» АКЦЕНТЫ НЕДЕЛИ: Политический процесс в Афганистане 5-18 июня 2017 года

Опубликовано: 21.06.2017 21:00 Печать

1.Пентагон обозначил сроки подготовки новой афганской стратегии. 14 июня стало известно об изменениях в военной политике Вашингтона в отношении Исламской Республики Афганистан (ИРА). Во-первых, президент США Дональд Трамп предоставил министерству обороны полномочия принять решение об изменении численности американского военного контингента в Афганистане. По сообщениям ряда источников, ожидается, что Пентагон дополнительно отправит в ИРА от 3000 до 5000 военнослужащих (в дополнение к уже имеющимся 8400 солдатам и офицерам). Во-вторых, министр обороны США Джеймс Мэттис, выступая 13 июня на заседании сенатской комиссии по делам вооруженных сил, признал, что текущая ситуация в Афганистане далека от победы американских войск, и что стратегия США в ИРА нуждается в пересмотре. Шеф Пентагона также подчеркнул, что «новый подход» к афганской проблеме предполагает долговременное американское присутствие в ИРА. В-третьих, американские военные заявили об ожидании наступления «этапа постоянных столкновений» в Афганистане, в связи с чем военное командование США планирует расширить авиационную и артиллерийскую поддержку афганских сил безопасности при проведении боевых операций. При этом Джеймс Мэттис выразил надежду, что расширение американского контингента позволит повысить эффективность боевых операций, проходящих на территории ИРА: «Нынешняя администрация не повторит ошибок прошлого. Мы не можем позволить, чтобы Афганистан вновь превратился в поле подготовки атак против нашей родины или наших союзников». В-четвертых, глава Пентагона заявил, что он представит президенту США «идеи нового подхода к афганской проблеме» к середине июля 2017 года. По словам Мэттиса, этот подход «будет более предметно ориентирован на региональные вопросы и не будет связан какими-либо сроками». В-пятых, кабульские эксперты, анализирующие изменения в афганской стратегии США, отмечают особый взгляд нового шефа Пентагона на талибов: «В ходе недавней поездки в Австралию вместе с госсекретарем Рексом Тиллерсоном Джеймс Мэттис заявил, что талибы не могут быть частью политического решения афганского конфликта. По его словам, он не верит, что талибы хотят или смогут стать частью демократически избранного правительства в Афганистане, и что талибы используют бомбы потому, что знают, что не смогут победить на выборах. Такая позиция свидетельствует о том, что Мэттис считает убедительным разговор с Талибаном только с позиции силы. Учитывая, что теперь именно Пентагон будет отвечать за американскую стратегию в Афганистане, можно предположить, что тема переговоров с талибами перестает быть для Вашингтона актуальной в ближайшей перспективе».

2.«Исламское государство» планирует расширить плацдарм на востоке Афганистана. Депутат Волуси джирги (нижней палаты афганского парламента) от провинции Нангархар хаджи Захир Кадир 14 июня заявил о ставших ему известных планах «Исламского государства» (ИГ) на востоке страны. По его словам, «ИГ хочет захватить провинцию Кунар, ряд районов в провинции Логар, а также перерезать трассу Джелалабад-Кабул»: «С этой целью они (сторонники ИГ) активизируют боевые действия в восточном регионе. Правительство же не предпринимает против ИГ никаких серьезных мер. Тем временем, в провинции Нангархар боевиков ИГ возят к месту проведения операций на вертолетах, и активно осуществляется их снабжение». Хаджи 3ахир Кадир сказал, что «три дня назад в один из районов провинции боевикам ИГ был доставлен целый контейнер с оружием, при этом не вполне ясно, каким образом это оружие было им переброшено — по суше, или по воздуху». По словам Кадира, «десять дней назад в районе Барабад уезда Бехсуд приземлился вертолет, который доставил боевиков ИГ: «Таким способом были переброшены более 50 человек». «Раз правительство ничего не делает, депутатам парламента следует сформировать собственную комиссию и провести тщательное расследование, по результатам которого принимать соответствующее решение», — предложил коллегам в Волуси джирге Захир Кадир. Кабульские эксперты, комментируя заявления хаджи Кадира, предлагают «разделить сказанное на две части»: «Рассказ о планах ИГ на востоке страны вызывает интерес, так как Кадир является одним из самых информированных людей в Нангархаре и имеет разветвленную сеть источников в этой провинции. Что же касается заявления на счет вертолетов, якобы перебрасывающих боевиков и боеприпасы, то это больше похоже на шантаж правительства и предвыборную риторику – Кадир собирается принять участие в предстоящих парламентских выборах и уже начал борьбу за голоса протестных избирателей, недовольных политикой президента и центрального кабинета министров».

