» Абдул Латиф Педрам: Афганистан должен стать федеративным государством

Опубликовано: 01.05.2017 19:38 Печать

Латиф Пидрам

Недавно в афганских политических кругах разгорелся скандал, поводом для которого послужили высказывания политика Абдул Латифа Педрама. Последний заявил о необходимости признать линию Дюранда – спорную границу между Афганистаном и Пакистаном. Впоследствии некоторые разгневанные депутаты парламента призвали «закидать камнями» политика-оппозиционера. Взгляды Педрама и ранее отличались нетипичностью для афганского общества – достаточно упомянуть о приверженности политика идее федерализации. В этом эксклюзивном интервью Абдул Латиф Педрам поделился с корреспондентом «Афганистан.Ру» своими представлениями о необходимых реформах афганского государственного устройства, ситуации с афгано-пакистанской государственной границей, а также мнением по некоторым другим актуальным для его страны вопросам.

Справка от Афганистан.Ру: Абдул Латиф Педрам является одной из наиболее скандальных фигур среди появившихся на афганской политической сцене за последние пятнадцать лет. Много лет назад он предстал перед политическим сообществом Афганистана в качестве основателя партии «Национальный конгресс». Педрам одним из первых выступил за признание «линии Дюранда» и стал инициатором плана федерализации Афганистана. За откровенные и резкие высказывания господина Педрама неоднократно обвиняли в этнической предвзятости и национализме, однако он убежден в том, что является борцом за социальную справедливость и не преследует никаких целей для отдельно взятой национальной группы.

Афганистан.Ру: Господин Педрам, Ваши недавние высказывания относительно линии Дюранда успели вызвать скандал в афганском обществе. Проблема государственной границы между Афганистаном и Пакистаном по-прежнему является предметом обеспокоенности. Почему Вы, тем не менее, считаете данный вопрос решенным?

А.Л.П.: Поднятый мной в парламенте вопрос об окончательном признании линии Дюранда столкнулся с резкой реакцией со стороны пуштунских братьев и сестер, которая, однако, не касается исторического и юридического аспектов этой проблемы. Когда мы говорим, что данная граница является окончательной и приводим соответствующие документы и свидетельства, они не называют эти документы фальшивыми. Они также не могут объяснить, в чем состоит юридическая несостоятельность этой границы. Если какое-либо досье имеет столетнюю историю и за все это время никем не оспорено, это означает, что оно является окончательным. Так же, как в случае с уголовным делом: если вы десять лет не поднимали материалы этого дела, то на одиннадцатый год вы уже не имеете права подавать аппеляцию.

Пуштунские товарищи руководствуются в основном доводами морального и этнического характера, говоря о том, что по ту сторону границы находятся племена, с которыми они являются одним этносом, и если эта линия будет официально признана, то они окажутся разлучены. Но эти доводы не являются честными ни с политико-правовой, ни с научной точки зрения. Дело в том, что сегодняшняя ситуация весьма выгодна для некоторых пуштунских политиков и представителей элиты, которые используют силы по ту сторону границы во время выборов и гражданских войн. Через эту же границу осуществляется контрабанда опия-сырца, наркотиков, оружия и так далее. Это весьма доходное место. Этот регион находится вне закона. Таких мест нет во всем мире. Это предубеждение имеет под собой этническую, материальную и политическую основу.

Афганистан.Ру: Наряду со скандальным вопросом о линии Дюранда, вы подняли тему федерализации Афганистана и работаете в этом направлении. Вы считаете, что федерализация может стать путем решения нынешнего кризиса в Афганистане?

А.Л.П.: Большой шум, поднявшийся в самом Афганистане и за его пределами вокруг линии Дюранда, в еще большей степени укрепил меня в стремлении к федерализации. С учетом особенностей политических проблем Афганистана, такое явление, как централизация, не имеет ни логики, ни возможностей для осуществления. Между тем, нам такое хотят навязать. Это так же, как в мышлении. Если в философии и мышлении мы делаем упор на политическом плюрализме, то и во власти все происходит так же. Нельзя отдавать власть и политическое устройство на откуп какому-то одному сообществу, этнической группе или политической структуре.

