» Бактрийское золото

Опубликовано: 24.10.2016 01:36 Печать

Бактрийское золото

Автор: Ольга ТКАЧЕНКО

Золото Бактрии (около I века н.э.) было обнаружено совместной советско-афганской экспедицией в 1978 году при раскопках храма Тилля-Тепе близ Шибергана. Эту уникальную находку часто сравнивают с золотом Шлимана как по количеству обнаруженных золотых предметов (более 20 тысяч), так и по её исторической значимости.

Историческая справка 

Ещё Геродот описал богатейшую страну Бактрию, в которой имеются огромные россыпи золотого песка, охраняемые свирепыми гигантскими муравьями величиной с собаку. Разжиться сокровищами можно было только в жаркий полдень, когда стражи ненадолго прятались под камни. После этого искателя приключений ожидала утомительная погоня. Если он уносил с собой не слишком много золотого песка, то мог вернуться живым, бросив муравьям своего загнанного верблюда. Более жадных до наживы старателей ожидала печальная участь.

И хотя красочный рассказ греческого историка об огромных муравьях-убийцах впоследствии не подтвердился, в его свидетельстве была и доля истины…

Во II тысячелетии до н.э. на территории северных провинций современного Афганистана, между хребтом Гиндукуш и левым берегом Амударьи, действительно существовала высокоразвитая и оригинальная земледельческая культура. К настоящему времени раскопано множество поселений этого периода, обнаружены высокохудожественные изделия из камня и бронзы, отражающие сложные мифологические представления, часть которых позже вошла в религию зороастризма.

В I тысячелетии до н.э. Бактрия была завоёвана могущественной державой Ахеменидов (современный Иран), однако оставалась богатой и процветающей страной. В IV веке до н.э. великий греческий полководец Александр Македонский предпринял восточный поход и завоевал Бактрию. После его ранней смерти и дележа территорий между военачальниками Александра Македонского Бактрия вошла в состав Селевкидского царства, однако в III в. до н.э.  отделилась от него. Так было образовано самостоятельное Греко-Бактрийское царство, во главе которого, по всей видимости, стояли как эллины-колонисты, так и местная бактрийская знать. Просуществовав всего сто лет, оно, тем не менее, породило сплав культур и традиций, который определил развитие региона на многие века вперёд.

Однако ещё один из первых греко-бактрийских правителей, Эвтидем, опасался вторжения в Бактрию воинственных кочевых племён. Его слова оказались пророческими: всего через несколько десятилетий кочевники оставили Бактрию в руинах, разрушили, казалось бы, неприступные укрепления, которые производят впечатление даже на современных археологов. Однако постепенно завоеватели перешли к оседлому образу жизни, восприняли культуру и традиции завоёванных территорий. Так территория Бактрии вошла в состав великой Кушанской империи.

Виктор Сарианиди — «Лев Каракум» 

Виктор Иванович Сарианиди (1929 – 2013) родился в 1929 году в Ташкенте, окончил Среднеазиатский Государственный Университет им. Алишера Навои и со студенческих лет активно участвовал в раскопках различных археологических комплексов бронзового и раннежелезного веков, в частности, в Туркменистане. В 1963 году, уже после переезда в Москву, он защитил диссертацию по энеолитическим памятникам Туркменистана, материал которой вошёл в его первую книгу. Именно эти работы, а также более поздние раскопки поселения Гонур Депе (с1972 г.), которым Сарианиди посвятил большую часть жизни, затем принесли ему всемирную известность как первооткрывателю бактрийско-маргианской культуры. Также он обнаружил и свёл воедино многочисленные свидетельства существования протозороастризма на территории современных Афганистана и Туркменистана.

За свою насыщенную научную жизнь Сарианиди написал более 30 книг и 200 статей, удостоился множества наград Греции, Туркменистана и Афганистана. Среди коллег он получил прозвище «Лев Каракум».

«Каждый археолог мечтает найти золотой клад. Я находил его дважды», – скажет он о себе незадолго до смерти, вспоминая раскопки 2004 года на Гонур-Депе, где под его руководством были обнаружены золотые сосуды. Конечно, в этих словах была доля лукавства: самого Сарианиди загадка древней Маргианы увлекала намного сильнее, чем погоня за сокровищами.

Неутомимый учёный с международным именем, автор десятков публикаций и участник множества экспедиций, специалист по эпохе бронзы, в 1969 году Сарианиди был назначен соруководителем совместной советско-афганской археологической экспедиции.