3.Владимир Путин и Мохаммад Ашраф Гани не встретились на полях саммита ШОС в Астане. В столице Казахстана 8-9 июня проходил саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). За несколько дней до его открытия пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в публичном комментарии не исключил встречи на полях форума Владимира Путина и президента ИРА Мохаммада Ашрафа Гани. Источники, близкие к администрации главы афганского государства, также в конфиденциальных разговорах намекали на «высокую вероятность» встречи в Астане. По слухам, Ашраф Гани к 8 июня даже сформулировал перечень просьб, с которыми планировал обратиться к российскому президенту. Однако, в итоге встреча Путина и Гани так и не состоялась, хотя глава Афганистана на полях саммита провел переговоры с главами Китая, Таджикистана и Узбекистана. «Почему встреча российского и афганского президентов не получилась, остается лишь гадать, — прокомментировали ситуацию кабульские эксперты. – Наиболее популярной сегодня является версию о том, что помехой стал политический кризис в Кабуле, спровоцированный несколькими терактами и массовыми беспорядками в афганской столице, в ходе которых толпа протестующих даже пыталась штурмовать президентский дворец «Арг». Возможно, в Москве расценили эти события, как угрозу революции и решили не встречаться с президентом, который может скоро потерять власть». Ряд афганских наблюдателей считает также, что в срыве встречи Путина и Гани были заинтересованы как некоторые западные представители, не желающие «чрезмерного сближения» Кабула и Кремля, так и российские чиновники, делающие ставку на оппозиционные группы в Афганистане: «В этом случае интересы ряда русских и западных игроков совпали и в итоге общения Путина и Гани в Астане не произошло». По словам некоторых кабульских экспертов, «объективно срыв встречи лидеров РФ и ИРА был на руку китайской стороне»: «На полях саммита ШОС в Астане председатель КНР Си Цзиньпин и президент ИРА Ашраф Гани обсудили перспективы практической реализации пекинской инициативы «Один пояс, один путь», участие в ней Афганистана, отметили заинтересованность в положительной динамике афгано-китайского сотрудничества и еще раз подчеркнули необходимость совместного участия в борьбе с терроризмом. При этом Си Цзиньпин выразил намерение продолжить поддержку усилий по национальному примирению в Афганистане, а также приветствовал инициативы Кабула в части региональной интеграции. Срыв встречи Путина и Гани только повысил значение диалога Гани и Си Цзиньпина. Политика не терпит пустоты – если русские отказываются от диалога, то его перехватывают китайцы».

