» АКЦЕНТЫ НЕДЕЛИ: Политический процесс в Афганистане 5 – 11 сентября 2016 года

Опубликовано: 12.09.2016 08:46 Печать

Афганская армия

1.Бои в провинции Урузган. Главным военно-политическим событием минувшей недели в Афганистане стала наступательная операция Талибана в южной провинции Урузган, проходившая с 5 по 9 сентября. Талибы в течение нескольких дней концентрировали свои силы в различных уездах провинции. В понедельник 5 сентября отряды Талибана, численностью, по разным данным, от 500 до 1200 человек, сразу с трех сторон начали наступление на столицу Урузгана – город Таринкот. Наши военные источники в Кандагаре сообщают, что один отряд талибов атаковал Найчин – район Таринкота – со стороны Мехрабада, второй отряд боевиков наступал со стороны Гарам Аба на аэропорт, а третий отряд талибов со стороны Какарака атаковал северные районы Таринкота. Бои за провинциальный центр носили ожесточенный характер (особенно в районе аэропорта, городского базара и тюрьмы). В результате к 8 сентября боевики Талибана взяли под контроль большую часть Таринкота, уничтожив и захватив в плен более 20 (по другим данным – несколько десятков) афганских солдат и полицейских, а также оружие и боеприпасы афганских силовиков. Лишь после отправки в Урузган специального подразделения МВД Афганистана из Кандагара, которым командовал шеф кандагарской полиции генерал Абдул Разак, афганским властям удалось переломить ситуацию. В итоге к 10 сентября талибы были выбиты из Таринкота, частично рассеяны, частично блокированы в пригородах урузганской столицы, где бои продолжаются до сих пор. Урузганская операция Талибана, по оценкам кабульских военных экспертов, стала в этом году самой удачной для боевиков. Впервые ими был захвачен административный центр провинции Урузган. Примечательно, что в качестве главной цели талибы избрали на этот раз провинциальный центр в Южном Афганистане (до сих пор они угрожали подобного рода операциями Кундузу и некоторым другим городам в Северном Афганистане). Урузганская операция показала также способность военного командования Талибана обеспечивать быструю концентрацию сил сразу в нескольких местах одновременно, с последующим нанесением основных (Таринкот) и отвлекающих ударов (в последнем случае речь идет об уезде Гиро соседней с Урузганом провинции Газни, где более 300 боевики провели атакующую операцию, одновременно с наступлением их соратников на Таринкот). По оценкам афганских экспертов, сегодня провинции Урузган и Газни продолжают оставаться наиболее проблемными с точки зрения обеспечения безопасности. В частности, 4 уезда в провинции Урузган находятся под угрозой захвата талибами.

Ссылки по теме

2.Усиление позиций генерала Абдула Разака. События минувшей недели в Урузгане выявили ключевую роль начальника полиции провинции Кандагар генерала Абдула Разака в обеспечении безопасности в Южном Афганистане. Генерал Разак и ранее демонстрировал особые успехи в борьбе с талибами, в том числе, за счет жестокого отношения к противнику (шеф кандагарской полиции в свое время отдал приказ подчиненным не брать в плен боевиков Талибана и уничтожать их на месте). Некоторые военные эксперты называют Абдула Разака «афганским Кадыровым», отмечая не только молодость, но и «технологическое» сходство методов шефа кандагарской полиции и главы Чечни в борьбе с повстанцами. Сегодня, когда Талибан демонстрирует готовность активизировать наступательные операции в Южном Афганистане, роль кандагарского управления МВД и его руководителя заметно возрастают. Генерал Разак и его полицейские превращаются, фактически, в региональный спецназ центрального правительства, который берет на себя функции «пожарной команды» в борьбе с талибами в южных и юго-западных провинциях Афганистана. Следует отметить, что несколько месяцев назад генерал Разак уже успешно руководил сопротивлением отрядам Талибана в провинции Гельманд. После сентябрьских боев в Урузгане есть основания полагать, что в дальнейшем шеф кандагарской полиции будет продолжать наращивать политическое влияние в Южном Афганистане, а также в Кабуле. Сегодня кабинет президента Ашрафа Гани все еще демонстрирует неспособность организовать эффективную систему поддержания безопасности в провинциях страны. Это означает, что успех в практической борьбе с талибами в значительной мере зависит от профессионализма местных силовиков, среди которых генерал Разак остается самой эффективной фигурой.