По иронии судьбы, в первый же год работ Сарианиди заложил шурф на территории некрополя Тилля-Тепе («Золотой холм»), где спустя девять лет будет обнаружено бактрийское золото, но не нашёл ничего примечательного. Впоследствии он вспоминал, что шурф прошёл как раз между двумя захоронениями.

Предыстория раскопок на Тилля-Тепе 

В шестидесятых годах двадцатого века близ Шибергана было обнаружено крупное месторождение природного газа, и советские власти договорились с афганским руководством о его совместной разработке.

Как вспоминает учёный в своей научно-популярной книге «Афганистан: сокровища безымянных царей», раскопки начались с остатков города Емши-Тепе. Поскольку Сарианиди интересовался более древним периодом, он занялся исследованием одного из соседних холмов, которым и оказался Тилля-Тепе. Пробный шурф выявил несколько культурных слоёв, в том числе доантичного периода, и учёный был готов заниматься их исследованием дальше, однако в 1970 г. близ Шибиргана началась активная фаза строительства асфальтового шоссе, связывающего Кабул с северными провинциями Афганистана. Экспедиция Сарианиди, работавшая в том же районе, изо всех сил сдерживала строительные работы. Как выяснилось позже, активное вмешательство исследователей остановило экскаваторы в считанных метрах от захоронений, которые прославили Тилля-Тепе на весь мир.

В 1972 – 77 гг. раскопки комплекса продолжились, однако носили ограниченный характер. Учёными были исследованы обнажения, произведённые экскаваторами, обнаружены остатки кирпичной стены, керамика с ранее неизвестными мотивами в росписи. Далее раскопки на холме Тилля-Тепе были законсервированы и возобновились лишь в 1977 году, когда были обнаружены остатки монументальной оборонительной стены. Тем не менее, на выявление планировки и назначения здания уже не оставалось ни сил, ни времени. К тому же Министерство культуры Афганистана потребовало от учёных реставрации какого-либо религиозного сооружения в обмен на продолжение раскопок, что находилось за пределами возможностей экспедиции, даже если бы у учёных было такое намерение. Зимой 1977 г., вспоминает Сарианиди, экспедиция готовилась к полному прекращению работ на Тилля-Тепе. Однако в 1978 году в Афганистане произошла Апрельская революция, и новое руководство страны решило продолжить сотрудничество с советскими археологами.

Неожиданная находка

В конце 1978 года экспедиция продолжала раскопки Тилля-Тепе. Учёные установили контуры оборонительных стен и башен, которые, засыпанные землёй, образовали холм. В ноябре погода ухудшилась, проливные дожди могли остановить работы на целый день, так что 14 ноября Сарианиди отбыл в Кабул на Международный кушанский семинар, который открылся 15 ноября 1978 года. Именно в этот день советский археолог Зафар Закимов и его афганский коллега Абдул Хабиб Азами, наблюдая за раскопками, увидели в отвале первую золотую монету. 

Так было обнаружено первое захоронение в некрополе Тилля-Тепе. Однако уже 18 ноября было найдено второе, а затем, с кратчайшими интервалами, третье, четвёртое, пятое… До отбытия из Афганистана экспедиции оставалось немногим меньше двух месяцев. Переговоры с афганскими властями позволили продлить этот срок до первой недели февраля 1979 года, однако седьмое захоронение экспедиция Сарианиди оставила невскрытым (впоследствии оно было разграблено). Всего учёные обнаружили 21 618 предметов, в основном золотых и инкрустированных драгоценными камнями.

С результатами этой уникальной экспедиции можно ознакомиться в работе Сарианиди «Храм и некрополь Тиллятепе» (1989 г.). Согласно выводам учёного, развалины древнего города были использованы для тайного некрополя царской семьи, вероятнее всего, второго-третьего поколений кочевников, перед которыми пало Греко-Бактрийское царство. Скорее всего, захоронения производились в спешке, возможно, в ночное время. Это и позволило избежать разграбления могил, остававшихся нетронутыми на протяжении двух тысяч лет. Надмогильные сооружения отсутствовали, только над захоронением мужчины были найдены конский череп и несколько костей. Несмотря на плохую сохранность костей, часть из них также удалось законсервировать и даже переправить в Национальный музей Кабула.

