» АКЦЕНТЫ НЕДЕЛИ: Политический процесс в Афганистане 23-29 января 2017 года

Опубликовано: 31.01.2017 03:44 Печать

1.Кадровая чистка в Талибане. На минувшей неделе стало известно, что лидер Талибана маулави Хайбатулла Ахундзада провел кадровые чистки в административных и военных структурах повстанческого движения. Так, он сменил «теневых» губернаторов талибов в 16 из 34 провинций Афганистана. Одновременно маулави Ахундзада отправил в отставку 8 крупных полевых командиров. В комментариях для СМИ спикер талибов Забиулла Муджахид подтвердил информацию о смене части административных и военных менеджеров движения, подчеркнув, что «перестановки являются рутинными и не связаны с разногласиями» в рядах повстанцев. Другие источники в Талибане назвали январские кадровые чистки попыткой лидера талибов укрепить свое влияние: «Маулави Хайбатулла пытается укрепить свои позиции и власть, но, по-видимому, двигается вперед очень осторожно». По словам источника, близкого к афганским силовым структурам, «кадровые чистки в Талибане могу быть связаны с несколькими обстоятельствами»: «Во-первых, маулави Хайбатулла избавляется от ненадежных фигур, которые либо недостаточно лояльны и могут оказаться в оппозиции к нему, либо не справляются со своими задачами. Во-вторых, кадровые ротации являются частью подготовки талибов к новому боевому сезону, который должен начаться с наступлением весны. По слухам, Талибан планирует весной-летом 2017 года атаковать сразу несколько крупных городов – административных центров провинций. Цель боевиков – захватить и удерживать как можно долго уже не один такой город, а, как минимум, два-три. Вполне возможно, что замены «теневых» губернаторов происходят как раз в тех провинциях, которые планируется атаковать. В-третьих, есть предположения, что кадровые ротации продиктованы, в том числе, пожеланиями внешних спонсоров талибов, в частности, представителей Ирана и Пакистана, которые хотели бы видеть в некоторых провинциях подконтрольных себе людей на постах «теневых» губернаторов». Кабульские эксперты считают, что маулави Хайбатулла проведет еще несколько замен среди полевых командиров движения: «Кадровые перемены коснутся тех подразделений, которым предстоит решать самые сложные боевые задачи в ходе весенне-летнего наступления 2017 года». Большинство кабульских наблюдателей полагает, что кадровые перемены в Талибане связаны с подготовкой к интенсивным боевым действиям, а не к мирному переговорному процессу.

2.В Кабуле ищут нового председателя Высшего совета мира. На минувшей неделе стало известно о том, что администрация президента Исламской Республики Афганистан (ИРА) занята согласованием фигуры нового председателя Высшего совета мира (ВСМ). Напомним, что занимавший до недавнего времени этот пост Пир Саид Ахмад Гилани скончался от сердечного приступа 21 января в возрасте 84 лет. «Сегодня в окружении президента Мохаммада Ашрафа Гани идет согласование нескольких потенциальных кандидатов, — сообщают кабульские источники. – Выбор напрямую зависит от того, какую роль дворец «Арг» отводит в дальнейшем Высшему совету мира. Есть два подхода к перспективам ВСМ. Первый подход – использовать ВСМ исключительно в качестве декоративной организации, которая станет выполнять представительские функции, но влияние ее на реальный переговорный процесс будет минимальным. В этом случае возглавлять ВСМ должна слабая фигура, не имеющая реального политического веса, несамостоятельная и полностью зависимая от администрации президента ИРА. Второй подход – усилить значение ВСМ, повысить его вес в переговорном процессе, сделать совет реальным рабочим партнером администрации президента и Совета национальной безопасности (СНБ) ИРА. Тогда и возглавлять ВСМ должна достаточно сильная фигура, имеющая личные прочные контакты с вооруженной оппозицией». По словам источников в Кабуле, сторонники первого сценария предлагают назначить на должность председателя ВСМ Саида Хамида Гилани – старшего сына скончавшегося Пира Саида Ахмада Гилани, сторонники второго сценария считают, что возглавить Высший совет мира должен бывший посол Талибана в Пакистане мулла Абдул Салам Заиф. Некоторые источники полагают, что пост председателя ВСМ может быть предложен лидеру «Хизб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) Гульбеддину Хекматияру, который через несколько недель должен вернуться в Кабул из эмиграции. «Если дворец «Арг» реально озабочен примирением с Талибаном, то, очевидно, во главе ВСМ должен стоять умеренный талиб, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – В идеале тогда фигуру нового председателя ВСМ следовало бы согласовать с офисом Талибана в Катаре. Если новый глава Высшего совета мира будет изначально приемлемой кандидатурой и для официального афганского правительства и для Талибана, то можно надеется на активное и конструктивное развитие диалога между сторонами». Против такого подхода выступают лидеры непуштунских политических групп и, прежде всего, окружение главы исполнительной власти ИРА доктора Абдуллы Абдуллы. «Окружение Абдуллы хотело бы поставить во главе ВСМ таджика, во всяком случае, не талиба», — отмечают кабульские источники. По мнению ряда афганских экспертов, «необходимость согласования интересов между командами Ашрафа Гани и доктора Абдуллы может привести к тому, что в итоге победят сторонники первого подхода к ВСМ, который в итоге возглавит Саид Хамид Гилани или другая, не слишком тяжеловесная фигура»: «Впрочем, это будет все же лучше, чем приход к руководству советом мира политика из бывшего «Северного альянса», который традиционно рассматривает Талибан в качестве врага и, на самом деле, выступает против переговоров с ним».

