» Гератский диалог как фактор присутствия России в Афганистане

Опубликовано: 21.10.2016 11:15 Печать

Автор: Владимир ЕВСЕЕВ

Об авторе: Владимир Валерьевич Евсеев – заместитель директора Института стран СНГ. 

Афганская проблема вновь оказалась в центре внимания международного сообщества. Так, в середине октября 2016 г. правительственные силы Афганистана вновь установили контроль над г. Кундуз, центром одноименной провинции на севере страны. Этот город был освобожден от боевиков движения «Талибан» после девяти дней ожесточенных боев. Причем талибы одновременно действуют на несколько направления, хорошо координируя свои действия. Вначале были атакованы административные центры Кундуз, Таринкот и Лашкаргах, поэтому афганские силовики были вынуждены перебросить туда подкрепления. Воспользовавшись этой ситуацией, 11 октября талибы взяли под свой контроль большую часть Фараха — административного центра одноименной провинции, а также ряд населенных пунктов в ней.

Следует заметить, что это наступление талибов происходило в необычное для таких боевых действий время (ранее в их активности наблюдалась некоторая сезонность). Это может свидетельствовать о следующем. Во-первых, вооруженные отряды движение «Талибан» имеют тыловые базы внутри Афганистана, поэтому они могут не уходить, как прежде, для восстановления сил в Пакистан. Во-вторых, указанные населенные пункты были взяты практически без боя и осады в результате «договоренности» с местными гарнизонами. Так, 11 октября 2016 г. около 100 сотрудников полиции сдались талибам в Таринкоте, а в Лашкаргахе талибы фактически без боя дошли до центра города, и только там встретили сопротивление сил безопасности. Все это подтверждает низкий уровень боеспособности афганской армии и полиции. Помимо этого, афганская армия страдает от массового дезертирства, что носит сезонный характер. Это вынуждает Кабул использовать в реальных боевых операциях афганские элитные части спецназа, которые не успевают восстанавливать свой боевой потенциал. Как следствие, движение «Талибан» сейчас способно захватить две – три афганских провинции, но не может их удержать. Одна из причин этого состоит в неспособности талибов организовать повседневную жизнь в захваченных городах, поэтому их действия больше носят показательный характер.

Но это не исключает попыток мирного урегулирования. В частности, в конце сентября 2016 г. было подписано мирное соглашение между правительством Исламской Республики Афганистан и Исламской партией Афганистана (ИПА), которую возглавляет Гульбеддин Хекматияр родом из пуштунского племени гильзаев (последний из наиболее серьезных полевых командиров, его отряды частично перешли в афганскую армию и полицию, другие влились в движение «Талибан»). Нынешнее соглашение позволяет вернуться на политическую сцену лидеру ИПА Гульбеддину Хекматияру после десятилетия добровольной политической ссылки. Последнее позволило сохранить жизнь себе и своим близким.

В соответствии с подписанным соглашением Гульбеддин Хекматьяр получает иммунитет за «все политические и военные акты». Афганское правительство берет на себя обязательство по удалению его имени из различного рода террористических списков (США, ООН). Это позволит Гульбеддину Хекматьяру воссоздать свою партию (даже сейчас эта партия в целом имеет 35 представителей во влиятельном национальном парламенте), которая, по мнению кабульских экспертов, станет основной политической силой внутри страны, а Гульбеддин Хекматьяр – реальным кандидатом на пост президента страны. Однако усиление позиций пуштунов внутри Афганистана может привести к усилению их противостояния с таджиками и другими национальными меньшинствами (прежде всего, узбеками и хазарейцами).

В таких условиях 14 – 15 октября с.г. в г. Герат Афганский институт стратегических исследований провел международную конференцию «Насилие и политический порядок» в рамках V Гератского диалога в сфере безопасности. В ней приняли участие около 120 участников из Афганистана, представительства ООН, США, Китая, Индии, Пакистана, Великобритании, Египта, Ирана, России, Таджикистана, Турции и Франции. О высоком статусе данной конференции свидетельствует тот факт, что ее открыли губернатор провинции Герат Мохаммад Асеф Рахими и Рагин Дадфар Спанта, ранее министр иностранных дел Афганистана, сейчас председатель Наблюдательного совета Афганского института стратегических исследований.

