» АКЦЕНТЫ НЕДЕЛИ: Политический процесс в Афганистане 13-19 марта 2017 года

Опубликовано: 22.03.2017 21:00 Печать

1.Визит Мохаммада Ханифа Атмара в Москву. На минувшей неделе, 17 марта, состоялся рабочий визит секретаря Совета национальной безопасности (СНБ) Исламской Республики Афганистан (ИРА) Мохаммада Ханифа Атмара в Россию. Атмар пробыл в Москве менее суток, но, тем не менее, успел встретиться с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым, министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и исполняющим обязанности генерального секретаря ОДКБ Валерием Семериковым. По итогам встреч Ханиф Атмар дал большие интервью двум российским информационным агентствам, в которых крайне позитивно отозвался о принимающей стороне и результатах московских бесед. Судя по доступной информации, визит Атмара в Москву носил исключительно консультативный характер. Никаких конкретных договоренностей или практических соглашений в ходе него достигнуто не было, тем не менее, для российско-афганских отношений этот визит имеет очень большое значение. Ханиф Атмар является едва ли не самым влиятельным политиком в Кабуле, его роль в принятии ключевых политических и кадровых решений в ИРА очень велика. В то же время, на протяжении последних полутора лет у Атмара не складывались отношения с Москвой. Встречи 17 марта в Москве, кажется, растопили лед взаимного недоверия в отношениях Ханифа Атмара и представителей Кремля. Во всяком случае, этот вывод напрашивается после публичных заявлений, сделанных самим главой СНБ ИРА. В частности, Атмар заявил, что его убедили заверения российских представителей о том, что Москва поддерживает контакты с талибами исключительно для того, чтобы склонить руководство повстанческого движения к мирным переговорам с кабульским правительством. Таким образом, глава СНБ ИРА, фактически, снял основную претензию, которую предъявляют последние полгода России афганские политики и СМИ. Другим доказательством нормализации отношений Атмара и Москвы можно считать заявление афганского гостя о недопустимости ликвидации парка российских вертолетов в Афганской национальной армии (АНА) и полиции ИРА. С такой инициативой в конце февраля-начале марта выступили американские представители, заявившие о своих планах полностью заменить стоящие на вооружении афганской армии российские вертолеты американскими. Однако в ходе московских переговоров 17 марта Ханиф Атмар озвучил иной подход к проблеме – по его словам, в силовых структурах ИРА должно быть одновременно два вертолетных парка – российский и американский, которые будут дополнять друг друга. Исходя из этого, глава СНБ ИРА пообещал московским собеседникам вернуться к теме закупок российских военных вертолетов и создания специального сервисного центра по их обслуживанию. Где на эти цели Ханиф Атмар найдет деньги, пока не ясно – американцы отказываются финансировать закупки российской военной техники для афганских силовиков, а других внешних доноров, готовых заменить финансовую помощь США, пока не видно. Тем не менее, в вертолетной сделке, обсуждавшейся в Москве, важен сейчас не столько конкретный коммерческий результат, сколько взаимный настрой обсуждавших эту проблему сторон. Ханиф Атмар явно пытался произвести на россиян позитивное впечатление и, очевидно, его стремление было ответной любезностью высокого афганского гостя на радушное поведение хозяев. И это, пожалуй, есть самый главный итог мартовского визита главы СНБ ИРА в российскую столицу. Позитивный отклик Атмара на предложение представителей РФ кабульскому правительству принять участие в многостороннем консультативном совещании по Афганистану, которое состоится 14 апреля в Москве, был вполне ожидаемым. Как, впрочем, и его замечание о необходимости пригласить на это совещание представителей США. Несмотря на подчеркнуто дружескую атмосферу московских приемов, глава СНБ не утратил политического реализма и подчеркивал особую роль Соединенных Шатов в обеспечении афганских сил безопасности, а также «центральную роль» Вашингтона «в организации усилий по мирному процессу в Афганистане». Таким образом. Атмар дал понять, что без участия американцев любые проекты по поиску мира в Афганистане просто не имеют смысла. Возможно, это не очень понравилось российским собеседникам главы СНБ ИРА, которые демонстрируют стремление создать новый центр управления процессом национального примирения в Афганистане – через объединение усилий стран региона, разумеется, под эгидой Москвы, и выработку некоего «единого регионального подхода» к решению афганской проблемы. «Однако с оценками Атмара авторам идеи такого подхода придется считаться. Хотя бы потому, что без участия афганского правительства ни один проект достижения мира в ИРА реализован быть не может. А это свое участие официальный Кабул будет продолжать аккуратно согласовывать с Вашингтоном, что отнюдь не является каким-то антироссийским жестом, но всего лишь проявлением политического реализма и здравого смысла», — прокомментировал ситуацию эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко.