Одно из захоронений было сильно нарушено грызунами: мелкие золотые предметы, вынесенные из него полевыми мышами, обнаруживались на расстоянии трёх и более метров от погребальной камеры. Возможно, именно случайно оказавшиеся на поверхности золотые бляшки и привели к тому, что местные жители назвали Тилля-Тепе «Золотым холмом».

Многослойные погребальные одеяния покойных были расшиты жемчугом и золотыми нитями. Учёные сумели зафиксировать положение бляшек и благодаря этому реконструировать одежду похороненных в Тилля-Тепе. Она оказалась сходной со многими ахеменидскими и сарматскими образцами, что также говорило в пользу теории о захоронении в Тилля-Тепе правящей семьи бывших кочевников. В могилах женщин находились косметические принадлежности – белила, сурьма, румяна, а также китайские и местные зеркала и индийский костяной гребень, сосуды косметического назначения и погребальные подношения.

Анализируя погребальные обряды кочевников Горного Алтая, а также обнаруженные в захоронениях массивные и тонко проработанные украшения, на которых человеческим фигурам, вероятно, придавались черты сходства с реальными правителями, Сарианиди приходит к выводу, что захоронение принадлежало азиатским скифам, названным в китайских хрониках юэчжи – смешанным европеоидам с примесью монголоидного типа.

В данной статье не представляется возможным дать подробный обзор даже самых значительных украшений, обнаруженных в захоронениях. Часть предметов имеет греко-бактрийское происхождение и использовалась кушанскими завоевателями вторично – геммы с тонкими изображениями быка и грифона, статуэтки с функционально неоправданными креплениями, которые, вероятно, входили в состав сложносоставной диадемы. Также были найдены римские и индийские монеты, уже упомянутые индийский гребень и китайские зеркала. Часть изделий, вероятно, была изготовлена на месте по западным образцам – перстни с эллинистическими изображениями Афины и Ники.

Но наиболее показательные и характерные изделия отражают смешение бактрийских, восточноиранских и даже индийских и китайских традиций. Таковы статуэтки «Афродит», выполненные по западным образцам, но имеющие совершенно другие пропорции и лица, чем греческие оригиналы; «амуры» с браслетами на руках и ногах; застёжка со сценой «священного брака»; обувные пряжки с изображениями китайских мандаринов в колесницах; вероятно, портретные подвески «государь с драконами»… Встречаются также изображения людей и дельфинов, женщины, сидящей на льве (вероятно, Кибелы или Анахиты), мотивы царя-драконоборца, восходящие к изображениям эпохи Ахеменидов. Однако многие изображения животных и фантастических существ с вывернутыми назад ногами имеют очевидное скифское влияние и сходны с сибирскими образами, как, например, волк с разветвлёнными рогами. И, как будто этого смешения недостаточно, на многих изображениях отмечено ориентальное влияние – лунарные символы, запятые, треугольные вставки на головах животных.

Сарианиди сопоставил символику обнаруженных украшений с т.н. Амударьинским кладом, с одной стороны, и с бактрийскими украшениями эпохи бронзы – с другой, и пришёл к выводу, что скифо-сарматское искусство испытало сильное влияние бактрийской мифологии и традиции. Более близкое по времени эллинистическое влияние оказалось не таким значительным, о чём свидетельствуют статичные позы, фронтально развёрнутые фигуры, схематичность изображения улыбок.

«Закономерен вопрос, чем объясняется столь низкий художественный уровень основного набора ювелирных изделий некрополя Тилля-Тепе? Думается, что главная причина кроется не в оскудении Бактрии талантливыми мастерами, а в эстетических запросах заказчиков. Вчерашние кочевники, они лишь поверхностно были знакомы с достижениями эллинистической и древневосточной культур. Художественные вкусы тех, кто получил реальную власть в результате удачных походов, были весьма примитивны. Их привлекало чисто варварское великолепие. На парадные одежды нашиты тысячи блестящих и шумящих подвесок, не оставляющих пустого, неорнаментированного места. Художественное совершенство всё больше отступает в сторону. Ценится лишь богатство вещи, свидетельством чему служат гладкие (ручные и ножные) литые браслеты и гривны, всё достоинство которых ограничивается солидным весом вложенных в них драгоценных металлов», – так живо и даже эмоционально Сарианиди описывает свои впечатления от эстетики уникального клада.

