» Шахнаваз Танай: Доктор Наджиб стал жертвой своих собственных ошибок

Опубликовано: 26.08.2016 15:06 Печать

Справка от Афганистан.Ру: Шахнаваз Танай родился в 1950 году в округе Танай провинции Хост. Военному делу он обучался в Кабуле и Москве. Танаю было суждено получить репутацию одного из самых опытных генералов-«халькистов» НДПА, но высокая оценка его заслуг сочетается с весьма скандальной известностью. По  собственному признанию генерала, он пришел во власть в то время, когда был убит первый президент Афганистана Дауд-Хан, и активно участвовал в борьбе против соратников бывшего президента. Генерал Танай также был организатором неудачного путча, направленного на свержение правительства Наджибуллы. Однако в настоящее время он утверждает, что это событие не являлось путчем, и что заговор против него готовил сам доктор Наджиб. В настоящее время Танай по-прежнему высказывает жесткую критику в адрес доктора Наджибуллы и прочих лидеров парчамского крыла НДПА.

Период правления Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), сыгравший важную роль в истории страны, по-прежнему является предметом активного обсуждения и неоднозначных оценок историков и политологов. Вопрос о том, почему партии не удалось преодолеть кризис и сохранить свою власть, остаётся актуальным для её приверженцев. В эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» генерал Шахнаваз Танай, выдающийся государственный деятель и революционер, представил свой взгляд на проблемы внутри НДПА, ошибки в политике Наджибуллы и своей попытке свергнуть последнего президента Демократической республики Афганистан.

Афганистан.Ру: Господин генерал, спасибо за то, что Вы согласились на это интервью. Вы сыграли важную роль в определенном периоде истории Афганистана. Некоторые представители вашего политического движения сейчас выражают несогласие с политическими и административными методами НДПА, утверждая, что причиной того, что партии не удалось остаться на политической сцене, послужили ее ошибки в этой области. В качестве первого вопроса хотелось бы узнать Ваше мнение в этой связи.

Ш.Т.: Благодарю за предоставленную мне возможность дать интервью. При всей сложности этого исторического события, Апрельская революция занимает особое место в истории Афганистана. Что касается НДПА, то тремя основными причинами поражения этой партии можно вкратце назвать следующие:

Прежде всего, когда внутренние и внешние оппозиционеры осознали, что Апрельская революция принесла с собой изменения, не отвечающие их интересам, они начали борьбу с революцией и ее достижениями и сделали все, чтобы не позволить этим достижениям принести реальные плоды в Афганистане. В результате Апрельская революция столкнулась с проблемами и в конечном счете потерпела поражение.

Вторая причина состояла в противоречиях внутри самой НДПА. Несмотря на то, что члены партии не имели разногласий политического, мировоззренческого и идеологического характера, а также с точки зрения понимания задач, они не смогли договориться в вопросах предпочтений и разделения политической власти. Поэтому в НДПА не возникло того органического единства, которое было присуще Апрельской революции.

Третья причина – это присутствие советской армии в Афганистане. Советские войска были поспешно введены в Афганистан, и в то время члены НДПА также совершили немало ошибок.

В результате этих трех причин революционные мероприятия и преимущества демократической системы не смогли достичь своей конечной цели.

Афганистан.Ру: Господин генерал, Ваш ответ подводит нас к теме разногласий между фракциями «Хальк» и «Парчам». Недавно один из членов руководящего совета НДПА подверг жесткой критике «халькистское» крыло партии, выразив мнение, что НДПА не смогла достичь ранее заявленных справедливых целей из-за излишнего максимализма и ошибочных политических методов фракции. Что Вы думаете об этом?

Ш.Т.: Каждый, кто участвует в политическом движении и занимает какой-либо пост, имеет собственные взгляды на это движение. Но если говорить беспристрастно, то оба крыла партии – и «Парчам», и «Хальк» – допустили немало ошибок. Их неопытность нанесла большой вред Апрельской революции.

Афганистан.Ру: В наше время все бывшие члены НДПА критикуют действия своей партии, рассуждая о допущенных ей ошибках. Почему внутри партии превалирует критическая оценка ее деятельности? Не являлась ли ошибкой, собственно говоря, сама Апрельская революция?