3.Взрыв у здания Министерства обороны Афганистана в Кабуле. В понедельник 5 сентября у офиса афганского военного ведомства в Кабуле был организован теракт, жертвами которого оказались около 100 человек. Ответственность за взрывы (один из которых был осуществлен террористом-смертником) взяло на себя движение Талибан. Часть военных экспертов видит за взрывами 5 сентября руку пакистанских военных кругов, использующих для атак на объекты госвласти в афганской столице боевиков сети Хаккани. Другие аналитики считают атаку на Минобороны местью талибов за успешные контртеррористические операции в Северном Афганистане, не позволившие боевикам повторить взятие города Кундуза. Следует отметить, что терактам 5 сентября предшествовали успешные операции афганской армии в провинциях Пактия (входит в зону влияния сети Хаккани) и Кундуз. В результате этих операций под контроль центрального правительства перешел уезд Джанихейль (Пактика), до этого больше недели находившийся под контролем Талибана. Во время упорных боев в Джанихейле талибы потеряли убитыми сразу пять полевых командиров сети Хаккани. Одновременно силами Афганской национальной армии (АНА) был освобожден от талибов уезд Калай-и-Зал (провинция Кундуз), который находился под контролем боевиков около месяца. Поэтому можно считать вполне убедительной версию терактов 5 сентября – как мести талибов афганским военным за слишком успешные действия в Пактии и Кундузе. Несомненно, что взрывы у здания Минобороны являются акцией устрашения офицеров АНА, а также афганского руководства, которое в последнее время демонстрирует стремление выстроить стратегическое партнерство с Индией. Есть также основания полагать, что организаторы терактов 5 сентября планировали не одну атаку в Кабуле. За несколько дней до этого афганские силовики задержали в столице страны группу смертников-талибов в составе четырех человек. Примечательно, что эти террористы использовали особую систему внешних сигналов: на теле одного из боевиков были обнаружены татуировки, одна из которых служила опознавательным знаком для других повстанцев, а вторая обозначала его статус смертника. Пока афганские силовики затрудняются объяснить, с чем связано появление специфических татуировок-сигналов у задержанных смертников (до сих пор столь изысканных опознавательных приемов среди талибов не фиксировалось).

4.Талибан пытается перезагрузить свой имидж. На минувшей неделе во время боев в провинции Урузган лидеры Талибана реализовали две резонансных имиджевых акции, целью которых, очевидно, является репутационная корректировка повстанческого движения. Сначала 7-8 сентября «комиссия по призыву и наставлению» Талибана распространила обращение к государственным служащим в провинции Урузган. В этом обращении содержалось обещание «всеобщей амнистии» всем военным и гражданским чиновникам, которые прекратят сопротивление талибам. Представители боевиков заявили, что будут считать своими братьями всех, сложивших оружие военнослужащих АНА и полицейских. Талибы пообещали гарантировать жизнь, защиту имущества, чести и достоинства всем военным и гражданским служащим, которые порвут с центральным правительством в Кабуле и откажутся сотрудничать с иностранными военными. Второй имиджевой акцией Талибана стало обращение 10 сентября лидера повстанцев маулави Хайбатуллы Ахундзада к верующим по случаю праздника жертвоприношения Ид аль-Адха. В этом обращении лидер талибов потребовал от своих сторонников вести себя доброжелательно с мирными гражданами, избегать жертв среди гражданского населения при проведении боевых операций, защищать значимые для общества объекты инфраструктуры, обеспечить справедливость и безопасность в районах, находящихся под контролем боевиков. Маулави Хайбатулла обратился также к государственным служащим в «оккупированных районах» с призывом обратить внимание на обеспечение справедливого правления, на поддержку религиозного и общего образования, на оказание медицинских услуг населению, на ремонт больниц, дорог и мостов, на обеспечение населения питьевой водой и т.д. Лидер талибов потребовал пресекать действия тех, кто будет «заниматься вредительством». Ахундзада также, фактически, подтвердил тезис из урузганского обращения талибов к тем госслужащим, которые порвут отношения с «коррумпированным кабульским правительством», пообещав в этом случае свою защиту и покровительство. По оценкам экспертов, эти два политических демарша руководства Талибана имеют несколько целей. Во-первых, перезагрузка экстремистского и террористического имиджа талибов, придание ему «человеческого лица». Во-вторых, ослабление готовности к сопротивлению у военных и гражданских чиновников. Обращения лидеров Талибана прозвучали в период острого правительственного кризиса в Кабуле, который нанес очень сильный репутационный урон президенту Ашрафу Гани. На фоне потери эффективности центрального правительства, усиления конфликтов в руководстве страны, ухудшении ситуации с безопасностью Талибан пытается легализовать созданную им параллельную систему управления в стране, демонстрируя «государственный инстинкт», готовность брать на себя ответственность за жизни соотечественников, не разделяя их по этническому и религиозному признаку. Представляется, что пока эти рекламные акции талибов не принесут им немедленного позитивного результата. Однако, если центральное правительство во главе с Ашрафом Гани не сможет преодолеть внутренний кризис и добиться консолидации, не повысит эффективность армии и полиции, не продемонстрирует реальные результаты системных реформ, то последующие имиджевые демарши лидеров Талибана будут восприниматься со все большим интересом не только обывателями, уставшими от войны, но и местными чиновниками, оказавшимися заложниками внутренних разногласий кабульских политиков.

