» Абдул Гафур Левал: В современной мировой политике нейтралитет стал невозможным

Опубликовано: 19.12.2016 12:09 Печать

Абдул Гафур Левал

Справка от Афганистан.Ру: Абдул Гафур Левал является одним из наиболее известных афганских политологов. Он много лет возглавлял Кабульский центр региональных исследований, а сегодня исполняет обязанности заместителя министра по делам племен Исламской Республики Афганистан (ИРА). Господин Левал пользуется большим авторитетом в качестве специалиста в области региональных отношений, поэтому мы сочли возможным поинтересоваться его мнением относительно мирных переговоров, регионального сотрудничества и последних событий, происходящих в странах региона.

Афганистан.Ру: Господин Левал, спасибо за то, что Вы нашли время для этого интервью. Первым вопросом станет тема мирных переговоров. В последние дни вновь заговорили о переговорах правительства Афганистана с группами вооруженной оппозиции. Страны региона пытаются привлечь к данному процессу талибов. «Талибан» также дал «зеленый свет» этим переговорам и уже провел ряд встреч с официальными лицами Афганистана. По Вашему мнению, можно ли на этот раз воспринимать эти переговоры всерьез и испытывать оптимизм в отношении их исхода?

- Как правило, стремление к миру и переговорам проявляется с наступлением зимнего сезона в связи с невозможностью ведения масштабных боевых действий. Это обстоятельство рождает определенное недоверие в политических кругах Афганистана и усиливает подозрения в том, что талибы по указке Пакистана таким образом попросту тянут время, для того чтобы, как только потеплеет, возобновить боевые действия. Это разрушает атмосферу доверия, которая необходима для начала любых переговоров. В летние месяцы, когда боевые действия велись наиболее интенсивно, ни одна из сторон не заговаривала о мире. Мы надеемся, что на этот раз стремление к миру окажется искренним.

Проблема примирения с вооруженной оппозицией – это проблема доверия. Афганские власти неоднократно сталкивались с этой трудностью. Как вам известно, прошлой зимой начались серьезнейшие четырехсторонние мирные переговоры, однако с наступлением весны боевые действия возобновились с новой силой, и все усилия были сведены на нет. Из этого следует, что Пакистан не искренен в своем стремлении к миру.

Проблема Афганистана – это Пакистан и, прежде всего, многоадресность политических решений в этой стране. Гражданское правительство Пакистана не имеет достаточных полномочий для того, чтобы добиться взаимодействия в этой области. У него нет прямого доступа к тем субъектам, которые принимают решения о мире в Пакистане. Поэтому я думаю, что на этот раз народ и правительство Афганистана не будут введены в заблуждение подобным «затягиванием времени» и более внимательно отнесутся к этой проблеме.

Нет сомнения в том, что наш народ и наше государство жаждут мира. Мирные переговоры – это один из основных приоритетов политики афганских властей. Но эти переговоры должны быть честными, проходить в обстановке доверия и иметь серьезные гарантии того, что их итоги будут реализованы на практике. Переговоры с «Исламской партией Афганистана» были успешными потому, что в них обе стороны проявили честность и реальное стремление к миру.

Афганистан.Ру: Вы убеждены в том, что «Талибан» является группировкой, полностью подвластной Пакистану. Между тем, многие наблюдатели полагают, что в настоящее время «Талибан» вышел из-под влияния Пакистана и установил связи со многими странами региона. Имеются сведения об обширных контактах талибов с Ираном, Китаем, Саудовской Аравией, Катаром, США и Россией. С учетом широты этих связей можно ли сегодня считать «Талибан» исключительной прерогативой Пакистана?

- «Талибан» не является консолидированной структурой. Я не хочу сказать, что все талибы подчинены исключительно Пакистану. Но я не сомневаюсь в том, что эта война является опосредованной войной, и большинством боевых действий управляют пакистанские круги, что также не является секретом. Президент Афганистана был искренним, когда говорил о том, что мы не ждем от Пакистана посреднической миссии. Мы хотим примирения с самим государством Пакистан. Мы выступаем за прямые переговоры между нашими правительствами. Если Пакистан заявляет о том, что он не оказывает поддержки вооруженной оппозиции в Афганистане, то каким образом он может быть посредником? Пакистан сам является частью проблемы. Предметом переговоров с этой страной должен быть вопрос о том, почему существует такая проблема, и как Пакистан может помочь достижению мира.