3.Узбекистан корректирует свою афганскую политику. На минувшей неделе в Кабуле побывала правительственная делегация Узбекистана во главе с министром иностранных дел республики Абдулазизом Камиловым. В ходе визита в Кабул узбекская делегация провела встречу с президентом ИРА Мохаммадом Ашрафом Гани, который заявил о «полном совпадении взглядов представителей двух стран по многим вопросам региональной политики». Ашраф Гани принял приглашение узбекской стороны в ближайшее время посетить Ташкент с официальным визитом. В ходе переговоров стороны договорились урегулировать трудности, связанные с транзитом грузов из Узбекистана в Афганистан и обратно через хайратонский узел. Во вторник 24 января, в рамках визита узбекской делегации, была подписана двусторонняя торгово-экономическая «дорожная карта», реализация которой позволит в кратчайшие сроки довести показатели товарооборота между Афганистаном и Узбекистаном до 1,5 млрд долларов. Кроме того представители Кабула и Ташкента подписали протокол о намерениях «по дальнейшему развитию взаимодействия в сфере транспортной инфраструктуры, предусматривающий участие узбекской стороны в совместных железнодорожных и автодорожных проектах». Участники январских переговоров договорились также о создании совместной комиссии по вопросам безопасности, а полицейские ведомства двух государств подписали соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств. Бизнесмены Узбекистана и Афганистана в рамках визита подписали целый ряд контрактов на сумму почти 50 млн долларов. Контракты касаются поставок лекарств и медицинских изделий, автомобилей «скорой помощи», продовольственной пшеницы, бытовой техники. Координацией работы бизнес-структур двух стран теперь будет заниматься торговый дом АО «УзПромЭкспорт», который был торжественно открыт в Кабуле. «Узбекистан дал старт перезагрузке своих отношений с Афганистаном, Ташкент явно намерен серьезно скорректировать свою афганскую политику, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – Инициатива в этом процессе принадлежит новому узбекскому президенту Шавкату Мирзиееву, который вскоре после своего избрания на пост главы государства заявил о необходимости укрепления всестороннего сотрудничества с Афганистаном. Очевидно, новые власти в Ташкенте по-другому видят свои отношения с южным соседом, чем администрация прежнего президента Ислама Каримова». Узбекские эксперты, близкие к МИД республики, отмечают, что «афганский фактор для Ташкента является не просто направлением внешней политики»: «Он является очень серьезным элементом политики национальной безопасности». Представители Ташкента полагают, что «афганское мирное урегулирование должно разрешаться исключительно на основе внутриафганского национального согласия путем мирных политических переговоров»: «И это надо делать под эгидой ООН и без всяких предварительных условий. Необходимо полностью исключить деструктивное воздействие внешних сил на внутриафганский процесс, прекратить поставки вооружений некоторыми внешними игроками противоборствующим афганским группировкам».