5.В Кунаре открыли фронт против «Исламского государства». В ночь с 6 на 7 сентября в восточной провинции Кунар афганскими силовиками была проведена первая боевая операция против террористической организации «Исламское государство» (ИГИЛ). До сих пор АНА и полиция страны проводили боевые операции против ИГИЛ в соседней провинции Нангархар, где боевики «Исламского государства» на протяжении года контролируют несколько уездов (прежде всего, Ачин и Кот). Проведение первой боевой операции в Кунаре, да еще и с применением военной авиации, эксперты расценили как признак укрепления позиций ИГИЛ в Восточном Афганистане. «Очевидно, что сугубо полицейскими методами проблему ИГИЛ в Кунаре решить не удалось», — констатировал один из кабульских военных аналитиков. Судя по боевым действиям 6-7 сентября в Кунаре, пока афганские силовики намерены сосредоточиться на уничтожении инфраструктуры ИГИЛ в уезде Шигал (там находится подпольная база террористов и лагерь подготовки боевиков). Как следует из официальных данных, итоги первой боевой операции АНА довольно скромные (убиты 8 террористов, включая командира группировки, еще 15 боевиков ранены). Афганские эксперты подчеркивают, что в Кунаре сегодня ищут укрытия боевые группы ИГИЛ, мигрирующие из провинции Нангархар, где силовой прессинг со стороны национальной армии и полиции, а также ВВС США и НАТО довольно силен. Если кунарские базы террористов не будут своевременно уничтожены, то тогда боевые группы «Исламского государства» смогут укрепиться уже не в одной, а, как минимум, в двух провинциях Восточного Афганистана. Следует также отметить вероятную угрозу превращения уезда Шигал в новую долгосрочную проблему для афганских силовиков. Это связано не только с попытками ИГИЛ закрепиться здесь, но и с активизацией местных талибов. Несколько дней назад боевики Талибана в уезде Шигал готовили нападение на ряд контрольных пунктов АНА и МВД Афганистана. Благодаря агентурной и воздушной разведке попытка нападения была предотвращена – ВВС Афганистана нанесли несколько ударов по скоплениям талибов, в результате чего были убиты 23 боевика, ранено 15. Однако военные аналитики считают весьма вероятной новый всплеск активности со стороны талибов и боевиков ИГИЛ в уезде Шигал.

6.США готовятся к увеличению своего воинского контингента в Афганистане. Вашингтон начал подготовку общественного мнения к предстоящему возвращению в Афганистан. Афганские СМИ на минувшей неделе активно цитировали заявление американского генерала Джона Аллена, командовавшего миссией НАТО в Афганистане в 2011-2013 годах, посвященное стратегии США в Афганистане.  По мнению генерала Аллена, следует прекратить вывод американских войск из Афганистана и начать более активно участвовать в боевых операциях на территории этой страны. Аллен назвал «слишком поспешными» сроки вывода войск США из Афганистана, и заявил, что в свете новых угроз со стороны талибов и ИГИЛ, следует расширить полномочия американских войск, а возможно, увеличить масштабы военного присутствия в Афганистане (Аллен, например, предложил расширить авиационную поддержку операций афганских сил). Учитывая, что генерал Аллен является активным сторонников кандидата в президенты США Хиллари Клинтон, его рекомендации могут оказаться элементом подготовки общественного мнения к вероятному возвращению американской армии в Афганистане в случае победы на президентских выборах демократического кандидата. Заявления генерала Аллена прозвучали практически одновременно с сообщениями Пентагона о направлении в Афганистан 1400 десантников из 3-й бригадной тактической группы 101-й воздушно-десантной дивизии. Отправка американских парашютистов в Афганистан проходит в рамках кадровой ротации, уже известно, что десантники будут принимать непосредственное участие в контртеррористических операциях на афганской земле.

7.Железнодорожная дипломатия Пекина в Афганистане. В минувший вторник 6 сентября в афганский торговый порт Хайратон в северной провинции Балх прибыл первый товарный поезд из Китая. Перегон по железной дороге протяженностью 7,5 тыс. километров, в том числе по территориям Казахстана и Узбекистана, занял две недели. По сообщениям СМИ, первый эшелон состоял из 100 контейнеров с различными товарами, общей стоимостью около 4 млн. долларов. Проход первого товарного состава из Китая означает начало включения Афганистана в приоритетный для Пекина экономический проект «Нового шелкового пути». Выступавший на церемонии встречи первого эшелона посол Китая в Афганистане Яо Цзин заявил о приверженности КНР «идее развития Шелкового пути» и интеграции в него региональных экономик, в том числе афганской. Включение Афганистана в систему китайского железнодорожного транзита кабульские эксперты рассматривают как еще один инструмент политики «мягкой силы» Пекина в регионе. По их мнению, следует ожидать дальнейшего усиления китайского влияния в Кабуле.