Афганистан.Ру: Аналитики много рассуждали о резких высказываниях в адрес Пакистана, которые были сделаны президентом Афганистана в Индии. Некоторые приветствовали эти заявления, другие полагали, что подобные высказывания идут вразрез с национальными интересами Афганистана и нейтральной политикой, заявленной Афганистаном в качестве своего курса. Каково Ваше мнение на этот счет?

- Приоритетом Афганистана является расширение международного сотрудничества. Приоритетом Афганистана является мир. Можно привлекать помощь и других стран. Если у нас хотя бы в течение одного года будет мир и спокойствие, то мы сможем получить деньги из своих внутренних источников, и этих денег будет в несколько раз больше, чем помощь со стороны других стран. В этом вопросе крайне необходима честность. Афганистан должен объяснить всему миру, что мы не хотим от Пакистана денег. Мы хотим от него искреннего сотрудничества в рамках обеспечения региональной стабильности. Мы ожидаем от Пакистана полного искоренения террористических группировок. Мы хотим, чтобы Пакистан не делил террористов на «хороших» и «плохих». Мы хотим, чтобы пакистанцы воспрепятствовали свободному перемещению террористов в Афганистан. Это будет большой помощью. Последние высказывания нашего президента – это прозрачная и разумная позиция. Я не могу согласиться с тем, что Пакистан получит еще больше возможностей для своей подрывной деятельности. Пакистан стремится стать «головной болью» для Афганистана, и нам, к сожалению, больше нечего терять. По крайней мере, теперь мировая общественность в курсе, что корнем всех наших проблем является Пакистан.

Афганистан.Ру: В прошлые годы существовал региональный и мировой консенсус по вопросу о негативном отношении к афганской вооруженной оппозиции. Однако в последнее время стало все чаще применяться другое уравнение. На последней конференции «Сердце Азии» в Индии некоторые крупные региональные державы, в том числе Россия, выразили свою поддержку Пакистану. И это несмотря на то, что между этими двумя странами никогда не существовало удовлетворительных отношений. По Вашему мнению, не является ли такая позиция показателем слабости афганской дипломатии?

- Международным отношениям чужды эмоциональность и сантименты. Эти отношения строятся на основе национальных интересов и ориентированы на достижение безопасности.

Скачки в политике России, в основном, связаны с крупной международной конкуренцией этой страны с Западом и Соединенными Штатами. Создавая в регионе группировки и движения, США хотят нанести ущерб русским интересам. Русские в ответ желают продемонстрировать свою готовность решать вопросы за пределами своих границ. Это соперничество существует со времен холодной войны, меняются только объекты его приложения. К несчастью, одним из регионов этого соперничества стал Афганистан. Поэтому я не думаю, что это имеет какое-либо отношение к политике Пакистана.

До тех пор, пока не снизится уровень конкуренции между Россией и США, или до тех пор, пока сам Афганистан не сможет логично выстроить собственные параллельные интересы, особенно сейчас, когда мы состоим в стратегическом альянсе с США, эта тема не приведет ни к каким позитивным изменениям на уровне региональных отношений.

Афганистан.Ру: Вы указали на то, что американцы, создавая группировки в регионе, стремятся нанести ущерб интересам русских. Очевидно, что русские обеспокоены таким положением вещей. В какой степени оправдано это беспокойство, и стремятся ли американцы ослабить Россию, используя такие страны, как Афганистан?

- Подобные удары по России можно наблюдать последние сорок лет. Разумеется, формы соперничества изменились. Речь идет о присутствии крупных держав в регионе. Естественно, что войной в Афганистане Америка стремилась добиться своего сильного присутствия в регионе. В начале третьего тысячелетия это присутствие может осуществляться как в военной и политической, так и в экономической форме. Речь идет о присутствии на рынках и доступе к источникам энергии. Особенно, с учетом значительной концентрации людских ресурсов на Азиатском континенте.

Афганистан издавна считается стратегическими воротами Азии. Любая крупная держава, которая пожелает добиться стратегического присутствия в этой стране, обязательно окажет чувствительное влияние на своего конкурента и захочет создать для него проблемы и неудобства. Афганистан по-прежнему находится на переднем крае этого соперничества. Независимо от того, в чью пользу воюет та или иная вооруженная группировка, мы всегда будем жертвой конкуренции крупных держав. В таких условиях нам нужно либо сохранять нейтралитет и дистанцироваться от этой вражды и раздоров, либо, если это невозможно, сопоставить свои национальные интересы и свою безопасность с одной из сторон таким образом, чтобы, по крайней мере, защитить себя от еще большего разорения.