Исследование захоронений Тилля-Тепе 

Участники экспедиции работали в авральном режиме. Для того, чтобы успеть с пересдачей обнаруженных ценностей Национальному музею Кабула, Сарианиди пришлось пойти на риск и проводить сдачу многочисленных бляшек по упрощённой процедуре, полагаясь на честность участников раскопок. Несмотря на это, лишь один из участников работ попался на краже мелких предметов. Одна из двух обнаруженных корон, уже внесённых в регистрационный список, стоила учёному нескольких неприятных часов: он забыл, что поместил её в сейф, и не сразу смог разыскать её для сравнения со второй.

Экспедиции удалось продлить сроки раскопок до февраля. За неделю до отъезда было обнаружено седьмое захоронение, однако учёные оставили его нетронутым: для серьёзной работы с ним потребовалось бы около полутора месяцев, а просто забрать золотые предметы, утратив важнейшую информацию об их расположении, Сарианиди не смог.

В одном из интервью учёный упоминал, что отдельные предметы из этого захоронения (во всяком случае, очень похожие на обнаруженные в Тилля-Тепе) впоследствии всплывали в руках частных коллекционеров и антикваров.

8 февраля 1979 года археологи выехали в Мазари-Шариф с ящиками, наполненными золотом. Из-за плохой ситуации с безопасностью им пришлось задержаться там, пока власти не выделили небольшой самолёт для транспортировки ценностей. Сдача золотых находок, учитывая количество, происходила в немыслимо короткие сроки, учитывая, что каждое из двадцати тысяч изделий необходимо было взвесить, обмерить, сфотографировать и внести в каталог. Участники экспедиции прибыли в Москву с задержкой на два дня, однако этот результат можно считать большим успехом, учитывая масштабы находки. Сарианиди отмечал, что замминистра культуры Афганистана употребил всё своё влияние для того, чтобы облегчить и упростить передачу уникального клада афганской стороне. Впоследствии это породило неоправданные спекуляции о похищении части находок.

Второе обретение клада 

В 1980 году некоторые предметы из Тилля-Тепе экспонировались для публики, однако основная часть клада оставалась спрятанной в хранилищах музея. Неспокойная обстановка в стране заставляла всех неравнодушных опасаться за судьбу клада, приблизительная стоимость которого была оценена в 100 млн. долларов.

Некоторые экспонаты были выставлены в президентском дворце Арг во время правления президента Наджибуллы – чтобы иностранные дипломаты могли убедиться в том, что клад не утрачен. Выставка, однако, не была предназначена для посторонних и продлилась лишь один день.

В начале 90-х годов прошлого века Кабульский музей оказался в зоне ожесточённых боёв. Около 70% экспонатов из 100 тысяч (по данным инвентаризации 1979 г.) было разграблено. В 1993 году прямое попадание ракеты уничтожило крышу и верхний этаж музея. Здание превратилось в руины.  В 1996 году талибы захватили Кабул, и золото Бактрии надолго исчезло из поля зрения общественности, став предметом многочисленных слухов. Многие полагали, что клад был вывезен в СССР, или похищен Сарианиди, или разграблен и переплавлен боевиками, а вырученные средства пошли на финансирование «Талибана». Однако незадолго до этих трагических событий самые ценные экспонаты были распределены по трём убежищам.

Ключевую роль в спасении клада сыграл президент Мохаммад Наджибулла. Об этой истории повествует документальный фильм «Роль Наджибуллы в спасении Бактрийского золота», снятый афганским телеканалом «Толо».

В 1988 (по другим данным, 1989) году шесть сейфов с бактрийским золотом тайно перевезли в президентский дворец и спрятали в одном из подвальных хранилищ афганского Центробанка. Ключи от кабинета, спроектированного немецкими инженерами, получили семь человек, включая директора Национального музея Кабула. Для того, чтобы открыть комнату, требовались они все. Президент взял со всех участников операции расписку, что они откроют хранилище лишь в присутствии законного правителя Афганистана.

В 1992 – 1996 гг. Наджибулла, нашедший убежище в центральном офисе миссии ООН в Кабуле, хранил молчание о судьбе клада. 26 сентября 1996 года, когда боевики «Талибана» захватили Кабул, он отказался бежать из города, поверив обещаниям талибов сохранить ему жизнь. Как известно, в течение трёх часов после ареста Наджибуллу и его брата жестоко пытали, а затем застрелили. Так Мохаммад Наджибулла унёс тайну бактрийского золота с собой в могилу.