8.Ашраф Гани пригрозил санкциями Исламабаду. На минувшей неделе президент Афганистана Ашраф Гани заявил о возможном запрете транзита пакистанских товаров через территорию Афганистана в Центральную Азию. В ходе встречи со специальным представителем Великобритании по Афганистану и Пакистану Оуэном Дженкинсом, Гани сказал, что такого рода санкции могут быть приняты, если Пакистан закроет пограничный пункт Вагах, обеспечивающий доступ Афганистана в Индию. По мнению кабульских экспертов, жесткое предупреждение афганского президента в адрес Исламабада может быть связано не только с желанием поддержать афганских бизнесменов, заинтересованных в торговле с Индией, а также афганских граждан, нуждающихся в медицинских услугах индийских врачей. «В середине сентября ожидается официальный визит президента Гани в Нью-Дели. В ходе этого визита будут подписаны важные договоренности между Афганистаном и Индией в военно-технической сфере. Возможно, жесткая риторика в отношении Исламабада призвана создать максимально комфортный фон для успешного ведения афгано-индийских переговоров», — предположил один из кабульских экспертов.  В свою очередь Пакистан пытается сегодня убедить Кабул в своем стремлении учитывать афганские интересы. Так, 10 сентября на заседании пакистанского правительства под председательством Наваза Шарифа было принято решение продлить до 17 марта 2017 года срок пребывания на территории Пакистана зарегистрированным афганским беженцам. Впрочем, вряд ли это решение помешает достижению афгано-индийских договоренностей в военной сфере. На пользу союзу Кабула и Нью-Дели идут и претензии Вашингтона в адрес Исламабада. Так, 6 сентября представитель Госдепартамента США Марк Тонер заявил, что Пакистану следует приложить усилия для борьбы с терроризмом в целях стабилизации ситуации в Афганистане и регионе. Тонер подчеркнул, что Вашингтон как сторона, заинтересованная в региональной стабильности, «ожидает от Исламабада конкретных усилий по борьбе с общими врагами».

9.Лондон интересуется ситуацией в Кабуле. Британские представители на минувшей неделе демонстрировали повышенное внимание к афганским делам. Сразу два влиятельных английских чиновника встретились в Кабуле с руководителями афганского государства и ведущими политиками страны. Со специальным представителем Великобритании по Афганистану и Пакистану Оуэном Дженкинсом президент Ашраф Гани обсудил проблемы в отношениях с Пакистаном. С главой афганского государства, а также с руководителем исполнительной власти доктором Абдуллой Абдуллой встретился также новый министр международного развития Соединенного Королевства Рори Стюарт. В ходе переговоров в Кабуле Стюарт обсудил перспективы проведения конференции в Брюсселе, на которой будут обсуждаться вопросы экономического развития и государственных реформ в Афганистане. Рори Стюарт заверил афганских лидеров в долговременной поддержке со стороны Великобритании, «в том числе в плане политического содействия и помощи в сфере развития». По мнению кабульских экспертов, нынешний британский интерес к ситуации в Кабуле связан, во-первых, с продолжающимся кризисом «правительства национального единства», во-вторых, с нарастающей напряженностью в афгано-пакистанских отношениях, и, в-третьих, с приходом на пост министра международного развития Рори Стюарта. «Именно это министерство является основным оператором британской помощи Афганистану, поэтому логично, что его глава прибыл лично в Кабул, чтобы познакомится с руководителями страны и составить личное впечатление о ситуации», — заметил один из афганских экспертов.

10.«Афганский зверинец» Тегерана. На минувшей неделе обозначилась перспектива серьезного скандала в афгано-иранских отношениях. Как сообщило Министерство по делам беженцев Афганистана, в иранском городе Шираз местная полиция поместила в клетки и выставила на всеобщее обозрение афганских мигрантов, задержанных по подозрению в торговле наркотиками и алкогольными напитками. Унизительная акция иранских силовиков вызвала широкий резонанс в афганском общественном мнении. Афганские власти жестко осудили поступок иранских полицейских, назвав его оскорблением человеческого достоинства и нарушением международных конвенций.

Аналитическая группа «АКЦЕНТЫ». 

Акценты Безопасность

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КАЗАНЦЕВ Андрей
КОСТЫРЯ Анатолий
САРХАД Зухал
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
САБИР Фахим
МОХАММАД Дауд
Все авторы