2.Талибы хотят приехать в Москву. Одним из итогов визита 17 марта в РФ секретаря Совета национальной безопасности ИРА Мохаммада Ханифа Атмара стало согласие представителя Кабула на участие в многостороннем московском совещании по афганской проблеме, намеченном на 14 апреля. Сам Атмар уже назвал это мероприятие «конференцией в формате «шесть плюс шесть». Речь идет о 12 странах, половина из которых ранее уже пыталась найти общий язык с талибами (США, Китай. Пакистан, Афганистан, Россия, Иран), и новая шестерка (Индия и пять стран Центральной Азии). Еще одну, 13-ю, позицию в этой дипломатической арифметике выразили готовность занять талибы. После завершения московского вояжа Атмара они поспешили выступить с заявлением о согласии приехать 14 апреля в Москву, если им будет направлено соответствующее приглашение. Неожиданно быстрая и по факту позитивная реакция Талибана на итоги московского визита главы СНБ ИРА, настойчивость российских журналистов, по нескольку раз задававших Атмару один и тот же вопрос, смысл которого сводился к лоббированию идеи приглашения талибов 14 апреля в Москву, дают основания предполагать, что российская сторона, если уже и не направила приглашение представителям повстанческого движения, то однозначно будет добиваться согласия Кабула на этот счет. Очевидно, что ближайшие три недели российские дипломаты потратят на поиск формата, который бы позволил талибам участвовать в московской конференции. Здесь, по оценкам экспертов Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА), просматриваются три варианта развития событий. Первый – после долгих уговоров, Кабул дает согласие, и талибы присоединяются к встрече в российской столице 14 апреля на правах еще одного участника. Впрочем, в этот сценарий пока верят очень немногие аналитики. Второй вариант – талибы получают статус наблюдателей и в этом качестве участвуют в дискуссиях. Наконец, третий вариант – делегация Талибана приезжает в Москву 13 или 15 апреля, не участвует в работе международной конференции, однако на полях ее проводится встреча представителей афганского правительства и талибов. Третий сценарий представляется экспертам наиболее реальным, так как, с одной стороны, он не уравнивает формальный политический статус эмиссаров повстанцев с кабульскими делегатами (чего категорически не хотят представители дворца «Арг»), а, с другой стороны, опять-таки, по желанию официального Кабула, позволяет начать прямые двусторонние переговоры между Талибаном и правительством ИРА. Именно это условие озвучил 17 марта в Москве Ханиф Атмар. Москва вполне может его выполнить, предоставив свою площадку для афгано-афганских переговоров (возможно, даже на постоянной основе), и не присоединяясь к ним в роли третьего лишнего. «Если это получится сделать, то Россия окажется в очень серьезном политическом выигрыше, — комментирует ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – Вероятно, в Москве надеются на поддержку этой инициативы Ханифом Атмаром, который, в случае успеха, также сможет записать себе в актив практическую организацию межафганского диалога. В решающей степени исход этого проекта зависит от согласия китайской и американской сторон, поэтому так важно участие в совещании 14 апреля представителя Вашингтона». По мнению экспертов ЦИСА, «если бы в апреле удалось усадить за один стол в Москве делегации талибов и официального Кабула, то вполне реальной оказалась бы перспектива подписания сторонами соглашения о прекращении огня, что радикально повлияло бы на военно-политическую ситуацию в Афганистане».