4.Партия «Исламское общество Афганистана» ищет новую политическую стратегию. Главная непуштунская политическая партия ИРА – «Джамиат-и-Ислами» («Исламское общество Афганистана», ИОА) – ищет союзников и пытается сформулировать новую стратегию, в качестве ответа на легализацию «Хизб-и-Ислами» («Исламской партии Афганистана», ИПА) Гульбеддина Хекматияра и усиление пуштунского полюса в стране. В первой половине июня, как сообщают афганские СМИ, руководители партии «Джамиат-и-Ислами», выражающей интересы таджикских политических групп, проводили активные консультации с партией «Джунбиши Милли» («Национальное исламское движение Афганистана, НИДА), представляющей интересы узбекских групп и лично первого вице-президента ИРА генерала Абдула Рашида Дустума. Главная тема консультаций – поиск форм политического сотрудничества. «Батур Дустум, сын первого вице-президента Абдула Рашида Дустума, который в настоящее время возглавляет партию «Джунбиши Милли», как минимум, дважды встречался с губернатором провинции Балх, главным исполнительным директором «Джамиат-и-Ислами» Атта Мохаммад Нуром», — сообщают афганские СМИ. Комментируя контакты с Дустумом-младшим, Атта Нур заявил, что в ходе консультаций представители ИОА и НИДА признали необходимость активизации политических связей, пытались выработать общую позицию относительно ситуации в стране и обсуждали проблемы с безопасностью в северных провинциях ИРА. «Контакты между функционерами ИОА и НИДА проходят конструктивно, несмотря на то, что совсем недавно между сторонниками этих партий происходили вооруженные столкновения на севере страны», — сообщают кабульские источники. По их словам, «представители ИОА надеются получить поддержку со стороны НИДА в своих требованиях об отставке силовых министров и главы Совета национальной безопасности (СНБ) ИРА Мохаммада Ханифа Атмара, на которых партия «Джамиат-и-Ислами» возлагает ответственность за недавние теракты и общее ухудшение ситуации с безопасностью в Кабуле». Однако, только этими требованиями новая политическая стратегия ИОА может не ограничится. 7 июня один из лидеров «Джамиат-и-Ислами», бывший губернатор Герата Мохаммад Исмаил Хан не только подверг резкой критике правительство Мохаммада Ашрафа Гани, но и призвал мировое сообщество отказаться от его финансовой поддержки. «Правительству национального единства не удалось предотвратить усугубление ситуации с безопасностью и решить другие вопросы национального значения, — заявил Исмаил Хан. — Надеюсь, что международное сообщество прекратит поддерживать это некомпетентное и слабое правительство, а вместо этого поддержит народ Афганистана. Система потеряла репутацию и утратила доверие народа». Одновременно Исмаил Хан предложил немедленно провести новые всеобщие выборы или же созвать Лойя-джиргу (всеафганское собрание народных представителей), преодолев, таким образом, нынешний политический кризис в стране. О том, что ИОА готовится к переходу в активную оппозицию администрации Гани, по словам кабульских экспертов, свидетельствует и добровольная отставка Амруллы Салеха с поста главы специального ведомства, курирующего реформы в сфере безопасности: «Салех был назначен на эту должность указом президента ИРА в марте 2017 года. После чего ряд аналитиков даже предположили, что он окончательно сменил политическую ориентацию и перешел из лагеря ИОА в команду Ашрафа Гани. Однако, 11 июня, в разгар политического кризиса в Кабуле и жесткого противостояния дворца «Арг» и ИОА, стало известно о том, что Салех добровольно подал заявление об отставке. Хотя причины ухода он тогда не объяснил, но у наблюдателей нет сомнений, что это было связано с новой политической линией ИОА. Партия «Джамиат-и-Ислами», видимо, начинает уводить своих людей из команды Гани, что можно считать признаком перехода в жесткую оппозицию». Впрочем, серьезной проблемой для ИОА и помехой в формулировании ее новой политической стратегии, очевидно, станет раскол внутри этой партии. «Раскол не только серьезно ослабляет ИОА, но и является помехой для выработки новой единой политической стратегии партии, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – Этим обстоятельством наверняка воспользуются политические конкуренты ИОА, в том числе, и на предстоящих выборах в национальный парламент».