4.Великобритания может заменить США в роли главного посредника в афганском урегулировании. Дипломатические представители Лондона заметно активизировали свою деятельность в Афганистане и Пакистане. На минувшей неделе стало известно о визите в Исламабад посла Великобритании в Афганистане Доминика Джерми. Как сообщают СМИ, он провел несколько важных встреч с пакистанскими представителями, в том числе, с советником премьер-министра Пакистана по национальной безопасности генералом Насер Ханом Джанджуа. В ходе встречи Джерми и Джанджуа «обсудили нынешнее состояние пакистано-афганских отношений, текущую ситуацию в Афганистане и вопросы региональной безопасности». «Судя по официальным сообщениям пакистанской стороны, генерал Джанджуа рассматривал британского дипломата в качестве посредника в переговорах с афганской стороной, — прокомментировал ситуацию эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. – До сих пор в этом качестве выступали американские политики, дипломаты и военные. Вполне возможно, что из-за непонимания планов нового президента США Дональда Трампа в отношении Кабула и Исламабада, афганские и пакистанские правительства готовы прибегнуть к помощи другого посредника – Лондона. И, надо отметить, англичане достаточно быстро на этот новый запрос откликнулись. Если посол Доминик Джерми сможет, хотя бы частично, оправдать надежды пакистанцев и афганцев, то можно будет говорить не только о возвращении британского влияния в регион, но и о появлении альтернативы американскому посредничеству». По мнению Андрея Серенко, «за активностью британского посла наверняка будут внимательно следить и талибы»: «Если Дональд Трамп и дальше будет затягивать с обозначением новых приоритетов США в отношении афганского кризиса, то Талибан также может предпочесть вашингтонской непредсказуемости британскую внимательность и активность». Следует отметить, что генерал Насер Хан Джанджуа уже сообщил Доминику Джерми о готовности Пакистана «приветствовать сердечные двусторонние отношения с Афганистаном, основанные на взаимном доверии», пообещав помощь Исламабада «международным усилиям по примирению в Афганистане и стабильности в регионе». «Пакистан и Афганистан — близкие соседи, и Пакистан верит в общее видение будущего с Афганистаном», — сказал генерал Джанджуа. При этом он отметил, что «формат сотрудничества, основанный на позитивном взаимодействии и политически мотивированных подходах в Афганистане, скорее всего, принесет долгосрочное решение». Особо советник премьер-министра Пакистана по национальной безопасности отметил «высокую роль Великобритании в поддержании мира в регионе и в борьбе с терроризмом». В свою очередь посол Афганистана в Исламабаде Омар 3ахелвал выразил надежду на то, что «посредничество посла Великобритании сможет оказать позитивное влияние на отношения между Афганистаном и Пакистаном».

5.Гульбеддин Хекматияр все ближе к Кабулу. На минувшей неделе официальный представитель «Хизб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) Мохаммад Амин Карим заявил, что подготовка к возвращению в страну из эмиграции лидера ИПА Гульбеддина Хекматияра идет полным ходом, и что «он вернется в Кабул уже скоро, до снятия с него санкций ООН». «Мы ведем подготовку к возвращению Хекматияра в Кабул. Никакие визы никакой страны нам не нужны, чтобы вернуться на свою землю», — подчеркнул Карим. Комментируя слухи о том, что против снятия санкций с лидера ИПА выступили Франция и Россия, Мохаммад Амин Карим сказал, что «с Францией на данный момент проблем нет». «Значит ли это уточнение, что есть проблемы с Россией, представитель ИПА не пояснил», — прокомментировали ситуацию кабульские журналисты. Спикер «Хизб-и-Ислами» подверг критике политическую стратегию Талибана, построенную на попытках захватить власть в Афганистане силой. По словам Карима, «эти попытки незаконны», причем, не только у талибов. «Некоторые люди в правительстве ближе к идеологам талибов, нежели к «Хезб-и-Ислами», — сказал Мохаммад Карим. — Брать власть силой противоречит нашим убеждениям». Непременным условием возвращения Гульбеддина Хекматияра в Кабул афганские эксперты называют освобождение из тюрем его соратников по ИПА: «Свободно появиться на родине в тот момент, когда его сторонники находятся в тюрьме, Хекматияр позволить себе не может. Этого просто не поймут его соратники. Получается, что ценой своего заключения, своей несвободы члены ИПА оплатят свободу лидера партии». Афганские СМИ сообщили, что в ближайшие десять дней от 80 до 100 заключенных членов «Хизб-и-Ислами» будут освобождены из тюрем. «Ходят слухи, что эти люди составят затем основу личной службы безопасности Хекматияра. Всего же в списке на освобождение значится около 500 фамилий членов ИПА», — комментируют ситуацию кабульские эксперты.