3.Британское посредничество между Кабулом и Исламабадом набирает силу. На минувшей неделе, 15 марта, в Лондоне состоялись переговоры между представителями Афганистана и Пакистана. Кабул представлял секретарь СНБ ИРА Мохаммад Ханиф Атмар, Исламабад – советник премьер-министра Пакистана по внешней политике Сартадж Азиз. Как сообщили афганские СМИ, «встреча была организована при поддержке британских властей в целях разрешения проблем в отношениях между двумя странами-соседями». Поводом к встрече стало закрытие Исламабадом афгано-пакистанской границы, а также обстрелы приграничной афганской территории пакистанскими военными. Как следует из официальных отчетов, в ходе лондонской встречи Сартадж Азиз выразил обеспокоенность тем, что целый ряд антиправительственных групп используют афганскую территорию для подготовки атак против Пакистана. Он призвал Кабул активнее участвовать в борьбе с этими антипакистанскими силами. Некоторые источники в Кабуле сообщают, что британские представители высказывались за то, чтобы участники переговоров обсудили претензии пакистанской стороны на то, что часть боевиков с территории Пакистана укрывается сегодня на афганской территории («таким образом, англичане давали понять, что жалобы Исламабада небеспочвенны»). В свою очередь, Мохаммад Ханиф Атмар осудил закрытие границы, назвав этот решение Исламабада неправомерным. Он отметил, что невозможность сухопутного сообщения с Пакистаном нанесла ощутимый ущерб афганским предпринимателям, и призвал Исламабад прекратить фактическую блокаду ИРА. Комментируя затем 17 марта в Москве итоги лондонской встречи с Сартаджем Азизом, Атмар сказал, что эти переговоры «были плодотворными и конструктивными, нацеленными в будущее»: «Да, сохраняются сложные вопросы, в том числе, наиболее сложный - это устранение дефицита доверия между нашими странами. Мы передали список разыскиваемых террористов, и пакистанская сторона передала нам свой список. И одной из главных инициатив со стороны Афганистана было как раз предложение о сотрудничестве по этим спискам и необходимость установления третьей стороны (очевидно, речь идет о Великобритании – Прим. «Акценты недели»), которая будет сверять списки и координировать, наблюдать за выполнением этой совместной работы. В контексте этого мы достигли прогресса, мы договорились о механизме кооперации между Афганистаном и Пакистаном при подключении четырехстороннего механизма, который у нас сложился с Китаем и США». По словам Атмара, «другой вопрос, который обсуждался в Лондоне, - это меры по снижению эскалации в максимально короткие сроки, включая открытие пунктов пропуска (на границе)»: «Мы надеемся, что сможем увидеть какой-то прогресс, основанный на достигнутом соглашении, уже в ближайшие день-два». На самом деле, спустя два дня пакистанские власти заявили об открытии границы с Афганистаном. «Таким образом, британское посредничество в отношениях Кабула и Исламабада оказалось весьма эффективным, — комментирует ситуацию эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. – Судя по открытым источникам, сегодня ключевую роль в создаваемой Лондоном системе посредничества между Афганистаном и Пакистаном играют британский посол в Кабуле Доминик Джерми и советник по национальной безопасности премьер-министра Великобритании Марк Лайалл Грант. Интересно, что Джерми считается, прежде всего, специалистом по торгово-экономическим международным отношениям, в этих вопросах он специализировался до назначения на должность посла. Видимо, именно эти способности и навыки оказались особенно востребованными для разрядки напряженности в отношениях Кабула и Исламабада». По мнению Андрея Серенко, «как бы там ни было, англичане сегодня укрепляют свой статус «честного маклера» в Афганистане и Пакистане»: «Усиление политических позиций Лондона явно опережает реализацию нового американского курса в Афганистане. Можно предположить, что, в отличие от США, Британия будет делать ставку не на военные, а на дипломатические и политические рычаги влияния на ситуацию. Тем более, что они дают достаточно быстрый эффект. Нельзя исключать, что англичане предложат свое посредничество также Кабулу и Талибану, если, допустим, попытка российского посредничества на московской конференции 14 апреля окажется неудачной». О том, что в ходе лондонских переговоров была предпринята успешная попытка создать новый механизм сотрудничества в борьбе с террористическими угрозами в регионе, заявил посол ИРА в Исламабаде Омар Захелвал, который сопровождал Ханифа Атмара в поездке в Британию: «Афгано-пакистанская встреча на высоком уровне состоялась в Лондоне при участии британского правительства в качестве принимающей стороны с целью обсуждения и выработки механизма подлинного двустороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом. Стороны согласились с шагами и мерами по улучшению нынешних напряженных двусторонних отношений и мерам взаимного доверия. Встреча завершилась весьма позитивно. Дискуссии были содержательными, конструктивными, перспективными и результативными. Мы настроены позитивно, что реализация механизма, о котором мы договорились, может создать необходимую атмосферу доверия для конструктивных, нацеленных на перспективу, межгосударственных отношений и сотрудничества».