Нынешний политический век и современный разум требуют того, чтобы мы двигались в сторону плюрализма во всех областях: в области политики и взаимного уважения, в области толерантности и в области справедливого распределения власти. Мы нуждаемся в плюрализме в вопросе о справедливом распределении богатств и в вопросе справедливого распределения ролей при принятии решений. Последнее представляется очень важным. Жак Деррида в своем объемном труде «Решение» говорит о том, что в централизованных структурах принципиально отвергается публичность при принятии решений, так что любой важный национальный вопрос может быть решен без участия в этом деле основной массы людей. Поэтому как с точки зрения философии и социологии, так и с точки зрения этики в наш век невозможно жить в условиях централизованного режима.

Федерализм возник в качестве альтернативы пережитому опыту централизованных систем, таких, как конституционные монархии и королевские режимы. Федеральная республика – современная структура, обладающая большими возможностями в вопросе разделения властей и демократизации. Вне зависимости от конкретных проблем Афганистана, федерализм теоретически полезен для таких обществ, как афганское. Мы поднимаем вопрос о федерализме для того, чтобы люди могли сами принимать решения и имели шанс участвовать в политической жизни страны.

Афганистан.Ру: Как только была выдвинута идея федерализации, на нее наклеили ярлык сепаратизма, стремления к ослаблению национального суверенитета и силы центрального правительства. Что Вы можете сказать в ответ на эту критику?

А.Л.П.: В партии «Национальный конгресс» нет сторонников раздробления страны. Мы всегда говорили, что воспринимаем Афганистан, независимо от того, колонизирован он или нет, как территорию в данных границах, на которой мы живем вместе со всеми другими национальностями, культурами и соседями. Мы говорим, что во избежание распада страны нужно справедливо, демократическим путем вернуть народу его права, пока мы не столкнулись с гражданской войной. Наша идея федерализации нацелена на предотвращение распада страны.

В нашем авторитарном Афганистане принято считать, что демократизация государственных структур означает ослабление центрального правительства. В Афганистане президент, подобно деспотичному и абсолютному самодержцу, стремится к тому, чтобы его приказы приводили в трепет всю страну, и восток, и запад, и чтобы люди не задавались вопросом о том, законны ли эти приказы и идут ли они на пользу государству. Складывается впечатление, что в нашем деспотичном Афганистане именно этого и ждут от власти. Но мы убеждены, что настоящая власть существует там, где отсутствует страх. Федерализм убивает страх. В демократическом обществе нет места страху. Во Франции, которая является великой державой, нет страха. В Америке, которая является великой державой, существует всеобъемлющая свобода. Это правда, что за пределами собственных границ они творят преступления. Настоящая политическая власть получает свою легитимность из рук народа.

Где бы сильная власть, которой не боятся люди ее страны, ни ощущала присутствия режима, держащего в страхе свой собственный народ, она будет уверена в том, что этот режим очень слаб. О диктаторах написано уже многое. Все они очень слабые люди и защищают себя из трусости. Во всем мире нет ни одного храброго диктатора. Кто был смелым, Ганди или Гитлер? Ясно, что Ганди.

Афганистан.Ру: Что входит в Ваш план федерализации? Какую модель Вы предусматриваете для Афганистана?

А.Л.П.: Существуют различные модели. Применяются разнообразные форматы разделения федеральной власти, и разные способы административного управления. К примеру, швейцарский федерализм предусматривает разделение по языковому признаку в качестве естественного фактора.

Наш план учитывает географические, культурные и земельные особенности Афганистана, однако этнический фактор не принимается во внимание. В каждом районе предполагается присутствие разных этнических групп. В некоторых регионах, например, в Хазараджате [территория Среднеафганских гор, населённая хазарейцами – прим. Афганистан.Ру], можно учесть и этнический фактор, но в Кундузе, Герате и некоторых других регионах разделение по этническому признаку проблематично. Народности перемешаны друг с другом, они вместе ведут дела, они соседствуют. Нам нужны новые, пока еще неизвестные форматы и демократические реформы. Такие структуры, как в Швеции, здесь не сработают.

