» Игра в «Талибан»: январские теракты в Афганистане и борьба за сферы влияния в регионе

Опубликовано: 24.01.2017 15:00 Печать

Кандагар

Автор: НЕССАР Омар

Вскоре после новогодних праздников установившийся в Афганистане режим «относительной тишины» нарушила серия терактов, прокатившихся по всей стране. 10 января неподалёку от здания афганского парламента в Кабуле прогремели два взрыва. В результате теракта, по официальным данным, погибли свыше 20 человек и еще около 50 человек получили ранения. Еще больший урон нанес второй взрыв, который прогремел спустя несколько минут после того, когда на место инцидента прибыли силовики и службы спасения. По некоторым данным, целью террористической атаки был микроавтобус, перевозящий офицеров афганской разведки.

В тот же день сотрудники разведки Афганистана стали целью другой атаки в южной провинции Гельманд. В результате взрыва, осуществленного террористом-смертником вблизи местного Управления национальной безопасности (УНБ) провинции, погибли, по меньшей мере, 6 человек из числа мирных жителей. Офицеры разведки, по официальным данным, не пострадали.

11 января в результате серии взрывов в восточной провинции Нангархар погибли несколько человек, в том числе, по меньшей мере, один полицейский.

Однако наибольший резонанс вызвала террористическая атака в Кандагаре. Вечером 10 января на территории резиденции губернатора провинции прогремел мощный взрыв, в результате которого погибли 12 человек, в том числе заместитель губернатора Кандагара Абдул Али Шамси, и 5 дипломатов из ОАЭ. Среди погибших также оказались депутат Волуси джирги (нижней палаты афганского парламента) Баз Мохаммад Джаузджани, как выяснилось позже, два родственника бывшего президента страны Хамида Карзая – Яма Курейши и Хашим Карзай, а также ряд других высокопоставленных официальных лиц. Ранения в результате теракта получили посол ОАЭ Джума Мохаммед Абдулла Аль-Кааби, губернатор провинции Кандагар Хомаюн Азизи и другие.

Дерзкую атаку на резиденцию кандагарского губернатора осудило международное сообщество, а афганские власти объявили в стране двухдневный национальный траур.

Серия терактов 10-11 января оказалась самой масштабной после трехсторонней московской встречи с участием России, Китая и Пакистана по афганскому урегулированию. По итогам этого совещания, состоявшегося 27 декабря 2016 года, РФ заявила о «гибком подходе» к санкциям против талибов, что болезненно было воспринято западными странами. Вместе с тем, за теракты в Кабуле, Гельманде и Нангархаре ответственность взяли на себя боевики движения «Талибан», которые, впрочем, поспешили отречься от атаки на гостиничный комплекс администрации Кандагара, в результате которой погибли арабские дипломаты.

Впрочем, афганские власти с заверениями талибов о непричастности к кандагарской трагедии не согласились. По словам одного из участников кандагарской встречи, чудом оставшегося в живых начальника полиции провинции генерала Абдул Разака, за преступлением стоят сеть Хаккани, считающаяся крылом «Талибана», и пакистанская Межведомственная разведка (ISI). 16 января обстоятельства взрыва в Кандагаре стали предметом беседы президента Афганистана и главы пакистанской армии. В телефонном разговоре с генералом Камар Джавидом Баджвой Мохаммад Ашраф Гани поставил под сомнение предпринимаемые Исламабадом усилия по борьбе с базирующимися на территории Пакистана боевиками. По словам афганского президента, организаторы терактов в Кабуле и Кандагаре открыто проживают и вербуют боевиков в Пакистане.

Уже известно, что взрыв в резиденции губернатора Кандагара был осуществлен с помощью заранее спрятанного в помещении, где проходила важная встреча с участием иностранных гостей, взрывного устройства. Однако пока неизвестно, как организаторам нападения удалось пронести взрывное устройство через многочисленные кордоны безопасности. Возможно, на этот вопрос ответит специальная следственная комиссия, в состав которой вошли не только представители Афганистана, но и ОАЭ и НАТО.

Сейчас работа комиссии по расследованию трагедии в Кандагаре находится под пристальным вниманием и это понятно. Ведь результаты работы комиссии окажут влияние не только на отношение ОАЭ к талибам. Если причастность талибов к кандагарской атаке официально подтвердится, то это создаст серьезные трудности на пути наметившегося после трехсторонних московских консультаций 27 декабря процесса легализации лидеров Талибана. Подтверждение причастности талибов к убийству дипломатов ОАЭ, при соответствующей медийной подаче, серьезно усложнит позиции Москвы и Пекина в контактах с лидерами афганских повстанцев. России и Китаю гораздо сложнее будет выступать против доводов США занести лидера талибов Хайбатуллу Ахундзаду в санкционные списки Совета безопасности ООН. Не менее сложно россиянам и китайцам будет обосновать необходимость удаления имен лидеров талибов из этих списков.

Очевидно, причастность Талибана к гибели арабских дипломатов способна повлиять не только на отношение иностранных государств к талибам, но и на региональные процессы. По некоторым данным, в последнее время Саудовская Аравия и ряд других стран Персидского залива ведут переговоры с Пакистаном о создании «суннитского военного блока» в регионе. Доказательная причастность талибов, а тем более пакистанских военных кругов, к гибели арабских дипломатов ударит не только по этому процессу, но и усилит изоляционные меры в отношении Пакистана.

Разумеется, срыв планов по созданию «суннитского военного блока» в регионе не может не обрадовать Иран, а усиление международной изоляции Пакистана станет настоящим подарком для Индии. В этом смысле, январский теракт в Кандагаре, вне зависимости от того, хотели этого его организаторы или нет, оказывается спусковым механизмом для новой политической игры, связанной с борьбой за передел сфер влияния в регионе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: Журнал «Восточная аналитика». 2017, №1

Вокруг Афганистана

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

САБИР Фахим
НЕССАР Омар
МЕНДКОВИЧ Никита
ПОЙЯ Самеулла
ТАРИН Мирвайс
ХАНОВА Наталия
Все авторы