4.Афганские депутаты и Хамид Карзай потребовали пересмотреть соглашение о безопасности с США. На минувшей неделе депутаты Волуси джирги (нижней палаты афганского парламента) выступили с критикой соглашения о безопасности, заключенного между Афганистаном и Соединенными Штатами 30 сентября 2014 года. Этим соглашением регламентируется присутствие американских войск на афганской территории. 18 марта на заседании Волуси джирги депутаты призвали «правительство национального единства» ИРА пересмотреть соглашение о безопасности с США, назвав его неэффективным. Так, первый заместитель председателя афганского парламента Хумаюн Хумаюн заявил, что «до настоящего времени подписание соглашения с Вашингтоном не принесло Кабулу никакой пользы». По словам депутата от провинции Урузган Обайдуллы Баракзая, «военное присутствие США в Афганистане не привело к улучшению ситуации в стране, а, напротив, способствует росту активности Талибана, «Аль-Каиды» и других группировок, выступающих против США». Ряд депутатов заявили, что «США ведут с Афганистаном двойную игру», и не выполняют тех обещаний, которые они давали афганскому народу при подписании договора: «Соседние страны нарушают суверенитет и территориальную целостность Афганистана, ситуация в области безопасности сильно ухудшилась, а США на все это никак не реагируют. Правительство и парламент должны пересмотреть договор о безопасности и прямо обсудить этот вопрос с американской стороной». «Недовольство депутатов Волуси джирги было напрямую связано с недавней атакой боевиков «Исламского государства» на военный госпиталь имени Сардара Мохаммада Дауд Хана в Кабуле, в ходе которого погибли и получили ранения более 100 человек, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – По мнению парламентариев, США не выполнили своих обязательств по договору о безопасности с Афганистаном, и на этом основании договор должен быть пересмотрен или же нужно вовсе ставить вопрос о его отмене. Депутаты заявили, что американцы, поставив подпись под этим договором, защищают только свое присутствие в стране. Впрочем, такого рода требования со стороны некоторых афганских политиков звучали и раньше. Они возникают периодически, как правило, после резонансных терактов, повлекших за собой большие жертвы». Впрочем, полагает Омар Нессар, на этот раз демонстрация недовольства может быть связана с заявленными на конец 2017 года парламентскими выборами: «Очевидно, что многие члены Волуси джирги хотели бы сохранить за собой статус депутата. Для них предвыборная кампания, фактически, уже началась. Отсюда и повышенная патриотическая риторика и критика в адрес американцев, к которым общественное мнение ИРА относится неоднозначно». Кабульские источники отмечают, что, одновременно с критикой договора с Вашингтоном, некоторые депутаты Волуси джирги подвергли осуждению и внешнюю политику «правительства национального единства»: «По их словам, нынешнему афганскому правительству не удалось установить хороших отношений ни с одной страной. В результате, даже ближайшие соседи постепенно отдаляются от Афганистана». За несколько дней до возмущения Волуси джирги, с критикой действий американцев и договора о безопасности с США выступили депутаты Мешрано джирги (верхней палаты национального парламента ИРА). По словам сенаторов, американо-афганский договор о безопасности не принес никакой пользы Афганистану, обстановка в стране серьезно ухудшилась. Сенаторы считают, что подписание договора в конце сентября 2014 года было поспешным: «Договор никакого положительного влияния на укрепление мира и стабильности в Афганистане не оказал, он не смог предотвратить нападение на Афганистан соседних стран. Поэтому правительство ИРА должно занять очень жесткую позицию по этому договору». По словам сенатора от провинции Нимроз Надира Балуча, «присутствие иностранных войск превратило Афганистан в кладбище». По мнению ряда кабульских экспертов, «за критикой договора с Америкой может скрываться заказ со стороны Ирана, который недоволен перспективой усиления военного присутствия США в Афганистане». Наблюдатели отмечают также синхронность критики Америки со стороны депутатов обеих палат и экс-президента страны Хамида Карзая. На минувшей неделе в интервью афганским СМИ Карзай заявил, что «правительство национального единства» должно потребовать от США прояснения своей политики в отношении Афганистана: «В противном случае, пусть они вообще уходят из страны, чтобы Афганистан мог для прекращения войны объединиться с Россией, Индией и Ираном». По мнению Карзая, «США используют территорию Афганистана для дестабилизации Москвы, чтобы нестабильность и экстремизм переместились в Россию, США хотят расширения терроризма в Россию». «Правительство национального единства должно занять четкую позицию в отношении США и заставить правительство Соединенных Штатов выполнять свои обязательства, особенно в отношении агрессии со стороны Пакистана, — заявил Карзай. — Или пусть США уйдут с нашей дороги и оставят нас одних, чтобы мы могли стабилизировать Афганистан с помощью региональных стран во взаимодействии с Россией и Китаем». Хамид Карзай также высказался против продолжения присутствия американских солдат в Афганистане, так как, по его словам, «это ведет к расширению войны». Вместе с тем экс-президент ИРА выразил тревогу в связи с расширением экстремизма и терроризма в Афганистане и в регионе. Он призвал покончить с угрозами экстремизма «путем оказания дополнительного давления на Пакистан».