Пока что главный вывод состоит в том, что федеральные структуры в Афганистане не должны формироваться по этническому признаку. Следует учитывать территориальное и культурное сходство. Надо принять во внимание экономическую специфику формируемых зон.

Мы считаем, что должны существовать местные ассамблеи. Наш лозунг заключается в федерализации на основе принципов социально-экономической общности и регионального удобства. Должно быть создано федеральное законодательство. Должны существовать местные законы и местные бюджеты, в которых следует предусмотреть долю отчислений в государственную казну и на нужды самих федеральных образований. Это тот формат, который предлагаем мы. Но поскольку этот вопрос требует профессионализма, могут быть предложены и другие, лучшие формы.

В целом мы настроены на федерализацию Афганистана, однако конкретные детали плана федерализации должны разрабатывать специалисты. Сейчас вопрос о принятии идеи федерализации <как таковой> для нас более актуален, чем обсуждение форм и времени ее проведения. Для нас важно сломать нынешнюю авторитарную систему, чтобы никто не воображал, что он является единоличным правителем этой земли.

Афганистан.Ру: Вы считаете, что планы по преобразованию государственного устройства в соответствии с Вашими инициативами могут быть осуществлены?

А.Л.П.: Учитывая ситуацию в Афганистане и переход мира к полицентричной системе, осуществление такого плана не является чем-то невозможным и неосуществимым. Очень важно, что идею федерализации Афганистана поддерживают в таких влиятельных странах, как Америка и Англия. Пятнадцать лет назад, когда я впервые поднял данную тему, эти влиятельные государства промолчали. Но сейчас мы находимся в совсем других условиях. Некоторое время назад представитель Евросоюза также заявил о том, что Афганистан следует децентрализовать. Они пришли к выводу о необходимости децентрализации еще и потому, что это станет шагом вперед для Афганистана.

Афганистан.Ру: В настоящее время Афганистан развивает сотрудничество со странами Центральной Азии. Увеличивается объем торговых контактов Кабула с Ташкентом, Душанбе, Астаной и другими соседями по региону. Что Вы думаете о развитии этих отношений?

А.Л.П.: У Афганистана нет иного пути, кроме сближения с государствами Центральной Азии, ведь мы соседи. В годы СССР никакого диалога между Афганистаном и этими странами не было, но сейчас ворота открыты, можно свободно торговать и налаживать межгосударственные отношения. С 1992 года по настоящее время происходит такое сближение, которое в прошлом никто не мог себе представить. Никто не мог даже подумать о том, что однажды в Бадахшане будут построены несколько мостов, по которым люди будут свободно ходить в Таджикистан за покупками и возвращаться обратно. Это очень заметное, явное и определенное сближение.

Я уверен, что отношения будут развиваться, потому что безопасность и экономика этих стран требует того, чтобы мы объединились. Нестабильность в том районе, где мы живем, не отвечает ничьим интересам. В свою очередь, Индия, Пакистан и Афганистан, будучи вовлеченными в войну, знают, что продолжение такой ситуации не приносит им пользы. Но между ними есть много нерешенных вопросов, и они хотят обеспечить свое влияние.

Вне всякого сомнения, Азиатский регион будет развиваться. Шанхайская организация является очень важным шагом в этом направлении. В настоящее время также ведутся переговоры о создании азиатского исламского союза на уровне региона, формируются региональные экономические союзы.

Афганистан.Ру: За последний год обеспокоенность стран Центральной Азии и России в связи с усилением кризиса в Афганистане сильно возросла. Поводом для тревоги со стороны этих государств послужили развитие экстремизма, распростанение нестабильности на север и деятельность группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Насколько обоснованы эти опасения?

А.Л.П.: Это беспокойство имеет серьезные основания. Центральноазиатские государства состоят друг с другом в различного рода отношениях. Помимо имеющихся между ними разногласий и кризисов, за которыми стоят политические причины, борьба за власть и т.д., эти государства обладают единой цивилизационной территорией и двумя-тремя весьма близкими друг другу общими культурами. Народности этого региона – узбеки, туркмены, таджики – были насильственно разобщены в те времена, когда Британская Индия и царская Россия занимались искусственным вычерчиванием границ и делили на мелкие части огромную территорию Большого Хорасана из опасения, что в будущем Хорасан сможет противостоять крупным державам.