5.Афганские депутаты в преддверии новых выборов усиливают критику США. На минувшей неделе в обеих палатах национального собрания ИРА звучала критика в адрес американских союзников. На заседании Мешрану джирги (сената, верхней палаты парламента) 13 июня второй вице-спикер сената Асиф Сиддики обвинил США и «стратегических международных союзников» Афганистана в «неискренности в борьбе с терроризмом». По словам Сиддики, который тогда председательствовал на заседании сената, «США прекрасно знают, где находятся корни терроризма и кем поддерживаются действующие в стране экстремистские организации, и, несмотря на это, они все равно оказывают помощь странам, поддерживающим терроризм»: «А когда США помогают странам, поддерживающим терроризм, какое реальное и практическое значение может иметь тогда договор о безопасности между США и Афганистаном?». В свою очередь сенатор Хасибулла Калимзай подверг критике «правительство национального единства» ИРА, которое, по его словам, «тоже неискренне в своем стремлении защитить национальные интересы, в противном случае оно уже давно надавило бы на США, чтобы заставить их обеспечить в Афганистане мир и прекращение войны». По словам Хасибуллы Калимзая, «США и НАТО являются главными причинами продолжения войны»: «Наше правительство должно потребовать от США прекращения войны в Афганистане». Обвинения в адрес американцев звучали и в Волуси джирге (нижней палате национального парламента ИРА). Там с критикой Вашингтона выступили депутаты от южной провинции Гельманд, которые заявили, что американцы якобы разрабатывают и контрабандой вывозят из уезда Ханашин провинции Гельманд уран с расположенных там урановых рудников, а также некоторые редкие металлы. По словам парламентариев, «существуют многочисленные свидетельства того, что уран из Ханашина контрабандой вывозится на американских грузовых самолетах»: «Рядом с урановыми рудниками американцы открыли свою военную базу, и уран вывозится именно через нее. Уран — важнейший природный ресурс Афганистана, это национальное достояние страны, которое расхищается американцами». Кабульские эксперты, комментируя ситуацию, напоминают о геологоразведочных исследованиях, ранее проводившихся в Гельманде: «Там находятся богатейшие запасы урана и тория, а также тантала и других редких металлов. Объемы разведанных запасов ниобия в уезде Ханашин составляют 1,4 млн метрических тонн, фосфора, урана и тория — 3,5 млн метрических тонн». «Критика афганских парламентариев в адрес Соединенных Штатов уже стала обыденным делом, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Очевидно, в ближайшие полгода следует ожидать ее усиления, что напрямую связано с предстоящими выборами в Волуси джиргу. Антиамериканская и антинатовская риторика в последнее время популярна среди афганских избирателей, поэтому политики, желающие получить мандат депутата, будут широко использовать критику в адрес Вашингтона в качестве предвыборного приема для привлечения голосов. Тем более, что самим действующим депутатам парламента, которые хотят избраться в него снова, как правило, нечего предъявить своим избирателям в качестве реальных достижений. Критикуя центральное правительство и западных союзников, парламентарии, тем самым, упреждают неудобные вопросы к себе со стороны избирателей».

6.Китай возвращается к самостоятельным инициативам в Афганистане. «В первой половине июня стало очевидно, что Пекин перестает имитировать заинтересованность в выработке коллективной стратегии в отношении Афганистана в рамках «московского формата» и возвращается к самостоятельным проектам на этом направлении», — считает эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. По его мнению, в пользу такого вывода говорят несколько эпизодов, случившихся на полях июньского саммита ШОС в Астане. Так, 8 июня СМИ сообщили о готовности Китая вернуться к формату трехсторонних переговоров по урегулированию ситуации в Афганистане с участием Пекина, Кабула и Исламабада. Об этом заявил председатель КНР Си Цзиньпин в ходе встречи с президентом ИРА Ашрафом Гани на полях саммита ШОС. Китайский лидер подчеркнул, что его страна поддерживает мирный процесс в Афганистане и готова организовать трехстороннюю китайско-афгано-пакистанскую встречу. Уже после возвращения в Кабул президент Гани 12 июня заявил, что «Китай готов взять на себя посредническую роль в примирении между Афганистаном и Пакистаном». «Пекин заинтересован в примирении Кабула и Исламабада. Афганистан также нацелен на установление мира с Пакистаном», — сказал Ашраф Гани, отметив, что «в скором времени» Кабул посетит министр иностранных дел КНР. «Решение о возобновлении формата тройки Пекин-Кабул-Исламабад, принятое в Астане, было там же дополнено еще одной инициативой – о возобновлении работы четырехсторонней координационной группы, созданной в