Афганистан.Ру: Некоторые аналитики полагают, что в последние 16 лет Афганистан не придерживался нейтралитета в отношении стран региона и мира, и некоторые региональные государства были явно раздражены таким политическим курсом. По Вашему мнению, почему политические круги Афганистана не соблюдали политику нейтралитета, и нужна ли нам такая политика?

- Современная мировая политика такова, что соблюдение нейтралитета стало невозможным. Исключения возможны только при условии, что все крупные державы придут к согласию по какой-либо стране и будут считать этот регион нейтральным, и так называемое «стратегическое влияние» на этот регион будет запрещено. В свое время подобным образом поступили со Швейцарией в Европе. Есть также несколько других регионов, в которых было запрещено военное присутствие крупных держав.

В отношении Афганистана такого равновесия пока не достигнуто. Американцы, русские, китайцы, индийцы и другие государства региона до сих пор не договорились о том, чтобы сделать Афганистан нейтральной территорией и запретить на ней любое военное и стратегическое присутствие третьих стран. Без такой договоренности нейтралитет невозможен.

Для столь слабой страны, как Афганистан, было бы разумным договориться с большими странами об отношениях, ориентированных на экономику и совмещение позиций. Разумеется, это не должно означать колониализацию и оккупацию страны. Для политического взаимодействия в мировом сообществе требуется выстроить такие международные отношения, которые обезопасят нас от постоянно возникающих и весьма тяжелых международных потрясений. Соблюдение нейтралитета в условиях имеющейся конкуренции невозможно.

Афганистан.Ру: В последнее время выросло беспокойство по поводу усиления влияния «Исламского государства» в Афганистане. Появились сообщения о перемещении «ИГ» на север страны. Присутствует ли реально в Афганистане группировка «ИГ», и является ли ее целью проникновение в страны Центральной Азии?

- На самом деле, в стране присутствует экстремистская группировка, взгляды и действия которой совпадают с «ИГ». Эти экстремисты зверски убивают людей. Насколько органично и близко эти люди связаны с группировкой «Исламское государство», которая действует в Сирии и Ираке, пока еще не известно. Вместе с тем, в Пакистане задумываются об альтернативе «Талибану», которая сможет стать новой проблемой для Афганистана и региона после завершения «талибского досье» и уменьшения влияния талибов. Это одна из интерпретаций смысла той группировки, которая действует в Афганистане под названием «ИГ». Но если эта группа сумеет скоординировать свои действия с международными структурами, это станет новым поводом для беспокойства, поскольку «ИГ» на международном уровне обладает консолидированной идеологией и никак не является стихийным движением, а, напротив, представляет собой структуру, созданную спецслужбами ряда государств.

В Афганистане существует представление о том, что целью «ИГ», якобы, является поход в Центральную Азию и приближение к границам России. Если эта группировка вынашивает подобные планы, то мы опять превратимся в центр или канал для экспорта экстремизма и терроризма, и это не пойдет на пользу Афганистану. К сожалению, у нас до сих пор нет институтов и исследовательских центров, которые  могли бы доказательно разобраться в том, откуда пришла эта группировка, чего она хочет, куда направляется, с кем контактирует и какие цели преследует.

Афганистан.Ру: В некоторых районах Афганистана говорят о связях, существующих между «Талибаном» и «ИГ». Из других районов приходят сообщения о столкновениях между этими группировками. Что общего имеется в идеологиях «Талибана» и «ИГ»? Существует ли почва для их сотрудничества в Афганистане?

- Я не представляю, чтобы между этими двумя силами могла существовать какая-либо почва для сотрудничества и взаимопонимания, поскольку эти группировки совершенно разные с идеологической точки зрения. Разумеется, никто не сомневается в том, что отдельные группы талибов, которые порвали со своим движением, могли присоединиться к так называемым «игиловцам». Но это еще не означает сотрудничества, поскольку известно, что в некоторых районах Афганистана, в том числе в провинции Нангархар, в таких уездах, как Шинвар и Пачир Ва Агам талибы вступают в столкновения с этой новой группировкой. Такие же столкновения наблюдаются в провинции Фарах и в других провинциях, таких как Газни и Забуль. Эти две группровки сильно отличаются друг от друга. Некоторые внешние силы даже хотели бы использовать их противостояние в своих интересах. Сообщают, что иранцы и русские сблизились с талибами для того, чтобы противодействовать новой группировке. Нет сомнений в том, что некоторые группы, которые в силу ряда причин, в том числе технических, отделились от талибов и присоединились к так называемой группировке «ИГ», официально заключали контракт с «Талибаном».

