подрыва национального единства осуществляются врагами Афганистана, поэтому все мы должны защищать национальное единство страны и не будоражить людей». «Эти высказывания Гани были ответом на громкие заявления организаторов уличных акций протеста из числа таджикских и хазарейских политиков, — прокомментировали ситуацию кабульские эксперты. – Сама же встреча с гражданскими активистами была явно связана с планами правительства относительно ликвидации палаточного городка оппозиции в центре Кабула – 19 июня глава государства провел консультации с общественниками, а 23 июня полиция зачистила палаточный городок». После встречи с гражданскими активистами Ашраф Гани провел во дворце «Арг» заседание Высшего экономического совета (ВЭС) ИРА, на котором обсуждались вопросы поддержки частного бизнеса в стране. По словам афганского президента, поддержка частного предпринимательства является непременным условием обеспечения экономического роста: «Министерство экономики должно разработать и представить предложения, каким образом можно поставить частный сектор на ноги. Наша цель — не прибыль, а развитие экономики. Министерства и ведомства должны разобраться, какие компании в первую очередь заслуживают доверия и каким образом с ними нужно взаимодействовать. Многие работающие сегодня на рынке компании еще молоды, не имеют особого опыта и находятся на стадии формирования». Подчеркнув, что «главным следует считать человеческий капитал», Ашраф Гани потребовал от чиновников «способствовать созданию единой системы оценки компаний, созданию более благоприятных условий для деятельности частного бизнеса и облегчению притока инвестиций». «Гани пытается создать себе опору в лице бизнес-сообщества страны, — прокомментировали ситуацию кабульские эксперты. – Это важно для него, как с точки зрения расширения социальной базы, так и в связи с предстоящими парламентскими и президентскими выборами. Предприниматели, а тем более крупные компании, будут нужны действующему президенту в качестве спонсоров в 2018-2019 годах. В этом смысле, встречи Ашрафа Гани с общественными лидерами и бизнес-сообществом ИРА следует рассматривать, как элемент фактически начавшейся  предвыборной кампании».

6.Пентагон монополизировал реализацию афганской стратегии США. В конце июня стало известно о намерении президента Соединенных Штатов Дональда Трампа ликвидировать должность спецпредставителя по Афганистану и Пакистану. Как сообщила 24 июня Wall Street Journal, исполняющая обязанности спецпредставителя США по Афганистану и Пакистану Лорел Миллер была отстранена от занимаемой должности в пятницу 23 июня. Согласно информации, поступившей в прессу, Госдепартамент США может учредить новую должность, но с меньшими полномочиями. Wall Street Journal напоминает, что задачей спецпредставителя являлось «осуществление координации в правительстве с целью выполнения стратегических задач США в регионе, а также взаимодействие с НАТО». Бывший спецпредставитель США по Афганистану Дэн Фельдман, комментируя изменения в Госдепартаменте, заявил, что «у США нет ясной стратегии по Афганистану, а решение об устранении должности означает отсутствие какого-либо чиновника, кто будет претворять стратегию, как только Вашингтон определится с ней». В самом внешнеполитическом ведомстве США подчеркнули, что отставка Лорел Миллер не означает уменьшения значимости стран региона для Вашингтона. По мнению эксперта Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, «ликвидация должности спецпредставителя означает, что в конкуренции ведомств, отвечающих за выработку и реализацию афганской стратегии США, победил Пентагон»: «На протяжении последних нескольких месяцев можно было наблюдать, как Министерство обороны США уверенно перехватывает инициативы, связанные с Афганистаном. Сначала представители военных говорили о необходимости увеличить численность западного контингента в ИРА. Затем президент США Дональд Трамп наделил главу Пентагона Джеймса Мэттиса полномочиями определять численность американского воинского контингента в Афганистане. Судя по всему, именно Пентагон занимается сегодня выработкой новой афганской стратегии Белого дома и Мэттис добился, чтобы никто не мешал военным в этой работе. Не секрет, что с момента возникновения должности спецпредставителя США по АфПаку, занимавший ее дипломат находился в очень непростых отношениях, как с военными, так и со спецслужбами США. Все эти структуры имели собственный взгляд на афганскую проблему, который далеко не всегда совпадал с позицией специального представителя. Решение Трампа сделать афганскую стратегию монополией силовиков, очевидно, снимет остроту проблемы аппаратных войн и нездоровой межведомственной конкуренции. Однако взамен президент США ожидает от военных хороших новостей с афганского фронта, чего будет добиться гораздо сложнее, чем отправить в отставку Лорел Миллер. Кстати, через несколько дней после появления информации о закрытии офиса спецпредставителя США по АфПаку в Кабул с необъявленным визитом прибыл председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джозеф Данфорд. Как сообщили СМИ, он провел встречи с афганскими официальными лицами, американскими и натовскими командирами. Этот визит вполне можно рассматривать, как еще один сигнал Кабулу и странам региона о том, кто теперь в США занимается афганской политикой».