Ш.Т.: Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к периоду, предшествовавшему президентству Дауда. Накануне Апрельской революции страна столкнулась с множеством внутренних и внешних проблем. Результатом тех событий стало то, что президент Дауд поторопился разделаться с демократической партией. За день до революции, 26 апреля, я был взят под наблюдение в крепости Бала-Хиссар в Кабуле, где я в то время был командиром гарнизона. Поэтому через день, когда началась революция, я принял в ней активное участие. Должен сказать, что генерал Дауд вынудил НДПА начать Апрельскую революцию. Чтобы сохранить свое существование, НДПА, особенно, фракция «Хальк» была вынуждена защищаться и начала восстание. То есть эта революция была нам навязана и произошла преждевременно, поскольку для нее не были подготовлены ни объективные, ни субъективные условия. Тем не менее, Апрельская революция осуществлялась в интересах афганского народа, так как преследовала чистые цели и была направлена на поддержку беднейших слоев населения. Но, к сожалению, почва для этой революции не была подготовлена, и потому она не принесла желаемых результатов. Во время Апрельской революции происходили события, характерные для любых революций во всем мире.

Афганистан.Ру: Вы упомянули о своем участии в этом перевороте. В чем конкретно заключалась Ваша роль в тех событиях? Участвовали ли Вы в нападении на президента и захвате других государственных органов?

Ш.Т.: Да, без сомнения. Накануне, несмотря на должность командира первого батальона коммандос, я был взят Дауд-Ханом под усиленное наблюдение, поскольку являлся членом НДПА. Это послужило причиной нашего восстания. Прежде всего, мы пришли на кабульскую радиостанцию. Затем, направляемые лидерами НДПА, атаковали президентский дворец. В три часа утра поступил приказ о нападении на президента. Вместе со своими коммандос я вошел во дворец через восточные ворота. К 6 часам были взяты президентский дворец Арг, дворцы Гульхана, Саламхана и Дилькоша. Президентская охрана сдалась.

Афганистан.Ру: Господин Танай, многие критикуют убийство Сардара Дауда и членов его семьи и убеждены, что можно было не убивать президента Дауда и его домочадцев и осуществить бескровный переворот. Что Вы думаете об этом?

Ш.Т.: Вы правы. Руководство партии также распорядилось не убивать Дауда и его семью. Поэтому, когда коммандос из Бала-Хиссара вошли в Арг, они выстроились перед дворцом Гульхана. Безоружные солдаты отдали честь и попросили президента проследовать за ними. Однако тот не согласился, и по солдатам был открыт огонь из немецких автоматов. Один из солдат, хазареец по имени Мохаммад Али, был убит, а офицер коммандос Имамуддин – ранен. Коммандос были вынуждены защищаться, и в результате президент Дауд-Хан и его семья были уничтожены.

Афганистан.Ру: Государственная система, сформировавшаяся после прихода к власти НДПА, оказалась непрочной. Некоторые видят причину этой неустойчивости в разногласиях, существовавших в руководстве партии. Что, на Ваш взгляд, послужило предпосылкой скорого распада партийной системы НДПА – недостаток единства в руководстве или же отсутствие единой программы и повестки дня у членов партии?

Ш.Т.: Ранее я уже упоминал об отсутствии должной подготовки в объективном и субъективном плане. Нам были навязаны политические изменения. Несмотря на то, что НДПА в идеологическом и идейном смысле была единой партией, ее политические кадры и руководящие органы отличались молодостью и неопытностью. Из-за этого в ходе революционного процесса был сделан ряд ошибок. Также были допущены просчеты со стороны местных правоохранительных и административных органов в провинциях.

Но основной причиной стала борьба за власть. В особенности это касалось отношений между фракциями «Парчам» и «Хальк». Между ними не существовало необходимого согласия и единства. Внутренние конфликты вкупе с внешними проблемами поставили Апрельскую революцию перед лицом огромного кризиса. Против Апрельской революции в Афганистане различными методами воевали 120 стран мира.

Существовали большие проблемы внутри самой партии. Дело доходило до того, что члены НДПА расправлялись друг с другом посредством убийств. Поэтому партии не удалось достичь своих целей.

Афганистан.Ру: В своих прежних выступлениях Вы критически отозвались о вмешательстве Советского Союза в дела Афганистана в 80-е годы прошлого века. Что, по Вашему мнению, послужило причиной этого вмешательства?

Ш.Т.: Исторический опыт показывает, что Афганистан всегда имел большое значение для бывшего Советского Союза и нынешней России. Для российской стороны Афганистан обладает стратегической значимостью и ценностью. Кроме того, бывший Советский Союз не испытывал доверия к Хафизулле Амину. Шурави опасались его проамериканской программы. Для Советского Союза было неприемлемым наличие по соседству с ним подобного правительства, поэтому ЦК КПСС принял решение о военном вмешательстве в Афганистан. Советский Союз вошел в Афганистан, преследуя свои государственные и геополитические цели, и привез с собой некоторых партийных деятелей НДПА, которые в то время жили в Москве. После вхождения советских вооруженных сил в Афганистан наша страна превратилась в арену соперничества между Востоком и Западом.