рамках содействия мирному процессу в Афганистане, — отметил Андрей Серенко. – Напомню, что в состав этого квартета, помимо Китая, Афганистана и Пакистана, входят еще и Соединенные Штаты. Именно эта четверка до мая 2016 года солировала в темах, имеющих отношение к переговорам с талибами. В декабре прошлого года российский МИД попытался перехватить инициативу у квартета, предложив «московский формат» консультаций по афганскому урегулированию с участием стран региона. Однако теперь, похоже, от «московского формата» Кабул, Исламабад и Пекин – ключевые региональные участники афганской игры – вновь возвращаются к политическим площадкам, где нет российского присутствия. Это, безусловно, серьезный вызов «московскому формату» региональных консультаций, который является едва ли не единственным успешным проектом МИД РФ на афганском направлении». По мнению Андрея Серенко, «возможно, уже в скором времени следует ожидать появления новых форм сотрудничества США и Китая по афганской проблеме»: «В Вашингтоне 21 июня пройдет первый раунд Китайско-американского диалога по вопросам внешней политики и безопасности. Это новая уникальная политическая площадка, на которой дискуссиями будут руководить член Госсовета КНР Ян Цзечи, госсекретарь США Рекс Тиллерсон и министр обороны США Джеймс Мэттис. В консультациях примет участие член Центрального военного совета (ЦВС) КНР, начальник объединенного Генерального штаба ЦВС Фан Фэнхуэй. Как сообщили официальные китайские СМИ, в ходе консультаций Китай и США «проведут углубленный обмен мнениями по китайско-американскому сотрудничеству и ряду представляющих взаимный интерес важных вопросов», причем, подчеркивается, что «Китай нацелен на достижение совместно с США позитивных результатов в ходе диалога». Очевидно, что афганская проблема относится как раз к числу таких вопросов. И обсуждаться она на этот раз будет без участия российских представителей».

7.Россия вновь заинтересовалась энергетическими проектами в Афганистане. В канун и после саммита ШОС в Астане в СМИ появились заявления российских и афганских представителей, которые сообщили о возобновлении интереса Москвы к экономическим проектам с участием Кабула. Так, 7 июня помощник президента РФ Юрий Ушаков заявил журналистам о том, что крупные российские энергетические компании прорабатывают возможность прокладки морского трубопровода Иран-Пакистан-Индия. По его словам, «компании изучают вопрос организации поставок в Пакистан сжиженного природного газа (СПГ), а также подключения к модернизации соответствующей инфраструктуры в Пакистане». Как сообщили СМИ со ссылкой на Ушакова, компания «ГАЗПРОМ-Проектирование» готовит анализ вариантов поставок газа из РФ и из третьих стран в Индию: «В октябре 2016 года «ГАЗПРОМ» подписал с Engineers India Ltd меморандум о совместном исследовании маршрутов поставок трубопроводного газа из России и других стран в Индию». Наряду с этим, сообщили СМИ, «ГАЗПРОМ» рассматривает возможность стать участником строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), большая часть маршрута которого пройдет через афганскую территорию. Через несколько дней после заявления Юрия Ушакова, уже во время саммита ШОС в Астане, министр энергетики и водоснабжения ИРА Али Ахмад Османи сообщил журналистам, что «недавно Кабул получил от России запрос, в соответствии с которым Москва рассчитывает принять участие в осуществлении энергетического проекта CASA-1000»: «Мы недавно получили от правительства России обращение о том, что они заинтересованы в присоединении к проекту CASA-1000 по экспорту электроэнергии из Центральной в Южную Азию — из Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан и Афганистан. Письмо было от заместителя министра энергетики России. Они хотят соединить две линии и поставлять электроэнергию в страны Южной Азии, так как у России есть гидрогенерирующие мощности в Таджикистане — Сангутдинская ГЭС». По словам Османи, «интерес России объясняется масштабностью проекта»: ««Они предложили присоединиться к этой линии. А мы со стороны Афганистана одобрили это». Кабульские эксперты, комментируя сообщения СМИ о возобновлении интереса Кремля к энергетическим проектам, связанным с Афганистаном, напоминают, что «еще при президенте Хамиде Карзае Путин говорил о готовности вложить 300 млн долларов инвестиций в проект CASA-1000»: «К этой теме российская сторона несколько лет не возвращалась, и вот теперь снова продемонстрировала свой интерес. Любопытно, впрочем, что о проекте CASA-1000 на этот раз сообщили афганские чиновники, а не российские представители. Можно также предположить, что все события последних месяцев, связанные с активизацией РФ на афганском направлении, в конечном счете, были ориентированы именно на возвращение Москвы в ключевые региональные энергетические проекты – ТАПИ и CASA-1000».