5.В Афганистане готовится замена руководителей силового блока. На минувшей неделе афганские СМИ сообщили о предстоящих отставках глав Министерства обороны, МВД и Управления национальной безопасности (УНБ) ИРА. 15 марта депутаты нижней палаты афганского парламента (Волуси джирги) объявили о начале процедуры импичмента в отношении министров внутренних дел и обороны, а также шефа УНБ. Основанием для отстранения министров послужило нападение боевиков «Исламского государства» (ИГ) на военный госпиталь в Кабуле, ставшее причиной многочисленных жертв. После нападения террористов афганские политики, общественные деятели и СМИ подвергли критике руководителей правоохранительных и силовых ведомств, не сумевших предотвратить нападение на режимный госпиталь, в котором проходили лечение военные, в том числе высокопоставленные офицеры армии и полиции. «Запуску процедуры импичмента министров силового блока в Волуси джирге предшествовала встреча делегации представителей парламента во главе со спикером нижней палаты Абдулом Рауфом Ибрагими с президентом Мохаммадом Ашрафом Гани, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – В ходе нее и обсуждалась перспектива замены министров, причем, не только глав силовых ведомств, но и других членов кабинета, которым еще в 2016 году был вынесен вотум недоверия». Судя по заявлениям депутатов, сделанным после встречи во дворце «Арг», Ашраф Гани дал согласие на отставки руководителей силовых структур (как заметил Ибрагими, выступая на следующий день перед депутатами, «президент обязался уважать решения парламента»). Гани также пообещал в ближайшие 10 дней представить кандидатуры на 4 министерских поста, вместо тех руководителей, которые ранее получили вотум недоверия в Волуси джирге. «Право требовать с министров отчетности, утверждение их в должности и лишение полномочий — это особые прерогативы парламента», — подчеркнул Ибрагими, давая понять, что от этих полномочий Волуси джирга отказываться не собирается. Сегодня 10 государственных министерств ИРА возглавляют не постоянные министры, а чиновники, временно исполняющие их обязанности (7 министров «правительства национального единства» были пять месяцев назад отстранены парламентом за неспособность освоить бюджетные средства, выделенные на проекты развития, еще 3 министра были отправлены в отставку). Как сообщают источники в Волуси джирге, уже 26 марта депутаты могут заслушать отчеты силовых министров, после чего в отношении них начнется процедура импичмента. «Впрочем, пока в истории с вероятной ротацией министров силового блока далеко не все предсказуемо, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Несмотря на заявления Ибрагими, сам Ашраф Гани или его официальные представители воздерживаются от публичных оценок глав Минобороны, МВД и УНБ. Обещая представить в Волуси джиргу кандидатуры новых министров, президент ИРА, прежде всего, ведет речь о руководителях гражданских ведомств, которые не прошли проверку в парламенте осенью 2016 года. Возможно, президент попытается этими новыми кандидатами на министерские посты смягчить радикальный настрой депутатов в отношении силовиков или хотя бы части руководителей силовых ведомств». По мнению некоторых наблюдателей, «Гани может согласиться на частичную ротацию, отдав на растерзание депутатам не всех силовиков». Сами силовики пытаются повлиять на свою судьбу, отправляя в отставку подчиненных. Так, на минувшей неделе заместитель главы МВД по вопросам безопасности Абдул Рахман Рахман был смещен со своего поста. Как сообщили афганские СМИ, его заменил генерал-майор Тарик Шах Бахрами, которого считают человеком Мохаммада Ханифа Атмара (в 2015 году Бахрами возглавлял департамент информации в аппарате Совета национальной безопасности Афганистана).