С афганской стороны в конференции участвовали: директор департамента стратегических разработок Совета безопасности страны Ариан Шарифи, заместитель министра иностранных дел Насир Ахмад Андиша, заместитель министра информации и культуры Можган Мостафави, заместитель министра образования Сардар Мохаммад Рахими, мэр Герата Фархад Нияйеш, директор Академии наук Афганистана Рафиуллах Ниязи, члены национального парламента, руководители силовых структур и другие официальные лица. На уровне послов в Афганистане были представлены: Индия, Китай, Турция и Франция. Представительство на уровне заместителя министра иностранных дел обеспечил Иран.

Достаточно многочисленные делегации представили Индия и Пакистан, это позволило сразу после проведения конференции провести раздельные афганско-пакистанские и афганско-индийские консультации. При этом в качестве неформального лидера пакистанской делегации выступил Асад Дуррани, ранее руководитель Межведомственной разведки Пакистана. Скорее всего, консультации с пакистанской стороны вел генеральный консул Пакистана в Герате Бахт Байдар Хан.

В ходе конференции пакистанская сторона подвергалась постоянным нападкам, как страна – спонсор терроризма. Это осуществлялось как местными экспертами, так и некоторыми зарубежными представителями. Особенно жесткую антипакистанскую позицию представила Бруно Тертрайз, старший научный сотрудник Института стратегических исследований (Франция).

Индийскую сторону на консультациях возглавил посол Индии в Пакистане Манпрет Вохра. В состав индийской делегации также вошли генеральный консул в Герате Джайдип  и генерал-майор (в отставке) Б.К. Шарма, заместитель директора института объединенной службы. Всего Индию представляли 8 чел.

Российское посольство в Афганистане проявило некоторую пассивность, вообще уклонившись от участия в этой конференции. Конечно, это обусловлено проблемами безопасности, но это не должно исключать активной работы в стране пребывания. Особенно учитывая, что РФ фактически не присутствует ни в политическом, ни даже в информационном поле Афганистана. Так, работа российского новостного агентства Sputnik в рассматриваемой стране ведется недостаточно профессионально, без учета местной специфики и привлечения местных экспертов и политических деятелей.

В составе российской делегации было всего два участника. Но даже это позволило поднять флаг РФ при открытии этой конференции, как факт российского присутствия в Афганистане. Это является важным для национальных интересов РФ.

В своем выступлении губернатор провинции Герат Мохаммад Асеф Рахими обратил внимание на транзитный потенциал этих территорий, который позволяет развивать сотрудничество, как минимум с Ираном и Туркменистаном. Серьезные возможности имеются для производства электроэнергии. Достаточно много в провинции различного рода образовательных учреждений. Но бизнес не столь активен, в том числе из-за проблем в сфере безопасности.

Наиболее фундаментальным было выступление господина Спанты, ранее министра иностранных дел Афганистана. Не занимая ныне государственный пост, он мог выступить с критикой, хотя и достаточно умеренной, политики США в Афганистане. В частности, он охарактеризовал США как страну с непредсказуемой военной силой, которая вынуждена обращать все большее внимание на Азиатско-Тихоокеанский регион для сдерживания Китая. По его мнению, США уже не могут регулировать глобальные процессы, и они теряют экономическое и военное доминирование. Пекин, со своей стороны, чувствуя свою уязвимость, вынужден наращивать потенциал военно-морского флота и создавать военные базы. Как следствие, в Афганистане возникает китайско-американское противостояние на фоне кризисов на Украине, Йемене, Ираке, Сирии, Сомали и Ливии. В связи с этим Афганистан оказался в эпицентре борьбы с терроризмом. Это требует создания новой системы мирового порядка.

В кулуарах конференции официальные лица из Кабула постарались дистанцироваться от критики США за провальную политику в Афганистане. Одновременно они старались смягчить афгано-пакистанские противоречия.