8.Узбекистан использует партнерство с Афганистаном для укрепления своих позиций в регионе. Саммит ШОС в Астане показал, что Узбекистан намерен продолжать придерживаться активной стратегии в отношении Афганистана. Как сообщают источники в Кабуле и Ташкенте, знакомые с ситуацией, «Узбекистан заинтересован в наращивании своего потенциала влияния в Афганистане, с использованием, как политических, так и экономических проектов». Следует отметить, что в ходе астанинского саммита ШОС президент Ашраф Гани провел только три личные встречи с главами государств, входящих в организацию, и одним из них был президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. По официальным сообщениям, в ходе беседы 8 июня президенты Узбекистана и Афганистана «обсудили вопросы сотрудничества в рамках международных организаций, а также на двустороннем уровне — по линии политики, экономики и культуры»: «Узбекский лидер отметил, что Ташкент считает необходимым политическое урегулирование ситуации в ИРА, а также долговременное обеспечение стабильности в Афганистане посредством экономических проектов». Уже после саммита ШОС, 13 июня, комментируя итоги встречи Гани и Мирзиёева министр внешней торговли Узбекистана Эльер Ганиев сообщил, что «Узбекистан и Афганистан намерены до конца 2017 года довести взаимную торговлю до 1 млрд долларов». По словам Ганиева, «президенты Узбекистана и Афганистана договорились о долгосрочных поставках из Узбекистана в ИРА ежегодно до 300 тыс. тонн минеральных удобрений, 2 тыс. единиц сельскохозяйственной техники, до 250 тыс. тонн продовольственной пшеницы и другой востребованной в Афганистане продукции». Эльер Ганиев заявил, что Кабул и Ташкент «прорабатывают соглашение о торговле и сотрудничестве в области транзита». Источники в Ташкенте сообщают, что «президент Узбекистана утвердил специальную программу партнерства с Афганистаном, которая предусматривает строительство железных и автомобильных дорог, а также высоковольтных линий электропередач»: «Речь идет о диверсификации внешнеторговых маршрутов перевозки грузов и их интеграции в международную инфраструктуру». По словам источников, «стратегия Ташкента предусматривает создание транспортного экономического коридора на северо-западе Узбекистана, строительство железной и автомобильной дорог, а также высоковольтной ЛЭП по маршруту Мазари-Шариф – Шиберган – Маймана – Герат»: «Новая стратегия Шавката Мирзиёева включает в себя проект строительства железной дороги Узбекистан – Кыргызстан – Китай с учетом интересов Ташкента. Для его реализации ведется подготовка к проведению серии заседаний трехсторонней рабочей группы». Источники в Ташкенте сообщают, что практическая реализация инфраструктурной стратегии Мирзиёева начнется середины июля 2017 года. Наряду с этим, Узбекистан сегодня изучает возможность присоединения к проекту строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). Об этом 14 июня сообщил журналистам председатель правления НХК «Узбекнефтегаз» Алишер Султанов. По его словам, «вопрос по присоединению Узбекистана к трубопроводу ТАПИ был поднят в ходе визита президента Шавката Мирзиёева в Туркменистан, и Туркменистан предложил Узбекистану принять участие в данном проекте». «Окончательного решения по этому вопросу не принято, в правительстве и администрации президента Узбекистана вопрос возможного участия республики в проекте ТАПИ пока только изучается, – сообщают ташкентские источники. – Очевидно, что это довольно дорогой проект он потребует серьезного финансового участия. В тоже время проект ТАПИ помог бы Узбекистану укрепить свои позиции в регионе». Некоторые эксперты в Кабуле предположили, что «вопрос финансов для присоединения к ТАПИ Ташкенту может помочь решить Токио»: «Между Узбекистаном и Японией складываются все более тесные отношения. Японцы рассматривают свое влияние в Узбекистане в качестве асимметричного ответа Пекину, который стремительно укрепляет свои позиции в Таджикистане. Япония могла бы использовать ситуацию и через узбекское посредничество присоединиться к проекту ТАПИ».