6.Выборы в парламент Афганистана могут пройти в ноябре 2017 года. На минувшей неделе глава секретариата Независимой избирательной комиссии (НИК) ИРА Имам Мохаммад Варимач заявил в интервью афганским СМИ, что выборы депутатов Волуси джирги могут состояться в ноябре нынешнего года: «Ожидается, что парламентские выборы пройдут в ноябре 2017 года. Однако до сих пор продолжаются технические исследования, по итогам которых это будет определено». По его словам, на предстоящих выборах для обеспечения процесса голосования и подсчета голосов будут использоваться новые технологии. Срок полномочий нынешнего парламента истек еще в июне 2015 года, но проведение новых выборов депутатов Волуси джирги до сих пор откладывалось из-за разногласий между президентом Ашрафом Гани и главой исполнительной власти ИРА доктором Абдуллой Абдуллой по вопросам проведения избирательной реформы, а также ситуации с безопасностью. «Срыв сроков проведения выборов в парламент неоднократно оказывался поводом для критики в адрес «правительства национального единства» со стороны афганских политических деятелей и общественного мнения, а также западных стран-доноров, — комментирует ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – Однако, судя по некоторым признакам, дворец «Арг» на самом деле планирует проведение парламентских выборов в нынешнем году, ведь без этого оказываются в подвешенном состоянии все иные политические реформы в стране, прежде всего, созыв конституционной Лойя-джирги и внесение изменений в Основной закон Афганистана». Одним из признаков подготовки к парламентским выборам кабульские эксперты назвали и, фактически, начавшуюся реформу партийной системы ИРА. На минувшей неделе стало известно, что Министерство юстиции Афганистана приостановило разрешения на деятельность нескольких десятков политических партий. В итоге из 110 партий лицензии на продолжение деятельности были выданы только 60. Формальным основанием для приостановки работы партий было стремление руководства страны «предотвратить деятельность националистических и антинациональных структур». По словам представителя Министерства юстиции ИРА Амана Риязата, «фундамент политического строя Афганистана основывается на демократии и возможности осуществлять здоровую политическую и общественную деятельность»: «Необходимо, чтобы партии и общественные организации появлялись и функционировали в соответствии с законом и в рамках здоровой общественной и политической деятельности, и чтобы при этом не допускалась националистическая или антинародная деятельность». «Сокращение почти в два раза числа политических партий связано, прежде всего, со стремлением афганского правительства повысить управляемость процессом партийного строительства, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистан (ЦИСА) Омар Нессар, предсказавший такое развитие событий более года назад. – Возможно, это лишь начало политической реформы, которая в итоге приведет к повышению роли партий в процессе формирования Волуси джирги. Нельзя исключать, например, перехода к смешанной системе выборов, когда часть депутатов парламента будет избираться по партийным спискам».