Впервые в V Гератском диалоге в сфере безопасности приняли участие талибы. Так, в сессии, посвященной стабильности, законности и будущему демократии выступил Абдул Салам Заиф, ранее посол движения «Талибан» в Пакистане. В 2002 г. он был выдан американцам в Исламабаде и четыре года провел в тюрьме на военно-морской базе США в Гуантанамо (Куба). Сейчас проживает в Кабуле и принадлежит к умеренной части движения «Талибан». Примечательно, что Абдул Салам Заиф позитивно относится к русским и ненавидит американцев.

В ходе своих выступлений представители американской стороны отмечали роль США в укреплении национальных вооруженных сил и правоохранительных органов. Конечно, они несут существенные потери, но, по мнению американцев, это неизбежно при обучении в условиях войны с международным терроризмом. При этом Вашингтон продолжит политику по обучению афганских силовиков.

В ходе рассматриваемой конференции высокую активность проявили представительницы афганского общества. В частности, они неоднократно поднимали проблемы насилия внутри семьи, гендерного равенства и соблюдения прав человека. По их мнению, в Афганистане не меньшую проблему представляет и политическое насилие, в том числе по национальному признаку. И стране нужно намного больше справедливости.

Как считали французские представители, проблему насилия в Афганистане можно решить только с помощью демократии (достаточно спорный тезис). При этом Франция является второй целью для радикальной организации «Исламское государство» после США. Именно поэтому во Франции так много происходит террористических актов.  Одновременно французы отмечали, что с радикалами нельзя договориться. И если раньше их радикалы ехали в Ирак или Сирию, то теперь они воюют у себя дома.

В Китае считают, что безопасности в Афганистане тесно связана с безопасностью их страны, в первую очередь в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Однако Пекин не может обеспечить безопасность в этой стране в одиночку, это можно сделать лишь сообща.

Российский представитель принял участие в сессии о новой архитектуре системы региональной безопасности. Эту сессию вел заместитель министра иностранных дел Насир Ахмад Андиша. Вместе с ним в качестве докладчиков выступили бывший глава Ай-эс-ай Асад Дуррани, генерал-лейтенант (в отставке) Пракаш Каточ из Индии,, а также по представитель Центра стратегических исследований (Иран) и Американского университета (Афганистан).

В своем выступлении российский представитель предложил создать новую систему безопасности в Афганистане на внеблоковой основе в формате российско-китайского сотрудничества с вовлечением других внешнеполитических игроков (Ирана, Индии, США, Пакистана и Турции). Очевидно, что у России недостаточно ресурсов, чтобы самостоятельно решать афганскую проблему. Но и деятельность Китая в этой стране часто ассоциируется с Пакистаном. При этом следует учитывать, что уровень российско-индийского сотрудничества намного выше, чем аналогичный уровень взаимодействия Москвы и Исламабада. Поэтому такой формат урегулирования афганской проблемы является достаточно сбалансированным.

В настоящее время США удерживают в орбите своего влияния афганское правительство на основе, во-первых, ежегодного выделения Кабулу 5 млрд долл. в качестве безвозмездной помощи. В дальнейшем такая помощь будет постепенно замещать финансовой помощью со стороны ЕС и других западных государств (ЕС планирует ежегодно выделять Правительству Афганистана порядка 1,2 млрд евро вплоть до 2020 г.). Во-вторых, это авиационная поддержка действия афганской армии. Именно поэтому, например, Вашингтон всячески препятствует ремонту на территории страны боевых и военно-транспортных вертолетов советского производства.

Китай вполне мог бы заместить западную финансовую помощь Афганистану, но после некоторой стабилизации ситуации в этой стране. Так, в 2008 г. было подписано соглашение о разработке месторождения меди «Айнак» китайской государственной компанией Metallurgical Corporation of China. Оно предполагало инвестиции в размере 3 млрд долл. Другая сделка была заключена в 2011 г. с китайской компанией China National Petroleum Corp на 700 млн долл. о добыче нефти в бассейне реки Амударья. Китайские компании заплатили афганскому правительству за обеспечение охраны двух крупных месторождений. Однако Кабул не выполнил свои обязательства, а талибы потребовали финансовых средств за обеспечение безопасности со своей стороны. Как следствие, китайцы приостановили реализацию указанных проектов.