Впоследствии один из хранителей ключей, Амеруддин Аскарзай, рассказывал, что вскоре после захвата Кабула талибами в подвалы хранилища явилась делегация из десяти мулл. Под дулом пистолета он послушно открыл сейф с золотыми слитками – активами Центробанка стоимостью более 50 млн. долларов – но не обмолвился о том, что совсем рядом, за соседней дверью находятся бесценные предметы из Тилля-Тепе. Вместо этого они с другим хранителем, Наджибуллой Попалом, заявили, что там хранятся бесполезные для «Талибана» керамические изделия.

Для многих это было бы предельным героизмом, возможным в такой ситуации, но только не для Аскарзая. Позже он рассказывал: «Закрывая за ними двери, я подумал о том, что золото не принадлежит этим людям. Оно принадлежит народу Афганистана. И тогда я вставил свой ключ в замок и повернул в противоположную сторону. Ключ сломался, и его фрагмент заблокировал механизм». В следующий визит мулл он заявил, что замок заклинило.

На три с половиной месяца Аскарзай был брошен в тюрьму, где подвергался издевательствам и пыткам. Боевики требовали информации о том, есть ли во дворце ещё какое-нибудь золото. К счастью, талибы так и не узнали, что замок сломал именно он.
Как вспоминал этот мужественный человек, подлинные сокровища Афганистана спасло только невежество боевиков, для которых слова «золото Бактрии» были пустым звуком.

В 2001 году, перед бегством из Кабула, талибы снова предприняли попытку вскрыть хранилище, однако дверь устояла и перед попытками взлома, и даже перед динамитом. В конечном счёте, им пришлось удовольствоваться 6 млн. долларов, похищенными из Центробанка.

В 2004 году за проявленное мужество Амеруддин Аскарзай удостоился награды от правительства Нидерландов и получил денежное вознаграждение в размере 35 тыс. долларов – довольно скромное, учитывая то, какую потерю он сумел предотвратить.

Только в 2003 году,  после свержения талибов, новый министр иностранных дел Афганистана Абдулла Абдулла объявил ЮНЕСКО, что благодаря мужеству хранителей золото Бактрии осталось нетронутым. В мае 2004 года в Кабул пригласили его первооткрывателя, Виктора Сарианиди, который в присутствии международной комиссии торжественно подтвердил подлинность сокровищ.

«Первым из сейфа вытащили цветок, элемент большой короны, – вспоминал легендарный археолог. – Это было как встреча с близким человеком, которого ты не видел много лет и не знал, что с ним, жив он или умер. И наконец ты увидел: все-таки он живой, он здесь, он ждет тебя».

Эпилог

В 2006 году была организована выездная выставка «Афганистан. Скрытые сокровища», включающая более двухсот предметов из некрополя Тилля-Тепе. Благодаря поддержке США и ЮНЕСКО золото Бактрии смогли увидеть жители Парижа, Турина, Лондона, Нью-Йорка, Мельбурна, Вашингтона, Токио, Сеула, Стокгольма и других крупных городов мира. На момент написания данной статьи (октябрь 2016 года) выставка проходит в Национальном музее Кёнджу (бывшая столица Южной Кореи). За прошедшее десятилетие эта инициатива принесла Афганистану более 3 млн. долларов.

В 2015 году в прессе появилась информация о том, что выставка может пройти и в Эрмитаже, однако без указания конкретных сроков.

Выставку в Париже в 2006 году посетил и сам Сарианиди. Его имя было указано на афише мелким шрифтом, а о совместной советско-афганской экспедиции не говорилось ни слова.

После завершения мирового тура афганское правительство планирует выставить золото в новом музее, который будет построен в провинции Бамиан, неподалёку от уничтоженных талибами гигантских статуй Будды. Реализации этого амбициозного проекта, однако, может помешать сложная политико-экономическая ситуация в стране.

Виктор Иванович Сарианиди ушёл из жизни в возрасте 85 лет, в ночь с 22 на 23 декабря 2013 г., после тяжёлой болезни. Легендарный археолог, который тридцать пять лет добивался, чтобы выставка золота Бактрии прошла в России, так и не дождался осуществления своей мечты.

Культура

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
ДАНИШ Фахим
ТАРИН Мирвайс
САБИР Фахим
ЭБАДИ Сагар
ФЕНЕНКО Алексей
Все авторы