7.Исламские лидеры Афганистана требуют от Ирана прекратить вербовку афганской молодежи для войны в Сирии. На минувшей неделе, 15 марта, во дворце «Арг» состоялась встреча президента ИРА Мохаммада Ашрафа Гани с членами Совета улемов Афганистана. В ходе беседы представители высшего исламского духовенства ИРА выразил тревогу в связи с отправкой иранскими властями афганской молодежи на войну в Сирию и потребовал от Тегерана прекратить эту деятельность. По этому поводу председатель Совета улемов маулави Киямуддин Кашаф зачитал специальное обращение. В тексте заявления говорится, что Совет улемов выражает тревогу в связи с отправкой афганской молодежи на войну в Сирию, и требует от иранских властей прекратить использовать для этих целей трудности афганских беженцев, проживающих на территории Исламской Республики Иран (ИРИ). Вместо этого Совет улемов ИРА призвал Тегеран «на основании принципов исламского сострадания и братства помочь и оказать содействие в решении проблем афганских беженцев». По словам кабульских экспертов, знакомых с ситуацией, другой темой, обсуждавшейся 15 марта на встрече в «Арге», была предстоящая международная исламская конференция в Саудовской Аравии, на которой планируется обсудить афганский кризис и, как ожидается, осудить «джихад» экстремистских и повстанческих группировок против официального Кабула. В этой конференции примут участие лидеры Совета улемов ИРА. Как сообщили афганские СМИ, за несколько дней до президентского приема во дворце «Арг» маулави Киямуддин Кашаф встречался с главой исполнительной власти ИРА доктором Абдуллой Абдуллой. В ходе этой встречи Кашаф затронул тему отношения к войне в Афганистане представителей духовенства. По словам главы Совета улемов, «те муфтии, которые выносят фетвы о необходимости ведения в Афганистане джихада, ничего не понимают в исламе». «Таким образом, маулави Кашаф, фактически, обвинил в отсутствии знания ислама мусульманских ученых, поддерживающих Талибан, — прокомментировали ситуацию кабульские эксперты. – Заявления главы Совета улемов можно расценивать и как прямой выпад в адрес лидера талибов маулави Хайбатуллы Ахундзады, который также является мусульманским ученым, поддерживающим «джихад» против правительства страны и иностранных войск». На встрече с президентом Гани 15 марта лидеры Совета улемов осудили недавние теракты в стране, прежде всего, нападение боевиков «Исламского государства» на военный госпиталь имени Сардара Мохаммада Дауд Хана в Кабуле, назвав их «противоречащими всем исламским и гуманитарным нормам». Совет улемов ИРА также осудил действия Исламабада в связи с закрытием афгано-пакистанской границы и созданием препятствий для возвращения афганцев домой. Исламские лидеры Афганистана назвали также недопустимыми обстрелы афганской территории пакистанской артиллерией, жертвами которых становятся мирные граждане. «Такие действия противоречат всем исламским и гуманитарным нормам и принципам добрососедства, а также нормам международного права», — заявили члены Совета улемов. Следует отметить, что на минувшей неделе тема недружественных действий Ирана в отношении Афганистана поднималась в афганских СМИ и по другому поводу. По сообщению телеканала Kabul News, в начале марта «теневые губернаторы» талибов из восточных афганских провинций Майдан-Вардак и Газни якобы побывали в Иране, где провели переговоры с иранскими властями. По данным телеканала, вскоре после этой поездки иранские спецслужбы организовали поставки легкого и тяжелого вооружения талибам, воюющим в этих провинциях ИРА. «Информация о поставках Ираном оружия талибам и раньше неоднократно появлялись в СМИ, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Однако, тогда речь шла о юго-западном регионе ИРА, приграничных с Ираном провинциях Фарах и Гельманд. Если сведения из Вардака и Газни подтвердятся, то это будет означать, что Тегеран расширяет свою экспансию в ИРА, и спонсирует деньгами, оружием и боеприпасами антиправительственные группы не только в западном, но и восточном Афганистане». Как сообщают СМИ, депутаты Волуси джирги от Майдан-Вардака и Газни уже сравнили Иран с Пакистаном, заметив, что обе эти страны оказывают талибам практически открытую помощь и организовали им поставки оружия. «Военная помощь со стороны Ирана и Пакистана уже привела к значительному укреплению позиций Талибана в восточных провинциях Вардак и Газни. Учитывая стратегическое значение этого региона, весной-летом 2017 года следует ожидать активизации там боевых действий», — считают кабульские эксперты, близкие к афганским силовикам.

8.Атта Мохаммад Нур назвал ошибкой его предвыборный союз с доктором Абдуллой Абдуллой. На минувшей неделе, 13 марта, губернатор северной провинции Балх, секретарь партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА) Атта Мохаммад Нур публично назвал своей «крупнейшей политической ошибкой» поддержку доктора Абдуллы Абдуллы на президентских выборов 2014 года. Выступая на собрании, посвященном годовщине смерти бывшего вице-президента ИРА Мохаммада Фахима Касима, Атта Мохаммад Нур обвинил Абдуллу Абдуллу в предательстве интересов ИОА и народа, «которое причинило ущерб очень многим людям». Губернатор Балха принес извинения своим сторонникам за поддержку Абдуллы на президентских выборах: «Это была ошибка. Абдулла Абдулла думал только об укреплении своей власти. Самое большое его достижение — это получение зарплаты и назначение советников. Глава исполнительной власти «правительства национального единства» оказался неудачником, поскольку не смог защитить права и интересы людей, в первую очередь тех, кто был вместе с ним во время предвыборной борьбы». Одновременно Атта Нур позитивно отозвался о своих переговорах с президентом ИРА Мохаммадом Ашрафом Гани. Как сообщают афганские СМИ, поблагодарив Гани за назначение его губернатором Балха, Нур затем сказал, что, возможно, скоро откажется от этого поста, так как принял решение участвовать в следующих выборах президента страны. «При этом Нур не уточнил, в каком именно качестве он будет участвовать, — отмечают кабульские эксперты. – Вполне возможно, что Нур дал понять, что готов пойти на выборы главы государства в команде Ашрафа Гани, заняв, например, место первого вице-президента. В этом случае заявления губернатора Балха следует расценивать, как укрепление политического альянса Нура и Гани и, одновременно, как резкое ослабление политических перспектив команды доктора Абдуллы».