7.Американские военные аналитики оценили возможности Талибана. В конце июня был опубликован отчет Министерства обороны США, посвященный анализу ситуации с безопасностью в Афганистане в период с декабря 2016 по май 2017 года. В этом документе констатируется серьезное ухудшение обстановки в ИРА, но при этом весьма сдержанно оцениваются угрозы со стороны вооруженной оппозиции. «В настоящее время афганские силы безопасности находятся на решающем рубеже борьбы с повстанцами, но в целом в состоянии нести ответственность за безопасность страны», — говорится в отчете Пентагона. Американские военные аналитики отмечают, что «в настоящее время в афгано-пакистанском регионе действуют 20 повстанческих группировок, в том числе движение Талибан, группировка Хаккани, «Исламское государство» и «Аль-Каида», и что «концентрация террористических и экстремистских сил в регионе является наиболее высокой в мире». Однако, при этом эксперты Пентагона поставили под сомнение реальные успехи антиправительственных группировок: «Боеспособность и активность талибов серьезно различались от региона к региону. Группировка (Талибана) продолжала использовать свои ограниченные успехи, представляя их в качестве стратегических побед посредством искусного использования социальных сетей и пропагандистских кампаний». Говоря о борьбе с «Исламским государством» в ИРА, аналитики военного ведомства США отметили «значительные успехи в этом направлении». По их словам, «группировка ИГ сохраняет присутствие главным образом в четырех уездах восточной провинции Нангархар», но «по-прежнему представляет угрозу в плане безопасности и в силах осуществлять организованные атаки в крупных городах». «Оценки аналитиков Пентагона, очевидно, должны подготовить общественное мнение США к выводу о том, что военная победа над талибами в Афганистане вполне возможна. Хотя и не так быстро, как этого бы американцам хотелось, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – В этой связи представляется любопытным совпадением публикация одновременно с «афганским» отчетом Минобороны США интервью с генералом Дэвидом Петрэусом, который в прошлом командовал силами США и НАТО в ИРА. По его словам, стабилизация ситуации в Афганистане требует долговременного американского присутствия. «Это борьба сроком в поколение, — заявил Петрэус. – Это не то, что позволило бы одержать победу за несколько лет, от нас требуется долговременное присутствие, при этом именно постоянно поддерживающееся». Таким образом, в американском общественном мнении формируется установка на возможность военной победы в Афганистане, однако, лишь в результате длительного военного присутствия США в этой стране». Кабульские эксперты, комментируя ситуацию, соглашаются с оценками аналитиков Пентагона об «ограниченной эффективности действий талибов»: «Боевики Талибана и ИГ успешны там, где слабы афганские силовые структуры, где запредельно коррумпированы местные военные и полицейские чиновники. Не секрет, что иногда отдельные афганские командиры и чиновники просто продают за деньги повстанцам блок-посты и целые населенные пункты, предавая, тем самым, тех сотрудников МВД и военнослужащих, которые честно ведут бои с экстремистами. На систематическом подкупе со стороны боевиков строится и работа их агентуры в крупных городах, в том числе в Кабуле, что позволяет совершать громкие террористические акты с участием смертников. Поэтому успешная стратегия борьбы с талибами и боевиками ИГ должна предусматривать не только профессиональное обучение афганских силовиков, но и борьбу с предательством в их рядах. А в основе предательства, как правило, всегда лежит коррупция».