6.Министерство обороны Афганистана делает ставку на женщин. На минувшей неделе стало известно о планах военного ведомства ИРА, связанных с увеличением численности женщин в армейских рядах. Как заявил официальный представитель Минобороны Афганистана Мохаммад Радманеш, оборонное ведомство планирует увеличить число женщин в рядах вооруженных сил с 4% до 10%. «Сегодня в армии служат 1575 женщин, подготовку для работы в Минобороны проходят еще 400 женщин», — отметил Мохаммад Радманеш. По словам спикеров Минобороны ИРА, одним из стимулов для поступления женщин на армейскую службу должен стать финансовый фактор. Он предполагает достойную заработную плату, а также дополнительную материальную помощь в размере 5000 афгани. Кабульские эксперты отмечают, что, по некоторым оценкам, большинство женщин-военнослужащих Афганской национальной армии (АНА) сегодня составляют хазарейки: «Это связано с тем, что пуштунские семьи более консервативны, там негативно относятся к тому, что женщина будет вообще где-то работать вне дома, а, тем более, служить в армии или полиции. В семьях шиитов-хазарейцев к этому относятся более доброжелательно. В итоге оказывается, что именно хазарейки получают шанс на успешную карьеру в силовых структурах ИРА. Вполне вероятно, что если когда-нибудь первая афганская женщина станет генералом, то это будет хазарейка». По данным кабульских источников, сегодня женщины служат не только в центральном аппарате Минобороны ИРА, но и в строевых частях АНА, включая военно-воздушные силы и спецназ. В частности, в подразделениях специального назначения АНА выделяются своей эффективностью и профессионализмом женщины-снайперы, большинство из которых относятся к хазарейской общине.

7.В Афганистане обостряется ирано-саудовское соперничество. На минувшей неделе Иран вновь оказался объектом критических выступлений афганских политиков и СМИ. В частности, ряд кабульских изданий сообщили о якобы воюющих в рядах талибов агентах Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Ирана в афганских провинциях Бадгис и Фарьяб. Одновременно с этим один из лидеров афганских националистов, руководитель политической партии «Национальное взаимодействие» (ПНВ) Наджибулла Кабули заявил о проникновении агентов иранских спецслужб в органы власти ИРА. «Сегодня в афганском правительстве как минимум 25% министров являются иранскими шпионами, которые действуют в интересах не своей страны, а Тегерана», — заявил Наджибулла Кабули. По словам лидера ПНВ, он располагает «достоверными документами», подтверждающими его слова, и готов передать их президенту Ашрафу Гани. «Я призываю афганского президента отстранить от исполнения своих обязанностей тех министров, у которых есть связи с иностранными кругами», — сказал Кабули. По его словам, он уже обсуждал с руководителями Управления национальной безопасности (УНБ) ИРА проблему иранского влияния на афганское правительство, и теперь ожидает от властей «проведения серьезного расследования». По словам Кабули, «Иран вопреки интересам Афганистана оказывает помощь талибам и препятствует мерам по обеспечению безопасности и реконструкции нашей страны». Кабульские эксперты, не отрицая способности Ирана серьезно влиять на политическую ситуацию в ИРА, предположили, что «за нынешней критической волной в адрес Тегерана стоят интересы саудовского правительства»: «Между Тегераном и Эр-Риядом нарастает напряженность, обостряется конкуренция за влияние в регионе, в том числе, в Афганистане. Нельзя исключать, что и нынешние антииранские выпады афганских политиков и СМИ также связаны с работой представителей Саудовской Аравии». По мнению кабульских экспертов, «в дальнейшем следует ожидать еще большего обострения ирано-саудовского соперничества в Афганистане».