9.Афганские силовики и талибы ведут борьбу за влияние на севере страны. В первой половине июня афганские силы безопасности и боевики Талибана продолжили соперничество за контроль над ключевыми районами в северных провинциях ИРА. Как сообщают источники, близкие к афганским силовым ведомствам, серьезными ударами для повстанцев стали успешные операции Афганской национальной армии (АНА) и полиции в провинциях Кундуз и Бадахшан. В результате операции афганских сил безопасности, проходившей 7-10 июня на территории северной провинции Кундуз, от талибов был очищен уезд Имам Сахиб. По итогам зачистки, в которой были задействованы также иностранные военные и афганский спецназ, были убиты 80 повстанцев, еще 120 получили ранения. Афганские силовики, по официальным данным, потеряли трех человек ранеными и четырех убитыми. Почти одновременно с этим, в результате 7-дневной операции зачистки, от талибов был освобожден уезд Тагаб в северо-восточной провинции Бадахшан. Впрочем, здесь боевики не были разгромлены, а только отступили в соседний уезд Вардудж, населенный преимущественно пуштунами. При этом повстанцы потеряли убитыми 8 человек, 15 получили ранения, а трое попали в плен. «Сегодня жители провинции опасаются, что повстанцы могут вернуться в оставленный ими уезд», — сообщают источники в местной полиции. По словам начальника полиции провинции Бадахшан Абдул Халика Аксайи, в июле запланировано проведение новой спецоперации, которая нацелена на уничтожение боевиков Талибана в уездах Ямган и Вардудж. «Однако, пока никто не может дать гарантий успешности этой операции и того, что она будет реализована в запланированные сроки. За это время боевики могут снова попытаться атаковать Тагаб», — опасаются местные депутаты. Впрочем, в соседнем Таджикистане силовики не видят для себя реальной угрозы с афганской территории. 6 июня  начальник пресс-центра пограничных войск Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана Мухаммад Улугходжаев заявил, что «необходимости в усилении таджикско-афганской границы в связи с ситуацией в Афганистане на данный момент нет». По его словам, силовые структуры Таджикистана «ведут активное наблюдение» за пограничными афганскими территориями: «На сегодняшний день на таджикско-афганской границе достаточно сил и средств, чтобы в связи с обострением ситуации в Имам Сахибе не было необходимости выдвигать на границу дополнительные войска и технику. Также на второй линии находятся воинские подразделения Минобороны страны». «Это заявление таджикского силовика было сделано еще до проведения успешной операции АНА и полиции в уезде Имам Сахиб, — прокомментировал ситуацию один из афганских экспертов. – Сегодня для таджикской стороны обстановка на границе еще менее тревожная». Впрочем, уже 18 июня боевики Талибана нанесли ответный удар в уезде Хваджагар северной провинции Тахар. «Многочисленные отряды талибов с разных сторон в дневное время атаковали позиции силовиков в уезде Хваджагар. В результате ожесточенных боев повстанцы захватили под свой контроль 10 населенных пунктов. Представители МВД ИРА только обещают провести спецоперацию зачистки, для этого понадобится какое-то время. Пока же Талибан смог компенсировать отступление из уездов Имам Сахиб и Тагаб», — сообщают местные журналисты, отмечая, что «борьба за влияние на севере ИРА между силовиками и повстанцами продолжается, и пока в ней нет перевеса какой-то одной стороны».