Очевидно, что новая система безопасности в Афганистане может быть создана на базе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этому способствуют то обстоятельство, что в 2017 г. Индия и Пакистан, скорее всего, станут полноценными членами ШОС, а Афганистан и Иран являются наблюдателем в этой организации. В качестве партнера ШОС по диалогу выступает Турция.

Как уже указывалось, в настоящее время присутствие РФ в Афганистане носит ограниченный характер, что не отвечает российским национальным интересам. В связи с этим предлагается следующее.

1. Существенно активизировать работу в Афганистане российского посольства. Это может включать участие его представителей во всех крупных мероприятиях (особенно международного уровня) в стране пребывания, а также организацию мероприятий на территории посольства с привлечением известных афганских политических деятелей, экспертов, журналистов и представителей неправительственных организаций. Последнее, в частности, широко практикуют американцы.

2. Начать консультации с окружением Гульбеддина Хекматияра, включая его спецпредставителя — Мохаммад Амина Карими и сына — Хабиба ур-Рахмана.

3. Рассмотреть вопрос об открытии в Герате генерального консульства РФ. В настоящее время там такие представительства имеют Индия, Иран, Пакистан, Туркменистан и США (носит номинальный характер, в реальности консульские услуги не оказывает). Готовится к открытию генеральное консульство Турции в Герате.

Сейчас в этой провинции проживает до 4 млн чел. (после Кабула одна из самых многочисленных провинций с политически активным населением). Наиболее много в этой провинции проживает таджиков. Причем там относительно безопасно, а серьезное присутствие Ирана позволяет установить тесное двустороннее сотрудничество (особенно важно на начальном этапе деятельности российского генконсульства). Кроме того, в провинции Герат находится американская авиабаза «Шинданд», вторая по величине после Баграма.

В целом, отношение к России в провинции Герат нейтральное, что при активной работе российского генконсульства и соответствующей информационной поддержке может быть изменено на позитивное.

4. Существенно расширить российское присутствие в СМИ, учитывая местные особенности. Так,  в сельской местности, как правило, отсутствуют Интернет и ТВ-вещание, поэтому там основную ставку нужно сделать на радио. В афганских же городах внимание следует уделять телевиденью и газетам.

5. Предоставить квоту для обучения афганских экспертов в российских высших учебных заведениях.

6. С помощью Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова следует возобновить пресс-туры в Россию афганских журналистов и экспертов (в первую очередь, в Москву и Казань).

7. Регулярно принимать активное участие в работе Гератского диалога в сфере безопасности и Диалога «Афганистан – Центральная Азия», которые ежегодно проводятся Афганским институтом стратегических исследований.

Таким образом, российское присутствие в Афганистане является явно недостаточным. В таких условиях нашей стране крайне трудно сдерживать такие нетрадиционные афганские вызовы и угрозы, как терроризм, радикальный ислам и незаконный оборот наркотиков в отношении стратегически важных для нас государств Центральной Азии. Поэтому целесообразно в качестве первого этапа начать проникновение в эту страну за счет активизации экономического сотрудничества, оказания гуманитарной помощи и развития контактов в области культуры. Одновременно возможно укрепить отношения с местной элитой, учитывая то обстоятельство, что подавляющее большинство ее молодых представителей получили западное образование. Не менее важно и военно-техническое (ограниченное военное сотрудничество) путем, например, оказания помощи в восстановлении вертолетного парка страны. Только на базе этого в перспективе станет возможным урегулирования афганского кризиса на основе российско-китайского взаимодействия с привлечением других внешнеполитических игроков, причем на внеблоковой основе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Россия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОНДРАТЬЕВ Алексей
ДУБНОВ Аркадий
ХАНОВА Наталия
КОНАРОВСКИЙ Михаил
САРХАД Зухал
ИСКАНДАРОВ Косимшо
Все авторы