Афганистан.Ру: Если принять во внимание гипотезу о том, что так называемая группировка «ИГ» собирается проникнуть в страны Центральной Азии, насколько важным представляется сотрудничество с Афганистана с этими странами, и в каких областях имеется почва для сотрудничества и переговоров между Афганистаном и этими центрально-азиатскими государствами?

- Наибольшие возможности для сотрудничества имеются в сфере экономики. Афганистан является «золотой» транзитной артерией для среднеазиатских стран и России. Одной из важнейших гарантий безопасности этой артерии может стать строительство новых железнодорожных линий. Народ Афганистана и все структуры, способные оказывать влияние на сознание людей, в том числе СМИ, должны в позитивном ключе оказывать поддержку недавним шагам и достижениям в этой области.

Мы можем создать более глубокие и широкие связи со странами Средней Азии, которые будут опираться на экономические интересы обеих сторон. Укрепив экономические отношения и усилив возможности в этой сфере, мы сможем не допустить распространения экстремистских течений, подобных «ИГ». Если к этим экономическим шагам и соглашениям со Средней Азией подключится Южная Азия, то это само по себе сможет изменить взгляды стран региона на вопросы политики и безопасности друг друга.

Если экономические интересы Афганистана и Пакистана окажутся связанными воедино, а безопасность китайского «Шелкового пути» будет увязана с вопросом стабильности Афганистана, то я полагаю, это весьма серьезно изменит взгляды политиков и политику этих стран в пользу стабилизации региона. Поэтому надо использовать эти потенциалы и возможности, и почему бы нам не превратить Афганистан из страны, являющейся «далекой горой, с которой приходят террористы», в страну, являющуюся коридором и артерией для экспорта энергии и товаров, что было бы, во-первых, гораздо полезней, а, во-вторых, могло бы обеспечить региональную стабильность.

Афганистан.Ру: И последний вопрос. В текущем году десятки тысяч мигрантов вернулись в Афганистан из Пакистана и Ирана. Приезд мигрантов из Пакистана вызвал определенную тревогу, поскольку под именем мигрантов в некоторых районах страны могли обосноваться террористы и радикалы. Насколько обоснована эта обеспокоенность, и угрожает ли Афганистану какая-либо опасность с этой стороны?

- Об этом точно не стоит беспокоиться. Нельзя под предлогом возможного наличия среди мигрантов вооруженных людей и экстремистов ограничивать возвращение на Родину своих граждан. У нас миллионы мигрантов в Иране и Пакистане. С их приездом, возможно, появятся некоторые проблемы. К примеру, среди тех, кто вернулся из Ирана, мы наблюдаем некоторое количество наркозависимых, а также некоторое количество вооруженных людей, которые ранее принадлежали к радикальным группировкам в Пакистане. Но по сравнению с миллионами афганцев, которые хотят вернуться на родину, их число весьма незначительно.

Более важным является то, что возвращение мигрантов означает гарантию мира и стабильности в Афганистане. Несмотря на все предстоящие поначалу трудности и проблемы, связанные с экономическими причинами, отсутствием жилья и т.д., в долгосрочной перспективе возвращение этих людей является гарантией мира в стране, поскольку и в Иране, и в Пакистане мы наблюдаем жесткий рекрутинг в среде афганских мигрантов. Именно среди этих обездоленных скитальцев и несчастных обитателей лагерей для беженцев, которые не обладают ни высокой политической сознательностью, ни экономическими возможностями, афганская вооруженная оппозиция вербует своих солдат. Кроме того, в Иране завербованных афганских мигрантов отправляют воевать в Сирию и Ирак. Поэтому с точки зрения военной социологии возвращение мигрантов не позволит спецслужбам соседних стран рекрутировать этих людей в солдаты для отправки их в Афганистан и создания проблем в нашей стране.

Беседу вел Моджтаба Амири

Вокруг Афганистана

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ИВАНОВ Валерий
ПАНФИЛОВА Виктория
КОСТЫРЯ Анатолий
КОНДРАТЬЕВ Алексей
САБИР Фахим
ДАНИШ Фахим
Все авторы