8.Генпрокуратура Афганистана санкционировала арест телохранителей генерала Дустума. На минувшей неделе в скандальном «деле Дустума» появился новый поворот. Напомним, Генеральная прокуратура ИРА проводит проверку заявления бывшего губернатора провинции Джаузджан Ахмада Эшчи, который обвинил первого вице-президента страны генерала Абдула Рашида Дустума и его охранников в совершении преступления. По словам Эшчи, он был похищен и избит по приказу Дустума сотрудниками его службы безопасности. Генпрокуратура трижды направляла повестки Дустуму и его охранникам с требованием явиться на допрос, но те их проигнорировали. В результате 23 января генеральный прокурор ИРА Мохаммад Фарид Хамиди отдал распоряжение об аресте 9 телохранителей первого вице-президента страны. При этом генеральный прокурор дал понять, что следующей санкционной мерой может стать арест уже самого Дустума: «Явного нежелания вице-президента сотрудничать со следствием достаточно для того, чтобы отстранить его от занимаемой должности и поместить под домашний арест». Впрочем, кабульские эксперты считают, что пока вероятность ареста Дустума и отстранения его от должности первого вице-президента крайне мала: «Скорее всего, дело ограничится поиском стрелочников. При неблагоприятном для Дустума развитии событий под суд отправятся его охранники, которые возьмут на себя всю вину. Сам же Дустум выйдет сухим из воды. Очевидно, что он нужен дворцу «Арг» ослабленным и покладистым. Кроме того, усилия Дустума могут понадобиться через несколько недель, когда с наступлением весны придется отражать нападения талибов на севере Афганистана». В пользу вероятного благоприятного для генерала Дустума исхода скандального дела говорит и позиция ряда американских политиков. Так, сенатор-республиканец от штата Калифорния Дана Рорабакер на минувшей неделе призвал Вашингтон «пересмотреть свою политику в отношении Афганистана» и заняться поиском «естественных союзников». По мнению Рорабакера, таким естественным союзником для США является генерал Дустум, который незаменим в борьбе с талибами. Сенатор от Калифорнии уверен, что «США должны поддерживать афганцев типа вице-президента Дустума, которые готовы рисковать своими жизнями для защиты своих общин и семей против радикальных экстремистов». «Сейчас север Афганистана — эти ворота в Центральную Азию — превратились в цель талибов и «Исламского государства». Афганская армия оказалась неспособна разгромить их, что и заставило Абдула Рашида Дустума самому поехать на передовую громить талибов. С этой задачей Дустум со своей «кавалерией» успешно справляется», — считает Дана Рорабакер. «Высказывания Рорабакера в поддержку Дустума, возможно, являются сигналом Кабулу о смене позиции Вашингтона в этом скандале, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Публично наказать Дустума и отрешить его от должности хотела администрация бывшего президента США Барака Обамы. Новый хозяин Белого дома Дональд Трамп все делает в пику Обаме. Поэтому можно ожидать, что и в «деле Дустума» Трамп поведет себя прямо противоположным образом». Впрочем, пока экс-губернатор провинции Джаузджан Ахмад Эшчи заявил, что представители Генпрокуратуры ИРА пообещали ему передать обращение в Верховный суд страны с просьбой отстранить генерала Дустума от должности первого вице-президента Афганистана.