8.В афганской полиции началась большая кадровая чистка. В конце июня заместитель министра внутренних дел ИРА генерал Мурад Али Мурад объявил о предстоящей замене руководящего состава во всех провинциальных управлениях полиции. Как сообщает пресс-центр МВД ИРА, это заявление генерал Мурад сделал во время поездки в южную провинцию Гельманд, которую замминистра посетил «с целью ознакомления с ситуацией». Во время встречи с руководством провинции в городе Лашкаргахе генерал Мурад объявил о новых назначениях на две ключевые должности в структуре МВД на юге страны. Командующим 505-й полицейской зоной был назначен генерал Гулам Дауд Тарахейл, а Абдул Гафур Сафи возглавил управление полиции провинции Гельманд. «Замена руководящего состава была сделана, исходя из текущего плана правительства по проведению реформ в секторе безопасности страны», — подчеркнул Мурад Али Мурад, представляя новых полицейских командиров. По его словам, «реформы в секторе безопасности пройдут во всех 33 провинциях страны». По мнению кабульских экспертов, «начало кадровых чисток в полиции с Гельманда не случайно»: «Эта провинция считается одной из самых проблемных в стране. Здесь большинство уездов находится под контролем талибов. Гельманд является основным поставщиком сырья для производства героина. Недавно вблизи филиала «Кабул Банка» в Лашкаргахе талибы взорвали начиненный взрывчаткой автомобиль, это произошло в день получения зарплаты сотрудниками полиции и другими госслужащими. В результате теракта погибли не менее 20 человек, более 60 получили ранения». Некоторые эксперты полагают, что в первую очередь МВД следует провести кадровые ротации в руководстве управлений полиции тех провинций, которые являются пограничными с Пакистаном: «Как показывает практика, это самые проблемные территории, пакистанские службы нередко оказывают давление на местное население, поддерживая боевиков, действующих по периметру границы. Они же пытаются подкупать командиров местных силовых структур». Кстати, в конце июня начальник полиции приграничной восточной провинции Пактия генерал Абдул Васи публично обвинил Пакистан в поддержке местных талибских отрядов. По словам высокопоставленного офицера афганской полиции, повстанцы поддерживают присутствие в приграничном уезде Данд-и-Патан, при этом пакистанская сторона поставляет им тяжелое оружие: «Как они находят оружие, снаряжение, как получают человеческие ресурсы и поддержку? Пакистан просто обманывает мир. Но миру известно, что пакистанское правительство обеспечивает талибов всеми этими ресурсами». Генерал Абдул Васи подчеркнул, что только за несколько дней в июне местные полицейские подразделения 12 раз подвергались атакам талибов, но в итоге все нападения боевиков были отражены. По официальным данным, потери антиправительственных сил достигли 115 человек убитыми и еще 70 ранеными. «В настоящее время правоохранительные органы продолжают проведение зачисток в уезде, но нежелание пакистанской стороны пресечь канал поставок оружия и боеприпасов ставит препятствие на пути искоренения талибского присутствия», — сказал шеф полиции провинции Пактия.

9.США могут попросить Индию о военном присутствии в Афганистане. В понедельник 26 июня президент США Дональд Трамп принял премьер-министра Индии Нарендру Моди. Как сообщают СМИ, в числе вопросов, рассмотренных главами государств, были усилия по стабилизации обстановки в Афганистане. Как позднее отметил на совместной пресс-конференции индийский премьер, «рост нестабильности в Афганистане, обусловленный террористической угрозой, представляет собой предмет обеспокоенности для каждой из двух стран, при этом обе стороны прилагают усилия для восстановления Афганистана и поддержания безопасности в этой стране». В свою очередь, как говорится в пресс-релизе Белого дома, Дональд Трамп выразил благодарность индийскому правительству за содействие стабилизации ситуации в Афганистане. «Участники переговоров договорились о продолжении взаимных консультаций, направленных на координацию усилий двух стран по вопросам афганского урегулирования», – сообщили СМИ. Накануне двусторонней встречи в индийских СМИ появились предположения о том, что США могут попросить Индию направить свои войска в Афганистан. «США хотели бы видеть большую активность Индии в борьбе с терроризмом в регионе и в результате могут обратиться к ней за поддержкой стабильности в Афганистане, путем отправки воинского контингента для борьбы с террористическими группировками на его территории», — написала газета Hindu Business Line со ссылкой на анонимный источник в правительстве. «Поскольку Индия отрицательно относится к международному терроризму, США могут попросить ее о прямой борьбе с ним. К тому же активность Талибана в Афганистане угрожает Индии более, чем США», — заметил по этому поводу индийский аналитик, вице-президент Исследовательского фонда наблюдателей Нандан Унникришнан. Однако, судя по официальным пресс-релизам и заявлениям на пресс-конференции, эта тема в ходе переговоров 26 июня не обсуждалась. «Не исключено, впрочем, что обмен мнениями Трампа и Моди относительно возможности индийского военного присутствия в Афганистане все же состоялся, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – С точки зрения давления на Пакистан такой ход был бы вполне возможен. Хотя на нынешнем этапе Вашингтон и Нью-Дели вполне могли ограничиться и предупредительными утечками информации. Несомненно, что такого рода публикации можно расценивать и как подготовку общественного мнения к возможному появлению индийских войск в Афганистане – если Исламабад останется глух к предупреждениям, прозвучавшим в конце июня». Пока же, по информации «Акцентов недели», в Пакистане вызвали серьезную озабоченность слова премьер-министра Моди о том, что «мы (Индия и США) проводим тесные консультации для углубления координации между двумя нашими странами в Афганистане».