10.В Пакистане может появиться китайская военная база. Американские военные аналитики не исключают скорого появления военной базы КНР на территории Пакистана. В специальном докладе Пентагона, опубликованном 6 июня, говорится, что «Китай готов начать строительство сети военных баз за рубежом по завершении строительства в Африке своего первого зарубежного военного объекта». В рамках такого строительства Пекин может «в скором времени» предпринять попытки разместить базу в Пакистане. «Китай, годовой оборонный бюджет которого превышает 180 млрд долларов, в дополнение к первой зарубежной военно-морской базе в Джибути, будет стремиться к созданию дополнительных баз в странах, с которыми имеются давние дружественные отношения и схожесть стратегических интересов», — говорится в докладе. В качестве такой страны американские военные аналитики называют Пакистан, «который уже является главным рынком сбыта китайского вооружения в Азиатско-Тихоокеанском регионе»: «На этот регион пришлось около половины китайского экспорта вооружения с 2011 по 2015 год в более чем 20 млрд долларов». Авторы доклада напоминают, что в 2016 году Китай подписал соглашение с Пакистаном на поставку восьми подводных лодок. «Расширение военного присутствия Китая в регионе тесно связано с его более масштабной инициативой по реализации проекта «Новый шелковый путь», предполагающего строительство портов, железнодорожных путей и дорог с целью расширить торговлю с рядом стран в Азии, Африке и Европе», — полагают эксперты. Пока не ясно, как собираются Соединенные Штаты реагировать на появление военной базы КНР на пакистанской территории. По мнению ряда кабульских экспертов, «возможно, американцы попытаются взамен добиться от Пекина такого давления на Исламабад, которое заставит пакистанцев отказаться от поддержки талибов и других радикальных вооруженных группировок». Любопытно, что практически одновременно с публикацией доклада Пентагона бывший посол США в Кабуле Залмай Халилзад сделал заявление о том, что у Вашингтона есть доказательства присутствия талибcкого руководства в Пакистане. Выступая на встрече политиков и экспертов в американской столице, Халилзад в ответ на реплику пакистанского посла в США Айзиза Ахмада Чодри о том, что «лидер талибов мулла Омар не был в Пакистане», сказал, что «Соединенные Штаты имеют  доказательства присутствия руководства Талибана и группировки Хаккани на территории Пакистана. «Мы знаем, что руководство Талибана, Кветтская Шура и теперь Пешаварская Шура, сеть Хаккани базируются в Пакистане», — заявил Залмай Халилзад. «Слова Халилзада можно рассматривать, как еще одно предупреждение Исламабаду, — считают кабульские эксперты. – Известно, что бывший посол США в ИРА по-прежнему консультирует администрацию Белого дома по ситуации в Афганистане и вокруг него. Следовательно, он доносит свою позицию до окружения президента Трампа. Вашингтон готовится к увеличению своего контингента в ИРА, к более активному участию своих солдат в боевых действиях против террористов. Если это обернется ростом потерь среди американских военных, то президент США вполне может ввести в ответ «солидарную ответственность» для талибов и их пакистанских партнеров. В таком случае нельзя исключать нанесения ударов армией США по объектам боевиков уже на территории Пакистана».

Аналитическая группа «АКЦЕНТЫ».

Акценты

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ФЕНЕНКО Алексей
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
МЕХДИ Михяуддин
ИВАНОВ Валерий
ХАСАН Шерхасан
Игорь СУББОТИН
Все авторы