Афганистан.Ру: Кого именно из партийных деятелей Советская армия привезла с собой в Кабул из Москвы?

Ш.Т.: Это очевидно для любого жителя Афганистана. Основными фигурами были Бабрак Кармаль, доктор Наджиб, Аслам Ватанджар и Саид Мохаммад Гулябзой. Эти деятели принадлежали к обеим фракциям НДПА.

Афганистан.Ру: Вы были организатором неудачного переворота, имевшего целью свержение доктора Наджибуллы. Что побудило Вас выступить против главы государства?

Ш.Т.: Доктор Наджиб сделал весьма много ошибок. Однако я никогда не готовил переворота против революции и нашего режима. Наджиб сам совершил переворот. Это ясно для всех и для истории. Помимо этого, как на Востоке, так и на Западе имелось немало международных планов, направленных на изменение политического строя и истории Афганистана. Людей, которые были достойными революционерами и защищали революционный режим, подавляли внутри самой НДПА и убивали руками моджахедов. Это был национальный и международный заговор. В то время доктор Наджибулла этого не понимал. Я говорил ему, что в результате допущенных им ошибок погибнет и он сам, и НДПА. Я предупреждал, что это приведет к уничтожению демократического строя. Но он меня не слушал. Сейчас сама история доказала, что доктор Наджиб своими ошибками и просчетами привел к гибели Апрельской революции. Я не совершал переворота – это доктор Наджиб устроил переворот против меня.

Афганистан.Ру: Господин Танай, Вы хотите сказать, что доктор Наджиб сам совершил переворот? Но в то время он был президентом, а Вы – одним из генералов!

Ш.Т.: Простите, уже из того, что Вы сказали, следует, что я не был обычным генералом. Вообще-то я занимал пост министра обороны страны и одновременно являлся заместителем главнокомандущего Вооруженными силами страны, то есть президента. Кроме того, я был членом НДПА, и у меня в партии было больше сторонников, чем у доктора Наджиба.

Афганистан.Ру: Господин генерал, не могли бы Вы пояснить, каким образом доктор Наджиб организовал переворот против самого себя или против Вас?

Ш.Т.: Нужно назвать вещи своими именами. Большинство членов НДПА были «халькистами», и я также принадлежал к крылу «Хальк». Революцию совершили «халькисты», и свою революцию они решительно защищали. Поэтому доктор Наджиб боялся и армии, и самой партии. При помощи СССР Наджиб сместил Бабрака Кармаля, который был лидером «парчамистов». Доктор Наджиб не желал усиления крыла «Хальк». Он был готов пойти на перемирие с моджахедами, но не был готов примириться ни с собственным лидером Бабраком Кармалем, ни с нами, «халькистами». Он не пожелал работать со мной. Он спровоцировал переворот из страха перед армией Афганистана и привел к гибели всю страну, включая самого себя.

Афганистан.Ру: Когда доктор Наджиб совершал, как Вы утверждаете, переворот против Вас, как Вы реагировали на это?

Ш.Т.: Я защищался.

Афганистан.Ру: Каким образом Вы защищались?

Ш.Т.: Я защищал себя во дворце Дар-уль-Аман. В то время был министром обороны Афганистана. Поскольку мои солдаты воевали, а Наджиба поддерживали Советский Союз и КГБ, я из соображений необходимости, а также руководствуясь принципами ведения боевых действий, покинул Кабул на вертолете и отступил в пакистанский Пешавар. До 2003 года я находился в Пакистане.

Афганистан.Ру: Вы упоминали об ошибках доктора Наджибуллы. В чём, с Вашей точки зрения, состояли главные из этих ошибок?

Ш.Т.: Он не опирался на партию. Он выступал против большинства в партии и правительстве. Доктор Наджиб находился в оппозиции к большинству членов НДПА. Сторонников доктора Наджиба в НДПА можно было пересчитать по пальцам. Большинство «парчамистов» поддерживало Бабрака Кармаля. Вместо того, чтобы опираться на армию, доктор Наджиб искал защиты среди своих товарищей, многие из которых впоследствии восстали против него. Одной из причин поражения стали его же друзья. Своей кадровой политикой он отдал крылу «Хальк» только 20% мест в руководстве партии, тогда как «халькисты» составляли 60% членов НДПА. В руководство армии Афганистана также не было назначено ни одного «халькиста», из тех, что были предложены министром обороны страны. Все армейские командиры были ставленниками Наджибуллы. Впрочем, и они не были верны доктору Наджибу, и я неоднократно говорил ему об этом.