10.Вячеслав Володин включился в «большую игру» вокруг Афганистана. В конце июня неожиданный интерес к афганской проблематике обозначил председатель Государственной Думы РФ Вячеслав Володин. На полях второго совещания спикеров парламентов стран Евразии, состоявшемся в Сеуле, Володин встретился с председателем Национальной ассамблеи (нижней палаты парламента) Пакистана Садаром Айязом Садиком. В ходе встречи спикер Госдумы поддержал идею пакистанского коллеги о проведении конференции по проблеме энергетической и продовольственной безопасности и борьбы с терроризмом с участием России, Ирана, Китая, Пакистана, Афганистана и Турции. «Проведение конференции с участием Ирана и Китая, это можно было сделать, как вы предлагаете, в Пакистане. Мы могли бы присоединиться и принять участие в самой конференции», — сказал Володин. Ожидается, что конференция пройдет уже в декабре 2017 года в Исламабаде. Как сообщают СМИ, по итогам беседы спикер пакистанского парламента попросил Володина передать приветствие бывшему председателю Госдумы Сергею Нарышкину, который сейчас занимает пост директора Службы внешней разведки (СВР). «Я обязательно ему передам и ваш привет», — пообещал Володин, заметив, что встречался с Нарышкиным накануне поездки в Сеул. В столице Южной Кореи состоялась также встреча Володина главой Волуси джирги (нижней палаты Национальной ассамблеи Афганистана) Абдулом Рауфом Ибрагими. В ходе беседы спикер афганского парламента заявил о подготовке соглашения о сотрудничестве между Москвой и Кабулом: «Наши страны работают над соглашением о сотрудничестве, как только оно будет подписано, наши отношения еще больше будут укрепляться». Ибрагими поблагодарил Россию за сотрудничество в рамках ШОС, призвав страны мира активнее подключаться к борьбе с терроризмом, в том числе в Афганистане: «Сам по себе Афганистан, учитывая его ресурсы, не может в одиночку победить международный терроризм. Даже если Афганистан объединит усилия с одной или несколькими странами, проблема настолько сложная, что усилиями нескольких стран с ней не справиться». По словам Ибрагими, «Афганистан видит в России важнейшую мировую державу, которая может сыграть ключевую роль в Азиатском регионе». В конце июня председатель комитета по международным делам российского парламента Леонид Слуцкий сообщил СМИ, что в декабре 2017 года в Госдуме состоится международная конференция «Парламентарии против наркотиков», на которую планируется пригласить делегации из Афганистана, Пакистана и стран СНГ. «Идея организации конференции принадлежит исполнительному директору Управления ООН по наркотикам и преступности Юрию Федотову и спикеру Госдумы Вячеславу Володину», — сообщил источник в аппарате российского парламента. «Неожиданный интерес Володина к афганской проблематике может быть связан с поручением президента Владимира Путина, — прокомментировал ситуацию эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. – До сих пор Володин был включен в украинскую политику Кремля, а с приходом в кресло спикера Госдумы начал активно интересоваться проблематикой СНГ и ОДКБ. Теперь сфера его интересов расширяется до региона Южной Азии. Афганская проблематика остается не самой успешной сферой приложения усилий российской дипломатии. Возможно, поэтому на «афганский фронт» в Кремле решили бросить Володина, имеющего репутацию жесткого политического менеджера, способного добиваться конкретного результата. Если Володин сможет предложить собственную стратегию работы на афганском направлении, то это, безусловно, серьезно усилит его аппаратные позиции в Кремле и в ближнем круге Владимира Путина».

Аналитическая группа «АКЦЕНТЫ».

Акценты

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

МЕХДИ Михяуддин
ПОЙЯ Самеулла
МОХАММАД Дауд
СЕРЕНКО Андрей
ИВАНОВ Валерий
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
Все авторы