Центральноазиатские государства и в наше время чрезвычайно близки. Экономики этих стран тесно связаны друг с другом. Экономический кризис в каждом из этих государств отразится и на остальных государствах региона. Если в  таджикском Бадахшане произойдет короткая однодневная война, можете быть уверены, что в нескольких уездах афганского Бадахшана исчезнет электричество и продовольствие, и мы столкнемся с нехваткой врачей.

С другой стороны, между Афганистаном и государствами Центральной Азии развивается торговля. Мы ввозим пшеницу из Казахстана, бензин, нефть и газ из Туркмении, цемент, стройматериалы и алюминий из Таджикистана и экспортируем в эти страны фрукты.

Несмотря на распад Советского Союза, экономики центральноазиатских стран до сих пор связаны между собой. Это же относится и к экономикам Центральной Азии и России. Данные государства расположены в одной геополитической зоне и в цивилизационном отношении весьма близки между собой. Они являются соседями и компаньонами, и, естественно, что все эти кризисы могут представлять для них опасность. Кризис, происходящий по эту сторону границы, подвергает опасности страны, расположенные по другую ее сторону, и они решительно выступают против «Талибана» и «Исламского государства».

Афганистан.Ру: Нестабильная обстановка в Афганистане побудила руководство страны поставить вопрос о переносе парламентских выборов, хотя окончательное решение до сих пор не было принято. С учетом сложившейся ситуации, каков Ваш прогноз относительно проведения парламентских и президентских выборов президента в отведенные для этого по закону сроки?

А.Л.П.: В отношении парламентских выборов власти еще не выразили окончательной готовности. Обсуждается возможность проведения этих выборов в октябре – ноябре этого года. Однако это начало зимы. В это время в приграничных районах Афганистана наступают холода. Кроме того, до сих пор не обеспечены материально-технические возможности для проведения выборов. Правительство и парламент считают, что если материальные возможности для проведения парламентских выборов не будут созданы, то будет лучше провести обе выборные кампании – и парламентскую, и президентскую – одновременно. Но это не означает, что выборы в парламент должны проводиться с опозданием. Напротив, следует раньше провести президентские выборы. Предположим, если парламентские выборы будут запланированы на октябрь – ноябрь, то и выборы президента должны будут проводиться в этом же месяце. Однако комиссия по выборам до сих пор не имеет четкой позиции по данному вопросу. Возможно, господин Гани желает того, чтобы кризис между президентом и парламентом продолжился, президентские выборы были отложены и не состоялись в сроки, указанные в Конституции.

Афганистан.Ру: И последний вопрос. Расскажите о Ваших собственных политических планах. Собираетесь ли Вы выдвигать свою кандидатуру в правламент, или же Вашей целью являются выборы на пост президента?

А.Л.П.: Мы с моими друзьями в «Национальном конгрессе» еще не приняли решение по этому вопросу. Но несомненно, что на грядущих парламентских выборах мы выставим в различных провинциях страны от 50 до 100 кандидатов от нашей партии. Мы решили расширить свой депутатский состав в парламенте. Разумееется, для рекламы и пропаганды своих программ нам понадобятся средства. Я готов участвовать в президентских выборах, если вместе с товарищами по партии сочту это целесообразным. В любом случае, я не оставлю политическую деятельность. Я должен присутствовать на политической сцене. Мы больше не можем позволить нескольким личностям воображать, что эта земля принадлежит им. Даже если мы проиграем, мы все равно должны находиться на этом игровом поле, поскольку мы хотим сломать традицию выдвижения кандидур от одной определенной этнической группы. Если другие не хотят вступить в эту игру, то это будем мы, и так же, как на выборах 2014 года, мы не уйдем с этой площадки.

Спасибо, господин Педрам.

Беседу вел Моджтаба Амири

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
КОНАРОВСКИЙ Михаил
КАМЕНЕВ Сергей
КОНДРАТЬЕВ Алексей
Владимир ЕВСЕЕВ
ИСКАНДАРОВ Косимшо
Все авторы