Афганистан.Ру: Говоря о Ваших разногласиях с доктором Наджибом, можно ли сказать, что они касались прежде всего партийной и политической линии, или же носили преимущественно личный характер?

Ш.Т.: У этих разногласий было много причин. Первая состояла в том, что я принадлежал к крылу «Хальк», а Наджибулла был «парчамистом». Я был революционером, а ему был свойственен контрреволюционный дух. Некоторые «парчамисты» до сих пор позволяют себе антиреволюционные высказывания. Они работали ради личных интересов и до конца заботились лишь о том, чтобы остаться у власти, пока насильно не были выдворены со сцены. Наджиб в основном опирался на КГБ СССР и службу государственной безопасности Афганистана (ХАД), а не на афганский народ. Впоследствии, как вы сами видели, те же КГБ и ХАД выступили против Наджиба. Наджиб был слабым лидером, но хорошим оратором и пропагандистом. Он не покидал президентского дворца, и поэтому армия его также не защитила. Когда его свергали, армия не произвела ни единого выстрела в его защиту. Он постоянно говорил о перевороте, который готовят «халькисты», особенно Танай (то есть я), тогда как переворот готовил сам Наджиб, а также его товарищи-«парчамисты» против него самого.

Афганистан.Ру: Вы неоднократно упомянули о серьезных противоречиях между «Хальком» и «Парчамом». Какие идеологические и программные разногласия существовали между этими двумя крылами НДПА? Что превратило «халькистов» и «парчамистов» в непримиримых противников?

Ш.Т.: Надо сказать, что с идейной, идеологической, политической и программной точки зрения между двумя этими крылами не было никаких различий, за исключением отдельных незначительных моментов. Большинство «халькистов» были бедными людьми. «Парчамисты» экономически жили более благополучно и были горожанами. С точки зрения пристрастий между ними также не было больших различий. Основные разногласия возникали по вопросу раздела политической власти.

Афганистан.Ру: Какая из фракций НДПА – «Хальк» или «Парчам» – больше симпатизировала Советскому Союзу?

Ш.Т.: Более тесные связи и отношения с Советским Союзом были у «парчамистов».

Афганистан.Ру: В конце 80-х годов НДПА преобразовалась в партию «Ватан». Какова была причина этого переименования и какие люди сыграли ключевую роль в этом процессе?

Ш.Т.: В то время, когда я находился в стране, и в период присутствия в Афганистане советской армии название партии оставалось неизменным. Спустя годы доктор Наджиб сменил название партии, однако в то время меня уже не было в Афганистане.

Афганистан.Ру: Ранее вы подвергали критике современную риторику «парчамистов», очевидно, имея в виду высказывания заместителя генерального секретаря партии «Ватан» Фарида Маздака. В интервью Афганистан.Ру он заявил, что этой партии, несмотря на демократические лозунги, были свойственны весьма закрытые, по сути антидемократические программы. Что Вы думаете об этом?

Ш.Т.: В этом состояла одна из ошибок доктора Наджиба. Я говорил о необходимости проводить честную кадровую политику и полагаться на тех людей, которые будут вести себя ответственно. Я говорил Наджибу: «Назначай своих «парчамистов», но только лучших из них». Доктор Наджиб расчитывал на генералов, которые впоследствии восстали против него самого. Я хочу спросить у тех людей, которые критикуют нашу партию, – если партия была такой плохой, почему вы стали ее членами? Если вы ошиблись, то это ваша вина. Почему, когда они были министрами и генералами, их все устраивало, а сейчас, лишенные своих постов, они позволяют себе злословить в адрес партии? Я вновь подчеркиваю: я всегда называю хорошее хорошим, а плохое плохим. Но такого, чтобы все было плохим, не было. Люди, которые сейчас критикуют партию, избрали неверный путь. В те времена, когда они вступали в партию, они, разумеется, были молодыми и юными и ничего не понимали. Но это не имеет никакого отношения к программам партии. Это собственные ошибки этих людей.

 Афганистан.Ру: Спасибо, господин Танай.

Беседу вел Джамшид Амири

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

МЕНДКОВИЧ Никита
ПАНФИЛОВА Виктория
ДАНИШ Фахим
САБИР Фахим
ДУБНОВ Аркадий
ЭБАДИ Сагар
Все авторы