9.Реализация проекта CASA-1000 начнется в 2018 году. На минувшей неделе Министерство энергетики и водоснабжения Афганистана объявило о том, что строительные работы по региональному энергетическому проекту CASA-1000 начнутся в 2018 году. «Это произойдет сразу после завершения закупок необходимых строительных материалов», — пояснили в министерстве. Расходы на проведение строительных работ в афганских провинциях возьмут на себя другие страны-участницы проекта — Кыргызстан, Таджикистан и Пакистан. Ранее предполагалось, что Афганистан также будет закупать электроэнергию в рамках проекта CASA-1000, однако в 2016 году «правительство национального единства» ИРА отказалось от этого, оставив за Афганистаном только транзитные функции. Ожидается, что ежегодный доход афганского государственного бюджета от транзита электроэнергии в Пакистан составит около 50 млн долларов. Общая стоимость проекта CASA-1000 (высоковольтной ЛЭП, которая свяжет Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан и Пакистан), составляет около 1,17 млрд долларов. Проект финансируют Всемирный банк, Соединенные Штаты, Великобритания, а также европейские банки. Российские власти несколько лет назад заявляли о готовности вложить в проект CASA-1000 не менее 300 млн долларов, однако, по имеющейся информации, конкретного соглашения на этот счет между Москвой и Кабулом достигнуто не было. «Проект CASA-1000, наряду с Трансафганским газопроводом (ТАПИ), является одним из стратегических региональных проектов в сфере энергетики, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Примечательно, что представители Талибана взяли на себя обязательства обеспечивать безопасность обоих этих энергетических коридоров. Вполне возможно, потому, что конечным потребителем газа в рамках ТАПИ, и электричества в рамках CASA-1000 станет Пакистан».

10.Исламабад пытается «привязать» «Исламское государство» к Афганистану. На минувшей неделе, 16 марта, официальный представитель МИД Пакистана Нафис 3акария на брифинге в Исламабаде, комментируя угрозу со стороны «Исламского государства» (ИГ) в регионе заявил, что «ИГ — это террористическая организация с прочными корнями в Афганистане»: «Она подпадает под ту категорию, где нам нужны контртеррористические меры. ИГ присутствует в Афганистане. Ее растущее влияние и присутствие имеет серьезные последствия не только для Пакистана, но также и для других стран в регионе. Это общая забота, и Пакистан разделяет эту общую заботу». «Таким образом, официальный представитель пакистанского МИДа, фактически, обвинил Афганистан в предоставлении убежища сторонникам «Исламского государства», — прокомментировали ситуацию кабульские эксперты. По их мнению, заявления Закарии являются реакцией на высказывания афганских политиков, в частности, главы СНБ ИРА Мохаммада Ханифа Атмара о том, что у Талибана и ИГ – общие корни, которые растут из Пакистана. «Похоже, между Кабулом и Исламабадом начинается конкуренция за право наделить друг друга статусом страны-базы ИГ в регионе, — считает эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. – Очевидно, это является реакцией на заявления Вашингтона о намерении развернуть активную борьбу с ИГ. Видимо, Исламабад всерьез опасается санкций и решительных действий со стороны администрации Дональда Трампа, в том числе, в виде ударов по объектам боевиков ИГ на пакистанской территории. Поэтому пакистанцы и пытаются «привязать» источник угрозы со стороны ИГ к Афганистану. Нельзя исключать, что следующим шагом станет предложение Исламабада Вашингтону о проведении совместных операций против ИГ в зоне афгано-пакистанского пограничья. В этом случае пакистанская армия сможет действовать даже на афганской территории, прикрываясь задачами борьбы с «Исламским государством» и его инфраструктурой в регионе».

Аналитическая группа «АКЦЕНТЫ».

Акценты

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

МОХАММАД Дауд
ЭБАДИ Сагар
ОКИМБЕКОВ Убайд
ПОЙЯ Самеулла
САБИР Фахим
САРХАД Зухал
Все авторы