9.Дональд Трамп может увеличить военный контингент США в Афганистане. На минувшей неделе газета Wall Street Journal сообщила о том, что новый президент Соединенных Штатов Дональд Трамп пообещал президенту ИРА Мохаммаду Ашрафу Гани рассмотреть возможность увеличения американского военного присутствия в Афганистане. Согласно данным издания, американский лидер беседовал с афганским президентом по телефону еще в декабре 2016 года. «В ходе переговоров избранный президент Дональд Трамп заявил, что определенно продолжит поддержку афганских правоохранительных органов и рассмотрит предложение о вводе большего числа войск после оценки ситуации в целом», — цитирует анонимный источник Wall Street Journal. Пока представители Белого дома и американского военного командования воздерживаются от комментирования этой публикации и перспективы увеличения военного контингента США в Афганистане. «Вероятность того, что Вашингтон увеличит свое военное присутствие в Афганистане, представляется довольно высокой, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Уже в ближайшее время в южную провинцию Гельманд будут переброшены около 300 морских пехотинцев США. Нет сомнений, что они не ограничатся только обучением афганских силовиков, но будут принимать непосредственное участие в боевых действиях, которые скоро вспыхнут в Гельманде – эта провинция почти наверняка окажется одной из главных целей предстоящего весеннего наступления талибов».

10.Катарский фонд заинтересовался афганской провинцией Фарах. На минувшей неделе стало известно, что частный благотворительный фонд «Катар Аль-Гахара» (имя и фамилия его владельца держатся в тайне) намерен развернуть активную многопрофильную деятельность в западной афганской провинции Фарах. В частности, фонд планирует инвестировать 20 млн долларов в сельское хозяйство и животноводство провинции. На эти средства инвестор намеревается разбить из 20 тыс. саженцев фруктовые и фисташковые сады, а также обустроить новые пастбища на площади 15 акров. Кроме того, на средства катарского фонда в провинции будет построен завод по переработке орехов, что, по словам представителя инвестора Шахида Джавада, позволит создать тысячи рабочих мест для местных жителей. Владелец фонда «Катар Аль-Гахара» также планирует создать центр сохранения редких видов животных и птиц на территории провинции Фарах. Ранее катарский фонд профинансировал строительство в провинции нескольких исламских школ и мечетей. «Складывается впечатление, что в Фарахе неизвестным катарским инвестором проводится некий эксперимент, — комментируют ситуацию кабульские эксперты. – Он пытается создать многопрофильный агропромышленный кластер, который бы доминировал в хозяйственной системе провинции. При этом параллельно создается система влияния на общественное мнение – через школы и мечети, а также резонансные имиджевые проекты, вроде центра сохранения редких птиц и животных. Создание же большого количества рабочих мест превращает катарского инвестора в поистине ключевую фигуру в социальной жизни провинции. Если проект будет полностью реализован, то мы, возможно, увидим в Фарахе новый успешный механизм внешнего контроля, рычаг «мягкой силы», который будет находиться в итоге в руках катарского правительства». Кабульские наблюдатели обращают внимание на то, что провинция Фарах является приграничной с Ираном: «Выбор катарским инвестором афганского региона для вложения средств вряд ли был случайным. Однако, пока трудно сказать, ради чего фонд «Катар Аль-Гахара» обустраивается в непосредственной близости от иранской границы – то ли для того, чтобы создать ей проблемы, то ли, наоборот, оказать содействие в обеспечении ее безопасности». Эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко предположил, что «через частные катарские фонды вполне могут вкладывать свои деньги в экономические проекты в Афганистане лидеры Талибана и связанные с ними бизнесмены»: «Не будем забывать, что именно в Катаре сегодня действует официальное политическое представительство талибов. В Катаре и других государствах Персидского залива и Аравийского полуострова работают деньги лидеров Талибана. Отмыв эти деньги через ближневосточные фонды и компании, талибы вполне могут вложить их в экономику отдельных афганских провинций, чтобы получить не только доход, но и новые инструменты контроля над ситуацией в этих регионах ИРА».

Аналитическая группа «АКЦЕНТЫ».

Акценты

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

НЕССАР Омар
КОСТЫРЯ Анатолий
МЕНДКОВИЧ Никита
ХАНОВА Наталия
МОЖДА Ахмад Вахид
ДАНИШ Фахим
Все авторы